Сегодня

Среда, 15 августа 2018
vkontakte twitter facebook ok

Не нужен мне берег турецкий…

Номер газеты: 
24
Дата публикации: 
13.06.2012

     В последнее время стало модным уединяться с природой - чистой, почти девственной, не отложившей на себе следы пребывания человека. Горожане уже не так стремятся попасть на экзотические современные курорты. Многие из них, пресыщенные светским отдыхом, едут в глубинку, где цивилизация еще не успела одеть в гранит чистые реки и закатать в душный асфальт проселочные дороги. Туда, где живут простые, не избалованные люди, привычные к работе на земле.
     Вот и в нашем районе почти в каждое село летом съезжаются дачники: из Тамбова, Москвы, Сыктывкара, Мурманска и других городов. Кроме того, огромное количество отдыхающих из разных городов России размещает санаторий «Инжавинский».
     Собственно говоря, нам есть, что показать гостям Инжавинского района - уникальные места и достопримечательности объединены несколькими экскурсионными экологическими маршрутами, которые проводят сотрудники отдела экологического просвещения государственного заповедника «Воронинский». Такая деятельность заповедника способствует накоплению необходимых знаний школьниками, привитию им экологической культуры. Наравне с детьми взрослые заново учатся чувствовать и понимать природу, ее особенности, взаимосвязь с человеком. И, конечно же, такое общение на лоне заповедной природы дает возможность расслабиться и отдохнуть душой и телом.

     В заповеднике разработаны три таких маршрута: один - непосредственно по его территории и два - в охранной зоне. Мы планируем рассказать вам о каждом их них. Итак, первое наше мини-путешествие пройдет по маршруту «Инжавино - Барская гора».

Инжавино

     Собираясь на экскурсию, чувствовала, что меня охватывает какое-то неуловимое ощущение грандиозности происходящего. Я ждала чего-то необычного, тем более, что на Барской горе ни разу не бывала.
     Рассказ экскурсовода (заместителя директора заповедника по экопросвещению Александра Егорова) начался сразу, как только мы тронулись в путь.
     - Указом Петра Первого от августа 1705 года в нашем крае было отведено на поселение около тысячи десятин земли. С момента возникновения и до конца 19 века село называлось Никольское - Инжавенье тож. Существовало две версии происхождения названия села. Первая наиболее проста и логична: село стояло на речке Ржавка. Отсюда и название - «Ржавино», «Ржавенье», которое впоследствии и приобрело современное звучание. Вторая версия более романтичная, хотя и маловероятна, - повествует рассказчик. - Во времена становления Московской Руси здесь располагались стрельцы, во главе которых стоял воевода скандинавского происхождения Инжа, служивший у Московского царя. В переводе его имя означает «гостеприимный». При нем были срублены первые четыре избы, положившие начало селению, которое стало называться Инжавином.
     Экскурсовод предложил нам посмотреть направо. Проезжая мимо маслобойного завода, узнали, что основан он был в 1910 году. Сейчас это одно из предприятий района, крепко «стоящих на ногах».
     Мы движемся по самой длинной улице поселка - Карла Маркса. Ее протяженность - несколько километров. За жилыми домами прекрасно видна Лысая гора, находящаяся на правом берегу реки Ворона. Да и сам правый берег повсюду представляет собой возвышенности, с которых прекрасно обозревается местность на несколько десятков километров.
     - Раньше село состояло из нескольких участков. По одному из них - Волхонке - мы сейчас едем, - продолжает Александр Егоров. - Она начинается от маслозавода и заканчивается у АЗС. В 18 веке эта часть села отошла от князей Волхонских к президенту Вотчиной коллегии Михаилу Куприяновичу Лунину, деду знаменитого декабриста, владельцу более двух сотен крепостных крестьян.
     В середине улицы до сих пор сохранилось старое здание, сейчас в нем магазин, который в народе называют «Волхонским».
     Как мы узнали из рассказа об Инжавине, село располагалось с восточной стороны большой дороги из Кирсанова в Борисоглебск. Этот тракт представлял собой грунтовую дорогу, которую регулярно разравнивали и обрабатывали так, чтобы не было ям и ухабов. А в пределах населенных пунктов, в частности, в Кирсанове и Инжавине, он представлял собой булыжную мостовую. В Инжавине он был вымощен камнем-песчаником, который встречается здесь повсеместно. Краем дороги селились люди. Теперь можно понять, почему улица Карла Маркса такая длинная.
     Наиболее населенной частью села была Углянка. Предполагают, что она - самая древняя часть поселка. Об этом говорит ее расположение в наиболее высокой части села. С этого места хорошо видны окрестности (прибавим к этому важное стратегическое значение), тем более, что несколько веков назад Ворона была естественной границей между Московским государством и владениями татаро-монгол. Неотъемлемой частью села была большая площадь, периодически становившаяся местом праздничных ярмарок, народных гуляний и кулачных боев.
Заканчивается самая длинная улица Инжавина. Проезжаем массивную вывеску, сообщающую нам, что поселку 306 лет со дня образования... Этой осенью прибавится еще один год и цифру сменят на «7».
     Серая лента дороги спускается вниз и скрывается за поворотом. Мы оказываемся в пойме маленькой реки Ржавка. Она начинается возле поселка Землянский и заканчивается близ Инжавино, впадая в Ворону. Протяженность ее извилистого и неширокого, не больше двух метров, русла растягивается более чем на 20 километров. Местность здесь немного заболоченная, поэтому наших предков заселяли сюда в принудительном порядке, то есть ущемляли права населения. Отсюда произошло название части Инжавина - Щемиловка. Здесь заканчивается улица Карла Маркса.
     Чуть дальше проходит граница между Инжавином и Семеновкой.
 

Семеновка

      Гид не знает отдыха и со знанием дела рассказывает о мелькающих за окнами машины родных просторах.
     Название этого села связано с именем первопоселенца - помещика Семена. Это старинное село развивалось как торговое, так как стояло на тракте Кирсанов - Борисоглебск. Оно считалось частично крепостным. В 18 веке здесь селились помещики, наделяемые землей, и крестьяне-однодворцы, которым давали небольшие участки земли.
     - Обратите внимание, - заинтриговал наш экскурсовод, - справа мы видим уникальную ивовую рощу Тамбовской области, которая находится в пойме реки Ржавка. Здесь на небольшом луге растет ива-ветла - один из многих видов ивовых. Этой роще более ста лет и уникальна она тем, что известна во многих европейских странах. Этому способствовала одна из работ Мстислава Добужинского. Во время одного из своих приездов к матери художник отобразил рощу на холсте. Сейчас этот шедевр находится в одном из музеев Лондона.
     Сама роща ныне в плачевном состоянии. Причин тому несколько. И война сороковых - вырубались деревья для фронта, и варварское отношение человека к природе. Ведь это дерево издавна широко используется в самых разных отраслях народного хозяйства. Например, как источник древесины для изготовления пластических масс и текстильного волокна, как строительный и топливный материал, в целлюлозно-бумажном и химическом производствах. А кора многих видов ив издавна используется в кожевенной промышленности как прекрасный естественный дубитель. Кроме того, ива используется как лекарственное растение. Из ее коры добывают салицин, настои, а отвары применяют при дизентерии, туберкулезе, ревматизме, воспалении слизистой оболочки желудка и кишечника, а порошком излечивают раны и нарывы.
     Из путешествия мы довольно много узнали о свойствах обычных ивовых деревьев, о которых раньше даже и не представляли…
 

* * *

     Поворот на Паревку. Теперь на нашем пути обозначился ручей с оригинальным названием… Безымянный. Экскурсовод подробно рассказывает об огромной колонии грачей, ежегодно облюбовывающих здесь высокие ветви ив. В колонии бывает от нескольких десятков до нескольких сотен гнезд. Птицы сооружают их из сучьев, выстилая сухой травой или шерстью. Каждой весной грачи достраивают старые гнезда, от этого они достигают иногда более одного метра в высоту. Ученые выяснили, что грачи могут жить до 20 лет.
     Впереди показался поселок Михинский, где когда-то находилось родовое поместье помещика Михина, отчима Мстислава Добужинского. Он владел 60 десятинами земли (по современным меркам чуть больше шестидесяти гектаров - ред.). При въезде в имение стояли два вековых тополя, сегодня остался только один, второй несколько лет назад засох. Многочисленные насаждения сирени также свидетельствуют о том, что на этих территориях когда-то располагались помещичьи усадьбы…
 

* * *

     Машина едет без остановок. За окном меняются картинки, продолжает свой рассказ и экскурсовод. Вот перед нами раскинулось живописное плато. Слева от нас, в долине реки Ржавка, расположилась небольшая деревня Рубцовка. Ее название связано с тем, что дома там складывались из рубленого дерева. Сто лет назад в деревеньке числилось 68 крестьянских дворов с населением около пятисот человек…
     Въезжаем в село Якутино. Несколько десятков лет назад оно располагалось на берегу небольшого пруда под Мухановской горой. Там была земля небогатого помещика Якутина. Он выделил для своих крестьян небольшой участок земли. Дома стояли очень близко друг к другу, а люди жили бедно, сараи делали из плетня и обмазывали глиной.
     - В один из летних жарких дней, - рассказывает Александр Егоров, - в селении случился пожар, из-за того что дети развели костер, чтобы испечь яйца. Искры полетели на крышу сарая. За несколько минут огонь охватил всю деревню. Буквально за час у крестьян сгорело все: дома, одежда, обувь, запасы продуктов и фуража. На помощь погорельцам пришли жители из соседних деревень. Они взяли к себе на ночлег детей, принесли ужин и кое-какую домашнюю утварь. На первое время было решено делать землянки, чтобы укрыться от дождя и зноя. Но в таком жилище невозможно было зимовать. Надо было строить дома. Общими силами стали возводить новую деревню, так как одной семье поставить дом было не под силу. Решили так: все будут строить один дом, и пока он будет «ничейным». Когда все дома будут готовы, бросят жребий и распределят их. Местная помещица Мария Федоровна Дашкова снабдила погорельцев стеклом, гвоздями, одеждой и деньгами. В противопожарных целях у каждого дома сажали быстрорастущие деревья. У каждого третьего - рыли колодец. Посреди деревни поставили большой сарай, купили конную пожарную машину и установили дежурство. Оно продолжалось долго, до 1941 года. В войну сарай разобрали, дежурить было некому.
     Подробно рассказчик остановился на описании поместья барыни Марии Дашковой. Его уникальность заключалась в том, что в огромных оранжереях помещица занималась выращиванием цитрусовых - лимонов, апельсинов - для двора его императорского величества. Летом вызревали ананасы и другие заморские фрукты и овощи, о существовании которых деревенские жители даже понятия не имели.
     Дворец самой помещицы был построен из кирпича с колоннами, стеклянными лоджиями и балконами. От него к реке шла главная аллея из лип и две боковые - из благородного лавра и пальм. Пальмы и лавры росли в огромных кадушках, каждая из которых стояла на платформе с колесами, так как на зиму их перевозили в оранжереи. В боковых аллеях стояли беседки со множеством цветов. Забор окаймляли жасмин, белая сирень и каштаны. Спуск к реке шел через главную аллею, а на выезде стояла красивая фигурная арка, увитая диким виноградом и плетистыми розами. При дворе находился врач-француз, повар, был свой оркестр и многочисленная прислуга.
     В то время у дворянской прослойки нашего края были грандиозные задумки. По плану Дашковой и многих помещиков должна была быть проложена железная дорога к каждой усадьбе, чтобы вывозить товар в Петербург на ярмарки. Но они не успели их осуществить.
Когда в стране произошла революция, Дашкова покинула свое имение и с собой практически ничего не взяла. Остался дом, все постройки, мебель, инвентарь и многое другое. Только правильно таким богатством распорядиться в то время не сумели: мебель растащили, дом раскатали по бревнышку, на протяжении нескольких лет жители соседних деревень ездили в Дашково за кирпичом…
 

Паревка
 

     «Долго ли, коротко ли мы ехали...», но до Паревки оставалось еще несколько километров. С нетерпением ожидали новых историй из жизни родного края от притихшего на время экскурсовода. После небольшой паузы Александр Егоров рассказал, что в начале 18 века в этих местах основным тягловым животным был… верблюд. Искренне удивляюсь. Тем не менее, подтверждает наш гид, это исторически доказанный факт. Наши предки позаимствовали «горбатых» от переселенцев из Средней Азии. На верблюдах не только пахали, но и выполняли другие сельскохозяйственные работы. Последний верблюд в Инжавинском районе жил после Великой Отечественной войны. Кроме верблюдов, грузы перевозили на ослах, которых также было достаточно много.
     За новыми размышлениями незаметно приблизились к Паревке, которая начинается с деревни Знобиловка. Тут же слышу вопрос гида: «Как вы думаете, почему она так называется?» Правильно, как и в большинстве других случаев смысл стоит искать в самих названиях. Дома здесь стоят на самой вершине горы, со всех сторон обдуваемой ветрами. Тут всегда прохладно и… знобит. Отсюда и название.
     У подножия видна основная часть села. Его основателем, рассказывает Александр Алексеевич, был Федор Першин. Это было простое большое земледельческое село с казенными выкупными наделами, с одной барыней на горе - помещицей Марией Виноградовой.
     Оно быстро заселялось и росло. До начала революции село насчитывало более пяти тысяч жителей. Было 18 торговых лавок, пекарни, чайные, маслобойки, паровые, 15 кирпичных заводиков и 18 ветряных мельниц. В помещичьих имениях Виноградовых и графини А.Г. Реппевиль разводили племенных свиней йоркширской породы, занимались травосеянием.
     А в 1918-1920 годах паревские места стали центром восстания крестьян под предводительством Антонова. После подавления восстания в селе осталось очень мало жителей. Если в 1920 году в Паревке по материалам переписи их насчитывалось 8513, то в 1926 году только - 3491. Получается, свыше 5 тысяч паревцев расстреляли и репрессировали. До сих пор в лесах близ села можно различить места окопов и блиндажей мятежников.
     Спускаемся в широкую заболоченную пойму реки Парница, которая является правым притоком Вороны. По одной из версий, повествует наш гид, она и дала название селу.
     Одна из достопримечательностей Паревки - большое количество родников, бьющих из обрывистых склонов возвышенности левого берега реки Парница. Родники и дают начало этой маленькой речушке, когда-то чистой и быстрой. А улица так и называется - Ключевка.
     Поднимаемся на возвышенность. Местность здесь повсюду изрезана оврагами и вновь образующимися лощинами. В этом году бурные потоки воды промыли еще один овражек - почти метр в глубину - рядом с дорогой, ведущей к Барской горе. Если не загрейдеровать, со временем вода превратит его в один из множества огромных здешних оврагов.
     На пути у нас заросший фруктовый сад, принадлежащий когда-то местному колхозу. Уже более двадцати лет за деревьями никто не ухаживает…
     Слева осталась Бобровская гора и село Боброво, расположенное в ее низине. По дну низины течет небольшой ручей, в котором раньше жили бобры. Эти грызуны, порой достигающие одного метра в длину и массу до 30 кг, прежде довольно плотно населяли нашу местность. Но несколько десятилетий назад их численность начала резко сокращаться. Были приняты эффективные меры. В частности - создание нескольких заповедников, в том числе «Воронинского». Положительная тенденция проявилась буквально за нескольколет существования охраняемой территории. Сейчас бобры распространены по всему заповеднику. Строительная деятельность одних из самых крупных грызунов существенно сказывается на экосистемах. Помимо изменения гидрорежима участков рек, плотины и хатки бобров являются местом произрастания оригинальной растительности, так как создается новый тип местообитаний для растений.
     Село Боброво находится в необыкновенно живописном месте - с двух сторон оно окружено высокими крутогорьями, слева - заповедный лес, справа - лесополосы вдоль полей, совсем рядом - старое русло Вороны, на котором есть несколько пляжей и мест для рыбной ловли.

    

Барская гора
  
  

     Каждый, кто приезжает сюда впервые, испытывает массу положительных эмоций и бесконечный восторг от открывающегося перед ним шикарного вида на заповедные просторы Тамбовщины. Взгляд охватывает порядка тридцати верст. За верхушками деревьев, если приглядеться, можно увидеть Кирсанов. По словам Александра Егорова, туристы, которых сотрудники заповедника сюда привозят, просто теряют дар речи от увиденного. Неизгладимое впечатление на них оказывает и свежий речной запах, который несет ветер из низины, и множество ярких оттенков зелени лугов, лиственных лесов и сосновых рощиц.
     На себе испытала необыкновенную атмосферу покоя и умиротворения, когда с горы обозреваешь величественные просторы с заповедными лесами и озерами. Отсюда, сверху, деревья кажутся игрушечными и совсем маленькими. Покой… Тишина и покой. Вот так бесконечно сидела бы на вершине горы и смотрела вдаль.
     Невозможно до конца словами описать бурю чувств и эмоций, неожиданно нахлынувших там. Чтобы прочувствовать это, просто нужно лично побывать в этом удивительном месте.
 

***

     Обратный путь и одно состояние - эйфория… Уже непременно хочется повторить этот путь еще раз. Чтобы вновь оказаться на Барской горе и побыть наедине с природой, с самим собой. В голове вертятся строчки из известной песни: «Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна…» Поистине так. Нет милее места, чем малая родина - простая, сельская, без вычурности и вульгарности, не требующая взамен ничего, кроме любви к себе - большой и искренней.

Фото Барской горы с сайта http://travel.landroverlife.ru
и Александра ЕГОРОВА.

Автор: 
Надежда САМСОНОВА
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх