Летописная Онуза

« Сельские зори »
38
от
Среда, 19 сентября, 2012 (Весь день)
3972

В конце декабря 1237 года полчища Батыя вторглись в пределы Рязанс­кого княжества, а затем - в страны Юго-восточной Европы,начав опустошительный кровавый поход против славянских земель. Русские летописи об этом событии содержат краткие записи. Говорится, например, что безбожные татары с царем Батыем «пришедше сташа станом первое ту Онузе и взяша ю. И оттоле послаша послы своя ... ко князем Резаньским ...» с требованием покорности и «десятины во всем, во князех, и людех, и в конех». В других летописях говорится о Нузе, Нузле, Узе, Узле, Нухле, Причем, в некоторых монголы-татары стали станом не у Онузы (Нузы), а на Онузе. Так где же была расположена та Онуза? Город это, река или местность? Почему встречается несколько вариантов названия и что оно означает? Почти 250 лет историки, географы и краеведы пытаются отыскать летописную Онузу, помещая её и у современ­ных города Воронеж и Липецк, на слиянии Лесного и Польного Воронежей, на речках – тамбовской  Узовке и пензенской Узе. Но ни одна гипотеза ни подтверждена фактами.

Краеведы В.П.Челяпов и В.В.Судаков утверждают, что Онуза - это и река, и город, и местность. Так  якобы именовалась река Цна в домо­нгольское время. Одноименные город и местность помещались ими в низовьях «Онузы-Цны» у села Темгенева (Рязанская область), где обнаружено древнеруское городище.При нашествии монголов местные жители частью погибли, частью бежали в глубь лесов, их потомки название родины забыли. Заселившие позже эти земли выходцы из Рязанского края назвали реку Цной.

Это толкование опровергают факты. Во-первых, Батый не мог оставить в своем тылу русские укрепления и поселения на реках Матыра и Воронеж, а также на юго-восточной границе Рязанского княжества во избежание возможного удара дружин черниговского князя по его войскам. Во-вторых, монголо-татарские отряды, воевавшие в южных степях, не могли прийти на соединение с Батыем в Онузе, оставляя в тылу непокоренный край.
Однако, версию «Онуза-Цна» поддержал преподаватель Тамбовского госунивер­ситета имени Г.Р.ДержавинаС.И.Андреев,  с оговоркой, что город и местность Онуза находились не в низовьях Цны, а в её верховьях на месте Никольского городища, раскопками которого он руководил.
Убеждён, что причина безрезультатных поисков расположения летописной Онузы в том, что само название (и все его варианты) считали мордовским словом, вышедшем из употребления, исходя из того, что долгое время считалось: на Лесном и Польном Воронежах и на Матыре жила только мордва. Кроме того, местоположение Онузы пытались определить по созвучию названия с имеющимися в наше время названиями рек и городов.

Местоположение Онузы

Из летописей известно, что Батый пришел с востока из-за лесов, первой взял Онузу, откуда послал послов к рязанским князьям. Следовательно, Онуза была на границе Рязанского княжества важным опорным пунктом. Юго-западная граница Рязанского княжества проходила в ХП-ХШ веках по рекам Матыра и Челновая. Эти порубежные реки были фактически непроходимы в XVIIв., когда перелазы (переходы) имелись только в Яблоновецкой луке, выше и ниже неё. Это отмечено в «Росписи Матырскому острожку» (1645 г.).  Логично считать, что и Матыра более доступной не была.

Итак, Онуза располагалась на Матыре. Где? Разумеется, там, где с юго-востока к Матыре под­ходила дорога. А подходить она могла к перелазам, то есть к району Яблоновецкой луки. «Выписка в Разряде о построении новых городов и черты» (1681 г.) свидетельствует, что жившие в Орде татары, приходили войною, перейдя Волгу у современного города Саратова «...промеж рек Хопра и Суры через реки Лесной и Польной Воронежи, на Ряские и Резанские и на Шацкие места, которою сакмою и Батый в войну на Русь шол». Вполне логично считать, что степняки ходили какой-то одной проторённой, наиболее удобной дорогой, с хорошо известными характер­ными ориентирами. Не прокладывали же они каждый раз новую тропу, плутая по проходу. К тому же местность в проходе была сильно пересечённой множеством речек Волжского и Донского бассейнов, оврагами, балками, западинами с болотами и непроходимых дебрями. Историк Б.А.Рыбаков в своей работе «Путь из Булгар в Киев» сообщает, что арабские и персидские географы в IX-Xвеках ездили в страну славян и со всеми деталями природы описали этот путь. Так, Ибн Русте писал: «Путь в эту сторону (к славянскому пограничному городу) идёт по степям и бездорожным землям через ручьи и дремучие леса».
Путь из Булгар в Киев пролегал между истоками Суры и Хопра, но уходил на современный Воронеж южнее Матыры. Наиболее удобная дорога шла в междуречье Хавы (левый приток реки Усмань), Плавицы (левый приток Матыры) - с запада, Битюга с притоком Чамлык, Плоскуши и Мордовки (левый приток Матыры) - с востока. Здесь местность ровная, с малым числом оврагов, балок, болот, речек, западин и лесов. Она выходила к вышеупомянутым перелазам. От них дорога шла к единственному в XVIIв. перелазу на трудно преодолимой реке Шехмань, и далее - к «старым татарским перелазам» на Воронеже и Польном Воронеже. Этим путём пользовались испокон веков, о чём свидетельствуют многочисленные археологические памятники всех эпох, начиная от позднего палеолита и неолита до середины XIXвека. В XVII-XIXвеках она была известна как Козловская дорога.

О том, что именно этой дорогой в XVIIвеке. в русские земли вторгались татары, а ранее Батый в войну на Русь шёл, свидетельствуют пожелтевшие страницы архивныж дел. В Разрядном приказе Центрального архива древних актов хранятся донесения из Козлова и других городов о вторжениях степняков и кровопролитных сражениях с ними на подступах к Козлову, Сокольску, Лебедяни. Вот несколько фактов. 12 июня 1642 г. тата­ры захватили под Козловом четырёх человек, 20 августа 1642 г. 200 татар подходили к Хме­левой слободе, но, отбитые от переправы, отошли в деревне Тафино на.Матыре в 5 км от Яблоновецкого городища. Козловские ратные люди настигли татар в деревне, освободили пленных. Всной 1643 г. 600 татар и 200 черкасов (запорожцев) «изгонным боем» перешли через Польной Воронеж и «воевали» села Ярок, Кривец, Хомуты, Кузьминки и другие. Ратные люди из Козлова дали им бой на Торбеевом броду. Бой шел весь день. Татары несли потери, но ушли только по завершению переправы.
В тот же день другой отряд татар появился у села Горитово, от которого отошли к Хмеле­вой слободе, а с наступлением темноты бежали. Козловцы продолжали преследовать степняков и настигли их на реке Шехмани недалеко от брода. Снова разгорелась жестокая сеча. Татары потеряли 50 человек убитыми, много было раненых.
Вторжение степняков на Русь этой дорогой подтверждает челобитная жителей сел и деревень, здесь расположенных, царю Михаилу Федоровичу в 1644. г. о строительстве крепости на Матыре, так как «приходят ныне...татаровя и лазят че­рез... реку Битюк и через реку Матыру и воюют нас беспрестанно». И крепость - стоячий острожек - была построена, в начале при впадении в Матыру.Шехмани, а потом в горловине Яблоновецкой луки. Вместе с укрепленными поселениями на перелазах у Хренного липяга, деревни Тафино и Каменного брода, она перекрыла дорогу от внезапных приходов степняков.
И если в XVIIвеке для защиты населения от прихода степняков была построена кре­пость, перекрывшая дорогу из степи, то во времена Рязанского княжества на этой дороге крепость была необходима. А её местом могла быть только горловина Яблоновецкой луки. Самой природой предопределённая, чтобы взять дорогу под контроль.
В октябре 1972 году, будучи учителем истории Яблоновецкой средней школы, я вместе с учениками-членами краеведческого кружка, собрал подъёмный материала на местности при горловине луки, известной у местного населения как городище. Резуль­таты сбора и последующих обследований местности показали, что это - многослойный археологический памятник со следами жизни людей в разные эпохи, от позднего палео­лита и неолита до славяно-русского средневековья. Славяно-русские находки встречались на всей территории городища, других культур - в трех местах. Обследование городища и берегов Матыры продолжалось до середины 90-х годов.
Мы установили, что на этом месте было большое укрепленное славяно-русское поселение с развитыми ремёслами (гончарное и кузнечное дело, местная металлургия) и торговлей. Жители занимались и сельским хозяйством, охотой, рыболовством. Выявленные вниз и вверх по Матыре небольшие поселения с аналогичной керамикой дают основание утверждать, что на городище был не только пограничный укрепленный пункт, но и хозяйственный и административный центр небольшой административной округи. Городище, а, следовательно, и поселение на нём, имело хорошую естественную защиту в виде относительно высоких и крутых берегов реки Матыры, заболоченной и залеснённой поймы Матыры и её притоков Яблонца, Плавицы, Шехмани, лесов. Открытой была северо-восточная сторона, которая нуждалась в рукотворной дополнительной защите. И она была - остатки земляного вала частично сохранились. Возникло предположение, что летописная Онуза располагалась на Яблоновецком городище.
Городищи у села Каменного и у села Казинка Липецкой области не могли быть Онузой, так как дорога к первому шла с юга, а второе с севера и юга было прикрыто дремучими лесами. Что касается вышеупомянутого Никольского городища, то по своему расположению оно более отвечало требованиям крепости, защищавшей проход в мордовские земли между рекой Цной и прицнинским лесом.
Местоположение летописной Онузы на городище у современного села Яблоновец подтверждает и этимология названия Онуза, его вариантов и названия Нухля.
(продолжение следует).

Автор: 
И.ГУЛЬШИН
Наверх