Типография Мичуринск-Тамбов

Сегодня

Четверг, 29 июня 2017
vkontakte twitter facebook

Идёт Надежда по жизни с надеждой

Номер газеты: 
19
Дата публикации: 
10.05.2012
Надежде Петровне идёт 84-й год. Она труженица тыла, вдова участника войны...
Жила-была в большом селе Ивановка девочка Надя. Закончились занятия в школе. Она с подружками отдыхала от уроков, обсуждала свой следующий этап. После 4 класса Ивановской начальной школы ей предстояло ходить в другую школу – Град-Умётскую семилетнюю – за несколько километров. Школьники постарше рассказывали о порядках там, об учителях. И, кажется, ничто не предвещало особых сложностей.
Однажды жарким полднем забежав домой, Надя увидела такую картину: мама – Ефросинья Фёдоровна Пичугина сидит напротив супруга. Он опустил голову, словно разглядывая свои натруженные руки, с болью произносит: «Беда, мать. Война!» Надю Василий Иванович воспитывал с трёх лет, и она считала его настоящим отцом, но таким расстроенным она его никогда не видела.


   С того сурового дня, когда в мирную жизнь ворвались слова «война», «фронт», «фашисты», прошло 70 лет, но бывшая ивановская девчонка, словно это было вчера, описывает картину прощания с уходящими в неизвестность односельчанами:
   - Построили всех мобилизованных в шеренгу. Она получилась такая длинная. Провели перекличку. Народу столько было: и пешком, и на подводах из соседних  деревень! И вот им дают команду «Шагом марш!». Они по дороге, а провожающие (женщины, старики, ребятишки) по обочине. Все ещё в гражданской одежде. Близкие что-то выкрикивают вслед уходящим. Кто-то украдкой смахивает слёзы, кто-то голосит на всю округу.
Так жизнь разделилась на две части: «до войны» и «в войну». До войны многие колхозные дела не касались ребятишек, а в войну  им пришлось хлебнуть забот сполна. Самые сильные ушли на фронт защищать близких. А в поле остались созревающие хлеба.
   В годы военного лихолетья Надежде Петровне довелось и снопы на двух палках к скирду подносить, и к молотилке их подавать, и свеклу полоть, и горох брать вручную, просо полоть. Пешком ходили на элеватор, где из вагонов выгружали зерно, насыпая в мешки по 1-2 ведра. Грузили в вагоны картошку корзинами, вилки капусты передавали друг другу, выстраиваясь по цепочке. Всё это при скудном питании.
   «Дома была одна картошка. Ноги у нас с мамой распухали. Ни о каком хлебе, ни о каких сладостях и речи не было. Есть хотелось постоянно, - вспоминает Надежда Петровна. Холодно было в школе. Печи от случая к случаю протапливали навозом. Его приносил кто-нибудь из техничек. Тепла особого от такого топлива не было, а угорали ребятишки от дыма постоянно. Учебник был один на весь класс».
   Есть в её памяти и светлые воспоминания о трудном времени жизни. Однажды после работы на элеваторе она летела домой словно на крыльях, зажав в руках катушку белых ниток и кусок туалетного  мыла. По тем временам это был очень щедрый подарок. А ломоть хлеба, намазанный мёдом! Вкуснее, кажется, за всю жизнь ничего не пробовала. Так оделили однажды каждого, кто трудился в ночную на уборке урожая.
   После войны Надежда поступила учиться в Чакинский сельскохозяйственный техникум. Годы учёбы тоже были непростыми. Получали по карточкам по 500 граммов хлеба. Каждый для себя решал как распорядиться 14-ти рублёвой стипендией: кто только обедал, кто завтракал и ужинал. Привезти из дома было нечего. Денег в колхозе родителям не платили. Поезда ходили не каждый день, билетов не давали, ездили на подножках. А домашние припасы (у неё в основном картофельные сухари) часто отбирали местные подростки.
   И всё-таки студенческую пору Надежда вспоминает как светлое и доброе время. Окончив учебное заведение в должности агронома-семеновода, приступила к работе по специальности в сельхозотделе  Умётского райисполкома, сменив на этом посту Якова Михайловича Пичугина, которого избрали председателем колхоза имени Докучаева.
   За свою жизнь Надежда Петровна сменила немало мест работы. И совсем не потому, что была в поиске лучшего. Просто так складывались обстоятельства. То район объединили, то штат сократили, то инспекцию ликвидировали.13 лет проработала Надежда Петровна в отделе ЗАГС. Работа была напряжённой, но ей нравилась. В документах она старалась быть максимально точной, скрупулёзно заполняла каждую графу. Период её работы совпал со временем назначения колхозных пенсий и внедрения новых обрядов в регистрацию брака. Она с радостью приняла эти новшества, старалась находить для молодожёнов проникновенные, душевные слова, чтобы день создания новой семьи запомнился им как чистый, светлый праздник любви и добра.
   Почтальон целыми сумками приносил  в отдел письма и на каждое надо было ответить. Всегда выдержанная, уравновешенная, спокойная – такой знают её многие жители района. Волю эмоциям она давала лишь дома. Да и дорога из Любичей, куда она вышла замуж, позволяла многое осмыслить, переварить внутри себя.
   10 лет они с мужем Василием Егоровичем Волосатовым проделывали пешком путь до работы в райцентр. Дома оставались две дочки с бабушкой. Однажды Н.Волосатовой сообщили, что в Любичах горит дом. Её сердце сразу почуяло беду. Кто-то подвёз её на мотоцикле. У дымящегося ещё пожарища стояла свекровь. В огороде стоял сундук – единственное, что удалось вытащить. На нём сидела старшая дочь Люба. После слов матери мужа «Надя, мы сгорели. А Танюшки нигде нет» рухнула без сознания и очнулась лишь в больнице. Потом оказалось, что Таня с подружкой, такой же малявкой, отправилась по шпалам в Умёт, чтобы сообщить родителям о беде.
  Пришлось ходить по квартирам. Люди помогали, чем могли. Большую заботу о погорельцах проявил председатель райисполкома Фёдор Васильевич Фомичёв. Одну из квартир в райцентре выделили тогда Волосатовым. Постепенно наживали имущество. У уезжавшей из Умёта семьи Муруновых купили шкаф, диван, столы. Всё в хорошем состоянии. Понимая их положение, те продали мебель очень дёшево.
В этом доме живёт Надежда Петровна и до сих пор. Нет в живых мамы, отца, свекрови. 34 года она уже вдова. Выросли и нашли своё место в жизни дочери. Есть у неё две внучки и внук.
   В конце нашей беседы я спросила Н.Волосатову каким запомнился ей день 9 мая 1945 год. Вот что она рассказала: «День был такой солнечный, яркий, всё кругом цвело. Мы пришли в школу, радио в селе не было, и только там узнали, что война закончилась. Учителя нас поздравили. Занятия отменили. Разные чувства испытывали люди. У кого близкие живы, радовались. У кого - погибли, плакали. Из района приехал уполномоченный, собирали людей по 10-дворкам, проводили митинги. А потом ждали возвращения с фронта. И снова слёзы радости и горечи тех, кто получил похоронку».
   Она помнит с каким желанием включались бывшие фронтовики  в мирную жизнь, как восстанавливали пришедшие в упадок хозяйства, строили коровники, конюшни. Отмечает и то, что люди считались друг с другом, поддерживали, делились, был какой-то единый порыв. Надежде Петровне идёт 84 год. Её непростой жизненный и трудовой путь отмечен Почётными грамотами облисполкома и райисполкома, медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», «Ветеран труда» и другими. Она ветеран труда, труженица тыла, вдова умершего участника Великой Отечественной войны. Последний статус она получила в 2011 году и теперь надеется, что ей помогут в ремонте кровли и забора. И вообще надежда – её жизненный компас. Что бы ни случилось в жизни, она надеялась и верила  в добрые перемены. Хочется верить, что и надежда на улучшение жилищных условий оправдается.
Рубрики: 

Добавить комментарий

Главное

Лента новостей

Наверх