Сегодня

Понедельник, 15 октября 2018
vkontakte twitter facebook ok

Тамбовские неостили

Номер газеты: 
46
Дата публикации: 
11.11.2015
(Часть 2, начало в № 43 от 21 октября  2015 года).
 
Стремительно ворвавшийся в Тамбов модерн уже в начале второго десятилетия ХХ века сдаёт свои позиции. Не удовлетворив потребность в большом монументальном стиле, модерн претерпевает изменения, и на его место приходят так называемые неостили, основанные на ретроспективизме, обращении к модным тенденциям прошлых эпох. Неоклассицизм, появившийся как антитеза модерну, был ближе русскому дворянству. Ордерная система, гармония классицизма созвучны и с назначением зданий. В неоклассицизм, украшенный архитектурными фронтонами, одеваются официальные – присутственные места. Автор рассматриваемого нами сегодня строения, о котором мы начали рассказывать в первой части, – здания Тамбовского отделения Дворянского земельного и Крестьянского поземельного банков – Фёдор Осипович Ливчак построил, по его собственным воспоминаниям, более 50 зданий. Ливчак активно использует в своих работах кирпич-железняк, для лепнины – прочный цемент. 
Лучшие поставщики Тамбова стали подрядчиками в поставке строительных материалов для банка. Научный сотрудник Тамбовского облгосархива Л.Фомина так писала о поставщиках:  «В ноябре 1910 г. Мещеряков поставил 200 тысяч штук кирпича, а купец Михайлов обязался в 1911 году обеспечить 400 тысяч штук. Бутовый камень поставлял Шнейдер. На столярные поделки поставлялся дубовый материал. …Доставлявшиеся подрядчиком Пикулиным портландский цемент, глина, песок и прочее были признаны доброкачественными и допущены к употреблению в дело постройки». Столь серьёзный подход в строительстве объясняет и прекрасную сохранность здания. Ливчак работает в эти года над созданием собственной системы строительства из пустотелых блоков. Главными принципами для него становится прочность, простота возведения, дешевизна и огнестойкость. В Симбирске Ливчак основал собственную лабораторию по изучению строительных материалов. В 1908 году им запатентован станок и новый материал бетонит. Параллельно со строительством в Тамбове, которое ведётся под руководством гражданского инженера А. Молокина, Ф. Ливчак начинает выпуск цветной цементной плитки, мозаично-мраморных ступеней, железобетонных труб. Цементно-бетонные мозаичные ступени использованы и в здании тамбовского банка. 
Ранние и поздние проекты Ливчака – это эволюция от модерна к нео-классицизму. Одна из последних его построек – кинотеатр «Ампир» – своим названием подчёркивает поворот архитектора к высшей фазе классицизма. Революционными особенностями модерна стали планирование здания изнутри наружу, свободная компоновка, а также большие оконные проёмы, высокие распашные двери. Можно сказать, что последний принцип в полной мере отражён и в тамбовском творении Ф.О. Ливчака. Архитектор прекрасно понимает особенность российского климата, что и обусловило постройку вестибюля, достаточного для того, чтобы отряхнуть от снега шубу дворянина, шинель служащего, крестьянский зипун и не пропустить холод в здание. Помимо распашных центральных дверей имеются по бокам дополнительные двери – для разведения потоков посетителей. Двери характеризует большая площадь освещения – для пропуска дневного света в вестибюль. Нижняя часть остекления прикрыта своеобразной решёткой из восьми перекрещивающихся металлических стержней, характерной для многих подобных учреждений работы венского архитектора Отто Вагнера в стиле неогрек или его московского последователя Иллариона Иванова-Шица. 
Ещё одним элементом неоклассицизма, который мы не найдём ни на одном другом здании в Тамбове, являются фасции. Целям прославления успехов и единства государства служат эти фланкирующие ризалит элементы. Фасции (лат. fasces) – атрибут власти царей. Фасции входят в моду как архитектурный орнамент в эпоху ампира – высшей фазы классицизма. Фасции, или ликторские связки, – пучки прутьев с топором в середине, перевязанные ремнём. В Древнем Риме символизировали силу римского права, так как в более древние времена пучки прутьев и топоры использовались непосредственно для наказания преступников. В искусстве классицизма ликторские связки стали декоративным элементом, и мы находим фасции на творениях архитекторов в Павловске, Санкт-Петербурге, конечно же, в Риме, Париже и даже в Вашингтоне. Перетянутые шнуром либо связанные ремнями пучки прутьев выделены на здании банка белым цветом. Аттик ризалита украшен по бокам двумя жертвенниками с языками пламени. Огненный жертвенник и  священный огонь снова отсылают нас к мифологии, из которой черпает вдохновение неоклассицизм. Здесь жертвенник играет роль своеобразного символа банковской системы, как общественного блага, служения государственным интересам. Всю композицию здания венчает невысокий купол. Стоит отметить, что лепные работы выполнены бароном Константином Александровичем Клодтом фон Юргенсбургом, прославившимся до революции конными статуями для московского ипподрома, а уже после октябрьских событий – первыми памятниками и бюстами Ленина.  
По бокам от ризалита гладь стен прорезают три ряда окон, одинаковых по высоте и ширине, но отличающихся, как это было принято в модерне, расстекловкой – на первом этаже верхняя часть окна выполнена в виде мелких стёкол, на втором шпросы делят окно на четыре части, на верхнем этаже трёхчастность достигается двумя шпросами. Промежутки стены между окнами третьего этажа оформлены декоративным лепным поясом, напоминающим наличники. На втором этаже устроены балконы. Их появление не случайно, поскольку в правой части здания располагалась квартира управляющего банком, и балкон являлся частью замысла архитектора по оформлению зала, соединённого с сегментовидной гостиной. Балконы поддерживают по обеим сторонам  спаренные литые кронштейны с узорами. Проём балконной двери фланкирован двумя плоскими колоннами с декоративным антаблементом, украшенным гипертрофированными лавровыми гирляндами между лепными факелами. Факел – символ огня, света, жизни, правды, разума, знания, славы, почести. Под балконами были расположены лепные барельефы с гирляндами. Решётка балкона выполнена из железобетона, который применялся в то время уже повсюду, в виде двух прямоугольников между пилонами. В левой части балкон использовался для того, чтобы в летние дни пустить прохладу в кабинет непременных членов банка и следующий за ним такой же по форме, как и гостиная квартиры управляющего, ещё один кабинет. Именно эти помещения диктуют внешнюю сегментовидную форму эркеров, объединяющих фасадную часть банка с двумя боковыми крыльями. Фасад украшает лепной фриз, разделённый литыми фигурными кронштейнами по подобию дорического ордера на широкие метопы в виде греческого бегущего меандра, роль же триглифов играют гипсовые овальные картуши. Членение фриза подчинено членению фасада оконными проёмами.
Заданный ритм прослеживается и в расположенных ещё выше парапетных тумбах и решётках ограждения крыши. Нижняя часть этих мастерски прорисованных решёток напоминает очертания жертвенников, а верхняя часть украшена прямыми горизонтальными прутьями.
 
Продолжение следует
 
Фото предоставлено автором
Автор: 
Олег КАРНАУХОВ
кандидат филологических наук
доцент
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх