Типография Мичуринск-Тамбов

Сегодня

Четверг, 29 июня 2017
vkontakte twitter facebook

Прощание славянки

Номер газеты: 
17
Дата публикации: 
25.04.2012
Популярность марша «Прощание славянки» давно перешагнула границы России.
   Популярность марша «Прощание славянки» давно перешагнула границы России. Его знают и любят в Европе, он известен в Америке, исполняется в Японии и… в Африке. Его неувядающий мотив занял достойное место в списке самых известных произведений духовой музыки, уступая разве что только «Траурному маршу» Шопена и «Свадебному…» Мендельсона.
   Именно благодаря «Прощанию славянки» имя его автора оказалось навечно вписанным золотыми буквами в скрижали мировой музыкальной культуры и военно-дирижерского искусства.

 
   Василий Иванович Агапкин…
   Он родился 3 февраля 1884 года в селе Михайловское Рязанской губернии в семье крестьянина-батрака. Рано потерял мать и отца. Семилетний мальчик вместе с братьями и сестрами вынужден был просить подаяние. Случайная встреча с военными музыкантами резко изменила его жизнь. Капельмейстер батальонного оркестра разглядел в маленьком оборванце замечательные способности к музыке, и 10-летнего Агапкина зачислили учеником в духовой оркестр Царевского резервного батальона Астраханского пехотного полка.
   Годы учебы, старание и талант сделали свое дело: 15-летний Вася Агапкин был признан лучшим солистом-корнетистом полка – случай редчайший!
   …Шло время. Во время действительной службы на Кавказе, помимо любимого  корнет-а-пистона, Агапкин освоил и полюбил, как потом окажется – на всю жизнь, новый инструмент – трубу. Превосходные навыки игры, абсолютный слух требовали, как говорят ученые мужи, соответствующей теоретической базы. Поэтому по окончании срока действительной службы, в декабре 1909 года, трубач Агапкин отправился в далекий и незнакомый губернский город Тамбов, где имелось известное в стране  музыкальное училище, в которое он мечтал поступить.
   Во всем Тамбове в ту пору имелось два любительских духовых оркестрика – в вольнопожарной дружине и мужской гимназии.
   12 января 1910 года Агапкина зачислили  штаб-трубачом квартировавшего в Тамбове 7-го запасного кавалерийского полка. Такое место при штабе доверялось только отличному музыканту, безупречно владеющему инструментом как в пешем строю, так и в седле, назубок знающему боевые сигналы.
   Как одержимый, готовился Василий Иванович к поступлению в училище, и осенью 1911 года его приняли в класс медных духовых инструментов, который вел уважаемый в городе педагог Федор Михайлович Кадичев. Под руководством своего наставника Агапкин осваивал азы дирижерского искусства в обществе полезных развлечений при вагонных мастерских Тамбова.
 
   РОЖДЕНИЕ  МАРША
   Октябрь 1912 года всколыхнул Тамбов недоброй вестью – началась 1-я Балканская война. Агапкин не находил себе места. Как и его сослуживцы, он буквально бредил героизмом «братушек-болгар». В штабе полка, на улице, в керосиновой лавке – всюду он что-то напевал себе под нос. Переполнявшие его чувства никак не находили выражения в звуках. Совершенно ясно было одно – рождался марш. Но мелодия ускользала – лишенная нарочитой бравурности, она по замыслу автора должна была стать символом щедрости славянского сердца, выражением единого патриотического порыва. Но однажды вечером Агапкин бросился к распахнутому роялю…
«Слушайте все!»
   …Рожденный на тихой Гимназической улочке в Тамбове марш «Прощание славянки» моментально завладел сердцами россиян. Редкая, счастливая судьба!
   Не успел прозвучать марш Агапкина на полковом смотре, а «Тамбовская электрическая типография» уже отпечатала сотни экземпляров его нот.
На обложке первой нотной книжечки напечатан рисунок неизвестного художника: горы, отряд солдат и молодая славянская девушка, провожающая воина в далекий путь. Под рисунком слова: «Прощание славянки» - новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам».
   …Ежесезонно, за определенную плату, оркестр 7-го запасного кавалерийского полка выступал на открытой эстраде в саду тамбовского купеческого Собрания. Танцев не было, играли исключительно «для слуха». Особенно популярны были два вальса – «На сопках Маньчжурии» Шатрова и «Над волнами» Розова. Но заканчивал свое выступление оркестр всегда одинаково: дирижер, гордо приподняв голову, вскидывал свою палочку, и над тихой Цной взлетали звуки марша «Прощание славянки».
 
   КРАСНЫЙ  ДИРИЖЕР
   После победы революции 17-го года военный капельмейстер Василий Агапкин добровольцем ушел в Красную Армию. Его направили на Западный фронт в 1-й Красный гусарский полк. Эта необычная воинская часть формировалась из солдат и офицеров царской армии. Талантливый музыкант, знающий толк в маршах, пришелся в ней «ко двору» - какие же гусары без оркестра?
   …Под его марши красные гусары прошли сотни огненных верст, обороняя от немцев и белополяков Гродно, Барановичи, Минск и другие белорусские города. Особой любовью и уважением конников пользовалась, конечно же, «Славянка»! Тем более что популярную мелодию – редкий счастливый случай! – музыканты исполняли вместе с автором.
   Боевые действия заканчивались, и Агапкину не терпелось вернуться к чистому творчеству. Он настойчиво искал музыкально одаренных бойцов, терпеливо учил их. В служебной аттестации, подписанной комбатом Тулуповым, говорится, что «добровольно поступивший на должность батальонного капельмейстера В.И. Агапкин отлично справился со специальным заданием командования. В пятимесячный срок он организовал студию для обучения искусству духовой музыки красноармейцев».
   На первом послевоенном смотре военных духовых оркестров Тамбовского гарнизона музыканты Агапкина завоевали первое место.
   Добрая молва о замечательном коллективе быстро докатилась до столицы. Решение высокого начальства не заставило себя долго ждать. «В субботу 5 августа 1922 года состоялся прощальный бенефис оркестра 27-го батальона ОГПУ… Дирижер и оркестр вызываются в Москву, - писала губернская газета «Тамбовская правда». - …Начиная с ротозеев-мальчишек и кончая «самоуглубленной старостию» - все были поклонниками Агапкина и его дисциплинированного оркестра…»
 
   МОСКВА… ПАРАД 7 НОЯБРЯ 41-ГО
   …Музыкальная Москва любила оркестр Агапкина, особенно за блестящие концерты в старинном саду «Эрмитаж». Очередной концерт был назначен на воскресенье 22 июня 1941 года. Но встреча оркестра с публикой не состоялась – москвичи стояли в длинных очередях в военные комиссариаты. Началась война…
   Получившего звание военного интенданта 1-го ранга В.И. Агапкина назначили начальником духовых оркестров отдельной мотострелковой дивизии имени Дзержинского. На этом посту он пробыл совсем недолго, но этот короткий отрезок оставит в жизни музыканта незабываемый след. Именно ему, старейшине капельмейстерского корпуса страны было поручено дирижировать сводным оркестром на параде войск в Москве на Красной площади 7 ноября 1941 года.
   В ночь накануне парада Москву накрыла пурга с обильным снегопадом. У инструментов замерзли вентили. Басы пришлось укрывать полами шинелей, а вентили отогревать руками. Василию Ивановичу казалось, что сердце у него вот-вот остановится…
   Куранты на Спасской башне пробили восемь раз. В эфир понеслись слова Юрия Левитана: «Внимание! Внимание! Говорят все радиостанции Советского Союза…»
   Как хорошо отлаженный музыкальный механизм, оркестр Агапкина исполнил «Встречный марш», сигнал «Слушайте все!», «Интернационал»…
   Чеканя шаг, шли и шли по Красной площади войска: части 2-й Московской и 322-й Ивановской стрелковых дивизий, дивизии имени Дзержинского, моряки, рабочие ополченцы…  И, ни на секунду не умолкая, играл оркестр. Мощно и красиво звучали над площадью марш «Парад» Чернецкого, старинный русский марш «Герой». 
   Агапкин был подобен каменному изваянию – только руки двигались в такт музыке. И это «великое стояние» едва не закончилось большой неприятностью. 
   Вот как он сам рассказал об этом в своих воспоминаниях: «…Пора мне сходить с подставки. Хотел сделать первый шаг, а ноги не идут – сапоги примерзли к помосту. Я попытался шагнуть более решительно, но подставка затряслась  и пошатнулась. Ну, думаю, беда! Сейчас упаду! И не могу выговорить ни слова, так как губы замерзли и не шевелятся…»
   Подбежавшие помощники с трудом сняли смертельно замерзшего дирижера с подставки, а хлынувшие на Красную площадь эскадроны конницы встретила стремительная и веселая мелодия «Кавалерийская рысь».
   …Многое повидала за пять веков существования эта площадь. Но не было и, вероятно, не будет в ее истории события, подобного этому параду. С ее брусчатки, вытесанной из синеватого камня Онежского озера, через медные трубы полковых оркестров ступили защитники столицы прямо в смертное пламя сражений, изумляя мир беспримерным мужеством и героизмом.
   Многое было и в жизни солдата-композитора Василия Агапкина – блистающие уездной роскошью бенефисы и не менее блистательные выступления на полковых смотрах, Победный парад 45-го и особенно любимые мастером музыкальные вечера в саду «Эрмитаж»… Но до последних дней помнил он эти мгновения – парада 41-го…
   Умер Василий Иванович Агапкин 29 октября 1964 года, оставив в наследство десятки замечательных мелодий, которые и сегодня в чести у любителей духовой музыки, и подарив миру свой главный шедевр – «Славянку»…
 
   ГИМН ТАМБОВЩИНЫ
   О нем пишутся книги, ему посвящаются стихотворения, его исполняют более чем в двадцати художественных фильмах. Вспомним «Белорусский вокзал», «Летят журавли»... В последнем есть сцена проводов добровольцев на фронт, которая, по мнению киноведов, вошла в историю мирового кино, как одесская лестница из «Потемкина», как «психическая атака» из «Чапаева». Зрителям запомнилось то многолюдье у школьного двора, где собрались добровольцы. Вдоль решетки мечется главная героиня фильма Вероника, ведь именно где-то здесь, в колонне, ее Борис. Напряжение нарастает с каждой секундой, героиня в отчаянии. И вдруг оркестр грянул «Прощание славянки», ворота широко распахнулись. А под звуки бессмертного марша по обеим сторонам улицы, вместе с движущейся колонной добровольцев, с криками и плачем, махая платками и шапками, бегут и бегут провожающие...
   В чем же таинство и огромная сила воздействия на людей этой музыки, почему она заставляет трепетать душу, задался вопросом поэт Владимир Лазарев. И сам же ответил: «Думается, потому, что она выражает красоту и нежность, щедрость и отзывчивость русского сердца».
   В мае 2002 года мелодия марша «Прощание славянки» стала официальным гимном Тамбовской области, а в 2004 году к нему был написан текст.
Рубрики: 

Добавить комментарий

Главное

Лента новостей

Наверх