Горит свеча

« Сосновское слово »
34
от
Среда, 3 июля, 2013 (Весь день)
3561
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2013/07/03/top68.ru-gorit-svecha-23062.jpg?itok=m2h-BPFu
На кладбище села Вирятино есть сделанная  на пожертвования народа маленькая скромная часовенка. Там три надгробных холма вирятинского семейства Криковых. Супругов Ильи и Натальи и дочери их Анастасии. Кругом образа святых и множество цветов круглый год – зимой искусственных, летом – скромных полевых. За что ж этой крестьянской семье от людей такая почесть? Почему не зарастает к их могиле народная тропа? А всё благодаря Настеньке. Вот она на фото надгробного памятника – высоколобая, миловидная, в платочке  до бровей в пору своего девичьего расцвета.

В 30-60-е годы от мала до велика в сосновской округе знали о Насте Вирятинской. А многие лично обращались к ней за предсказанием судьбы, советом, исцелением. Про болгарскую Вангу здесь тогда и не слышали. У сосновских была своя ясновидящая.

В  книге «Дух, душа, тело» святитель Лука и врач Войно-Ясенецкий говорит, что почти у всех есть способность к познанию иная, чем только пятью чувствами. Это неведомое, таинственное шестое чувство – сверхсознание, высшее познание всего сущего. Но у одних оно развито больше, а у других лишь в зачатке. Но прежде, чем Настя обрела такой дар, она пережила страшное потрясение.
***
Жила-была,  подрастала в семье потомственного вирятинского крестьянина середняка трудолюбивая, добрая, весёлая,  красивая девочка. В хозяйстве были две лошади, и она любила ухаживать за ними, водила на водопой, на выпас, чистила и купала в пруду. В 16 лет пришло к девушке первое серьёзное чувство к спокойному тихому парню Фёдору по прозвищу тамбовский. Их уже считали женихом  и невестой. Всё шло к свадьбе. Ждали только осени, когда управятся с урожаем. Но Насте была уготована иная судьба, отличная от жизни односельчанок.

Беда пришла к Криковым нежданно. Шёл беспредельный 18-ый год. Есть разные легенды по поводу случившегося  в Вирятино в тот день. Из одних источников следует: на ухоженную, сытую лошадку Криковых позарился один из красноармейцев бригады Котовского. Но вот я беседую со старейшей жительницей села Марией Слепцовой. Она считает: это сделал какой-то случайный бродяга бандит. Подъехал на своей полудохлой кляче как раз в тот момент, когда Илья Криков запрягал своего коня.
-Дед, распрягай,- подступил он грозно.
-А с чем я останусь. Это же кормилица наша, - взмолился Криков.
Тут Настя вылетела молнией, повисла у лошади на шее: «Не дам»!
Бандит выхватил наган, выстрелил над самым ухом девушки, забрал криковского коня, оставив взамен свою клячу.
А Настя схватилась за голову и помчалась прочь к дому родственников. Когда родители пришли за ней, она лежала безмолвная.
-Вставай, дочка, пойдём. Слава Богу все живы.

Но она не реагировала. Приезжал фельдшер, сказал, что это летаргический сон. А через две недели Настя встала, но это была уже другая Настя. По селу разнёсся слух, что она сошла с ума. Однако её речь только поначалу казалась бессмысленной. Вскоре мать Наталья стала замечать, что дочь не всегда несёт бред, в её словах она начала находить здравый смысл. Настя как бы предсказывала из ряда вон выходящие события, только выражала это в иносказательной форме – притчами.

Притча.  Такая образная  форма выражения мысли встречается и в проповедях Христа, и у ветхозаветных мудрецов, и в древнерусском святом писании. Когда-то притча была любимым чтением народа.
***
Однажды Настя в мороз раздетая бросилась на улицу с криком: «Ой,горе-то, какое горе»! -- Словно хотела предупредить кого-то, - вспоминает Мария Слепцова. - А лихо и правда постучалось в одну из вирятинских семей. Там девушка свела счёты с жизнью из-за несчастной любви. Выходит, Настя почувствовала приближающуюся трагедию! Потом был ещё один аналогичный случай. Постепенно мать научилась и правильно истолковывать притчи дочери. Вскоре молва о Настиных предсказаниях стала разноситься за пределы села, а потом и района, области. Народ повалил к ней со своими бедами, особенно женщины, которые приходили за советом и помощью по житейским вопросам, будь-то семейные неурядицы, неприятности на работе, переезд, замужество, развод и вообще с любой тревогой стучались к Криковым, будет ли облегчение или готовиться к худшему?

- Я была совсем ребёнком, когда впервые встретилась с Настей, - вспоминает Мария Слепцова.- Наша семья переехала тогда из шахтёрского Донбасса к дедушке с бабушкой в Вирятино. Случилась авария на шахте, отец повредил позвоночник, стал инвалидом. Поселились в маленькой баньке, а через два месяца началась война. Жили тяжело, голодно. Однажды бабушка рассказала мне о Насте, и я, как банный лист, пристала к ней, что хочу увидеть её.

У Криковых чуть ли не всю комнату занимала огромная печь. И всюду много икон. А на печи сидела женщина с большими серыми глазами на бледном лице. У неё были красивые руки с длинными пальцами, а голова стриженая. Смотрела на меня - я  на неё, и мы долго так лукаво переглядывались. С тех пор я с радостью бегала к Насте каждый день. Сидим, уплетаем ломоть хлеба, как манну небесную, со мной она также говорила притчами, но я тогда ничего не понимала. А помню, однажды Настя взяла лоскуток из одного пучка, привязала к другому пучку и долго продолжала этим заниматься. А мать её перевела: она говорит, что ты всю жизнь будешь ездить с места на место, так и случилось, то Крым, то Донбасс, но счастье нигде не обрела.

Жительница Сосновки Елена Лукина  собрала большой материал – воспоминания людей, которые встречались с Настей Вирятинской. В саду Криковых всегда было множество страждущих, которые ждали своей очереди. Настя принимала всех радушно, с молитвой. Она была малограмотной, но знала наизусть множество тропарей, псалмов и акафистов. В  церкви  в то время открыли клуб, а богослужения проходили у Насти.

Особенно много прибавилось посетительниц у ясновидящей, когда началась война. Вот воспоминания Алексанры Сизовой из Сосновки: «Отца проводили на фронт вместе с Ожогиным Сергеем Мартыновичем, и служили они в одном полку. Но в первый год войны прислали повестку, что мой отец, политрук, пропал без вести. Однако жила надежда, что жив. Мама пошла к Насте узнать, что видит она. Та взяла полено, облила его водой и выбросила. А Наталья объяснила, Настя говорит: «Нет его в живых». После войны вернулся Сергей Мартыныч Ожогин, рассказал, как всё было. Отец погиб на Смоленщине. Началась бомбёжка, большинство побежали в лес, а Ожогин остался в поле. Фашисты разбомбили лес, и он сгорел, кто там был, все погибли. А Ожогин  в поле выжил, после войны возглавил в Вирятино колхоз, слава о котором гремела в районе и области.

Сбывались все Настины пророчества. Поражало, как она умела читать мысли. Вот воспоминания Василия Сапожникова: я ни в какие-такие  «бредни» не верил. Однажды поехали в Перкино за стройматериалом, на обратном пути остановились в Вирятино и решили  зайти из любопытства к Насте, смеялись – «поболтать».  Каково же было их удивление, когда не успели они дверь открыть, как она выплеснула им под ноги таз воды, сказав: «нате, болтайте».

Занималась Настя  и целительством. Брала обычно бутылочку с водой, бросала туда хлеб, молилась, заставляла эту воду пить и люди, по её молитвам, поправлялись. Однако власти тогда не приветствовали необъяснимые наукой явления. Они видели в хрупкой женщине  чуть ли не угрозу существующему строю. К Криковым не раз заявлялось районное, милицейское начальство. Но однажды в один из таких визитов она встретила непрошенных гостей криком: «Ваш дом горит». И действительно в это время горело здание сосновской милиции.

В конце концов её упрятали в психбольницу, подальше от дома, в город Казань. Вернулась оттуда через год с подорванным здоровьем. Свою смерть 10 марта  1962 года  Настя  тоже предвидела: сказала, согрейте водички, дайте всё чистое, сегодня я буду умирать. Легла, вздохнула и спокойно ушла в мир иной. В холодный мартовский день множество народа собралось проводить прорицательницу в последний путь.

Бывшая жительница Вирятино, ныне москвичка Татьяна Иванова по благословению и под руководством протоиерея Сергия Правдолюбова, настоятеля московского храма Троицы Живоначальной в Троицком Голенищеве, сделала  описание жития Анастасии Вирятинской. А в  2002-ом году жители села Вирятино обратились в Тамбовское Епархиальное управление с прошением о разрешении строительства часовни на могилке Анастасии Вирятинской. И вскоре последовала резолюция Его Преосвященства, архиепископа Тамбовского и  Нижегородского Евгения следующего содержания: «Помогай Бог». Эта часовенка  была построена на средства Николая Толстова, москвича,  родом из села Подлесного, чью мать Настя в своё время вылечила от застарелого туберкулёза,  директора Сосновского пищекомбината Зинаиды Кошелевой и  других жителей. Челнавский лесхоз помог со стройматериалом.
***
 К могиле Насти, как к живой, постоянно идут люди, молва о ней передаётся у нас из поколения в поколение.
«Недавно, - рассказывает мне  Мария Слепцова, - встретила  у часовенки супружескую пару, поделились со мной своим горем: Бог деток не даёт. Говорю им, если вы с верой в Бога, она поможет, просите. И тихонько отошла.

А однажды, это когда ещё часовенки не было,  пришла на кладбище посетить усопших родных и близких. Ветер был сильный. Попробовала зажечь свечки на могилах  – не горят. Поставила на Настиной – горит свеча!»

По рассказам Марии Слепцовой, жития, составленного Татьяной Ивановой, и воспоминаниям жителей района, собранным Еленой Лукиной

Автор: 
Вера Попова
Наверх