Сегодня

Среда, 17 октября 2018
vkontakte twitter facebook ok

Дом с чешуей

Номер газеты: 
1
Дата публикации: 
13.01.2016

Мы с вами находимся на южной оконечности бывшей Варваринской площади города Тамбова. Дом №16, что напротив Центра развития ребёнка «Возрождение» на Первомайской площади, представляет собой интересное  явление – это дом-реклама, дом-образец. В истории архитектуры конца XIX – начала XX веков собственные дома архитекторов, как правило, служат целям привлечения клиентов. Так, известный тамбовский архитектор Феофил Свирчевский строит в этот период на улице Большой (ныне Советской) два дома – в формах эклектики с львиными масками как образец для консервативных клиентов и флигель в стилистике нового стиля модерн – для людей, увлечённых погоней за модой.

В нашем же случае мы имеем дело с домом, представляющим собой рекламу не архитектурному стилю или приёму, а строительному материалу. Архитектор этого дома пока нам не известен. Это дом управляющего кирпичным заводом. Тамбовские краеведы А.А. Горелов и Ю.К. Щукин приходят к такому выводу на основании воспоминаний старожилов. Замысел хозяина дома – показать всю необычность нового строительного материала, разнообразие его форм и возможностей. Мы можем найти более десятка разнообразных по форме кирпичей, которыми выделены цоколь, лопатки, фриз, наличники и поверхность фасада. Дом напоминает гигантскую рыбу. Кирпичи, похожие на рыбью чешую, делают дом узнаваемым, притягивают взгляды. 
Уникальность дома состоит в том, что его фасад дома отделан силикатным фигурным кирпичом. И первое (силикатный), а тем более второе (фигурный) представляют собой технологический прорыв в строительстве и архитектуре России начал ХХ века.

Производство силикатного кирпича становится массовым и популярным на заре XX века. С конца XIX века учёные и инженеры работают над технологией его получения. Научно-технический прогресс и индустриализация, охватившие Европу, заставляют искать новые, надёжные материалы. Не случайно в это время начинается эра железобетона. Огнестойкий бетон проникает в святые святых архитектуры – в храмоздательство: в 1910 году построена в Стрельнинском порту часовня Николая Чудотворца, отлитая из бетона. Симбирский архитектор Фёдор Ливчак, построивший в Тамбове прекрасное здание отделения государственных Крестьянского поземельного и Дворянского земельных банков на улице Дворянской, в начале второго десятилетия ХХ века направляет царю письмо, в котором извещает  императора о том, что им создана система изготовления огнеупорных бетонных блоков и готова концепция строительства целых деревень, которые больше не будут гореть от «копеечной свечи».
В начале века строятся фабрики и мануфактуры, растут огромные склады, возводятся школы и больницы. При предприятиях возникают целые рабочие посёлки и городки с детскими садами. Возникает насущная потребность строить быстро и дёшево. Шведскому архитектору Ридину впервые приходит идея отливать из известково-песчанового раствора целые дома, Прохов создаёт штамп для изготовления отдельных стен, а немец Бернарди изготовил первые силикатные кирпичи, которые закаливаются естественным путем на воздухе.

Но все эти новшества остаются без особого внимания по различным причинам, в том числе и по причине длительности процесса. Средняя продолжительность процесса производства красного кирпича составляла 10-15 суток. И вот найдена технология, согласно которой через 12-14 часов из смеси песка (92 процента) и извести (8 процентов) получается полноценный кирпич.  5 октября 1880 года произошла революция в производстве кирпича, доктор Михаэлис получает в Берлине патент на производство «силикатных камней» с применением автоклава. Отформованные кирпичи,  уложенные на вагонетки, направляются в котёл-автоклав.  Там в течение 8 часов они подвергаются воздействию насыщенного водяного пара под давлением до 8 атмосфер при температуре в 175 градусов. Этот технологический прорыв позволил в течение последующих 135 лет довести процесс изготовления силикатного кирпича до совершенства, но, нужно признаться, что фигурный кирпич так и не получил широкого распространения. Во многом это связано с тем, что силикатный кирпич «прижился» именно в России. К началу века в России насчитывалось с десяток производств нового кирпича и выпускалось до 150 миллионов штук в год. Национализированные после революции заводы выпускали в годы первых пятилеток строительные материалы не для дворцов и теремов богачей, а для заводов и домов пролетариев. О диковинных формах силикатного кирпича пришлось забыть.

В доме на Варваринской площади мы видим силикатный кирпич, формованный в традициях псевдорусского стиля. Псевдорусский стиль, который черпал вдохновение из образа русских деревянных теремов, приходит во второй половине XIXвека и в Тамбов.
«Иконами стиля» становится дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском, Собор Василия Блаженного и старинные церкви  Ярославля, в которых прекрасно сочетались кирпич и камень. Вероятно, что построенный на Варваринской площади, на которой раньше располагалась снесённая в советские годы Варваринская церковь с церковно-приходской школой, дом управляющего кирпичным заводом был построен из опытных образцов собственного тамбовского производства, а дом в данном случае служил своеобразной рекламой.
Это уникальный образец использования фигурного силикатного кирпича, редкого для России периода начала ХХ века. Стоит подчеркнуть связь архитектуры располагавшейся по соседству церкви и нового, более позднего по времени постройки дома, тактичность, с которой дом вписан в окружающее пространство, как бы перекликаясь с храмом наборными наличниками, фланкирующими оконные проемы. Перед нами смесь псевдорусского стиля и модерна. Вероятно, что прообразом оформления окантовки окон с типичным для провинциального модерна надоконным карнизом с «ушами» были взяты мотивы, созданные ярославским архитектором Николаем Позднеевым для дома Игумнова в Москве на Большой Якиманке. Кирпичом «под рыбью чешую» оформлены плоскости стен между окнами. Окантовка окон и фриз выполнены из совсем другого по форме силикатного кирпича. Ещё одна форма кирпича использована в оформлении цоколя.

Входная дверь парадного подъезда выполнена в деревянной пристройке. Дом уникален оформлением фасада, и одновременно это типичная для Тамбова постройка начала ХХ века с боковыми и задним – дворовыми деревянными фасадами. Тамбовский архитектор и исследователь гражданской архитектуры конца XIX – начала XX веков Галина Леденёва в своей диссертации пишет, что дома в нашем городе этого периода «отличались богатством оформления главного фасада и отсутствием проработки его боковых и дворовых частей».  Крыша, вероятно, претерпела конструкционные изменения. Кирпичная кладка в нескольких местах прорезана незначительными трещинами. Кирпич под воздействием влаги и холода частично потерял верхний слой (особенно на элементах окон и выступающих частях над фундаментом) и требует научной реставрации. Состояние дома удовлетворительное. Дом представляет собой ценный объект и с точки зрения архитектуры и, что значительно важнее, с точки зрения истории, развития научно-технической мысли и местного тамбовского предпринимательства.

Автор: 
Олег КАРНАУХОВ
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх