/images/ad-victory.jpg

"О, жизнь моя, постой, не уходи..."

« Жердевские новости »
46
от
Среда, 11 ноября, 2015 (Весь день)
1025
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/11/11/top68.ru-o-zhizn-moya-postoi-ne-ukhodi-64761.gif?itok=F7Z-Nwlp
 
Раздел имения. Залог
 
В начале XX столетия семейство Толстых испытывало серьёзные материальные трудности, начавшиеся, как и у большинства дворян империи, после мучительной для первого сословия отмены крепостного права.
Для поддержания дворянского землевладения путём предоставления кредитов дворянам под залог имений в России был открыт Государственный дворянский земельный банк (положение от 3 июня 1885 г.). Спустя полгода, 21 декабря 1885 г., в Тамбове открылось его отделение.
 А почти двумя годами ранее, 31 января 1884 г., в губернском центре появилось отделение Государственного крестьянского поземельного банка, осуществлявшего  покупку помещичьих земель и выдачу ссуд на приобретение земли крестьянам, крестьянским обществам и товариществам (положение от 18 мая 1882 г.).
Постановлением совета банка от 16 декабря 1904 г. «под залог имения графов Никиты и Николая Толстых» было принято решение о выдаче братьям ссуды «в 60% оценки в размере 35000 рублей сроком на 66 лет и 6 месяцев с тем, чтобы был пересрочен остающийся на имении долг, и были погашены недоимки по ссуде № 87192».  Эта ссуда была не первой и выдавалась «по специальной оценке», требовавшей предоставления большого количества всевозможных документов. Среди них – удостоверение, засвидетельствованное Борисоглебским нотариусом Долговым 3 февраля 1905 г. по реестру № 256 на основании решения дворянской уездной опеки от 29 января 1905 г. за № 13, «о назначении графини Анастасии Николаевны Толстой попечительницей над личностью графа Никиты Алексеевича Толстого». 
Следовательно, на момент выдачи ссуды ему было лет 14-15, или чуть более. То есть, Никита родился около 1890 года.  И учился в начале XX века в гимназии. Возможно, в Москве.  Закончить её он, по-видимому, смог в год гибели старшего брата, т. е. в 1907 г., после чего стал «вечным студентом» и прочно осел в квартире своей снохи в Настасьинском переулке. 
По состоянию на 18 января 1905 г. долгов и земских сборов на имении братьев числилось 1038 руб. 42 коп. А по трём закладным крепостям – двум на имя И. К. Вольского (12000 руб.), и одной – на имя Ф. М. Преклонского (3000 руб.), пришло время платить.
Ссуда потому и не выдавалась заёмщикам полностью, что из оставшейся её части банк выплачивал их долги по заявлениям тех, у кого они деньги одалживали. Правда, для этого требовалось обращение в банк поверенного должников и лиц, предоставлявших наличные средства.
После уплаты долгов с имения было тут же снято запрещение, внесённое банком ещё в 1901 г.
И, по-видимому, в 1901 г., или несколько ранее, граф Николай Алексеевич Толстой поступил на службу в Удельное ведомство. 
Факт выдачи ссуды братьям Толстым «по специальной оценке» под залог имения площадью 520 десятин 1358 квадратных сажен свидетельствует о разделе имения, который был возможен лишь в случае смерти графа А. Н. Толстого. Это печальное событие произошло не позднее 1904 г. Однако, не помешало бы и проверить.
А теперь ещё о нескольких любопытных моментах. Имение Толстых находилось, как видно из заголовка дела, «при сельце Ивановка»  (а ещё правильнее – сельцо Ивановское). Нельзя путать с селом Ивановкой (Татаново тож) всё той же Сукмановской волости, которое до 1863/64 гг. было деревней, и где у Толстых, очевидно, никогда и ничего не имелось! Такое заблуждение имеет место в краеведческой литературе. В описываемое время сельцо Ивановское уже получило и второе, ставшее впоследствии основным название – Радищево (д. Радищевская). Сейчас посёлок Радищево – составная часть Жердевки!
Эта дача появилась в результате генерального межевания 1783 г., земля (1531 дес. 2096 кв. саж.) принадлежала ротмистрше М. И. Мосоловой.
Сама Марья Ивановна в 1800 году решением Тамбовской казённой палаты получила в Сукмановке 250 десятин земли, поселив на них 88 крепостных. В сельце Ивановском сохранила за собой 35 крепостных, оставив по 20 душ каждому «своему внуку каптенармусу Дмитрию Мосолову и недорослю Льву», имея во владении д. Васильевку.
Дача образовалась по специальному межеванию «под названием первого участка сельцо Ивановское владение наследника поручика Мосолова, внука его малолетнего Леонида Евгеньева сына Родищева, обмежёванная при Генеральном Межевании 1783 г. июня 1-го дня секунд-майором Тарховым в означенную дачу сельца Ивановского». Специальное межевание «учинено в 1852 г. августа 26 дня, согласно полюбовной сказке, темниковским уездным землемером Петром Никитиным межа утверждена». Всего в окружной меже «состоит удобной и неудобной земли 763 дес. 558 кв. сажень». Отграничение крестьянского сельца Ивановского, «подаренного помещиком Дмитрием Михайловым Фёдоровым крестьянам того же села», произведено в 1872 г. ноября 25 дня моршанским уездным землемером Прозоровским. Склонение стрелки от меридиана и Генерального межевания к востоку на 7°. В участке земли состоит 36 дес. 1440 кв. сажень».
Имение Толстых находилось в пределах прямой видимости сельца Ивановского (1-2 версты), их земли были смежными. Скажу больше: именно здесь впоследствии располагалась усадьба графов Толстых, а ещё одна (насчёт неё у меня возникают некоторые вопросы), в деревне Толстых (на фото). Имеются сведения о двухэтажном деревянном доме, в котором в советское время размещалась школа.  В настоящее время на этом месте находится столовая для рабочих. 
Не в традициях российского дворянства было жить в крошечной деревне рядом со своими крепостными, когда неподалёку имелся райский уголок, который можно было легко обустроить. 
Усадьба «при сельце Ивановском» располагалась в живописнейшем месте, фактически на вершине склона долины, образуемой причудливыми изгибами старого русла реки Савалы, которое отличалось от сегодняшнего, заболоченного и загаженного,  глубиной  и изобилием рыбы. Вода из пруда стекала прямо в древнее русло Савалы. Стекает она в него и сейчас, но местность изменилась до неузнаваемости! Часть русла, находившегося менее чем в версте, носила (и носит поныне – В.К.) название Золотое Озеро. Оно «приклеилось» к нему ещё в  XVIII веке. Факт этот, при необходимости, могу легко доказать. Остаётся только догадываться, каким оно (озеро) было 150 и более лет назад, если и поныне на его берегу находится водокачка, обеспечивающая водой местный сахарный завод и жителей его посёлка. Очистка же части озера от донных отложений земснарядом в первый, и последний раз, имела место в середине 1960-х годов.
Сама долина (пойма) была покрыта густым лиственным лесом. Последние его деревья пошли на дрова в годы Великой Отечественной войны.
Вся эта роскошь – с западной стороны, где к тому же, всего в четырех верстах, почти напротив, также на вершине склона, располагались усадьба и белокаменное здание дома небезызвестного Г. В. Кондоиди, перешедшие, впоследствии (после 1908 г.), к наследникам.
С остальных трёх сторон – плоская степная равнина, иногда перемежающаяся балками, бесконечные, засеянные зерновыми культурами поля, в которых обитало множество зайцев, лисиц и даже волков. Неслучайно почти все местные помещики, включая Толстых, были заядлыми охотниками.
В пользу нахождения имения именно здесь свидетельствует ещё одно обстоятельство. При выдаче ссуд составлялась так называемая поверочная опись; одним из пунктов её были «заёмщики», то есть, лица, свои ссуды в банке уже получившие, а также оценочная стоимость принадлежавшей им земли. В деле о выдаче ссуды одному из соседей Толстых, П.Н. Есипову, такая опись имеется. «А среди ближайших заёмщиков числятся графы Никита и Николай, Толстые… в 6 верстах… 455 дес. … при с. Ивановка… стоимость десятины – 128 руб., владеют с 1904 г.». Также упоминается в деле Есипова и старая графиня: ей принадлежали 181 дес. земли, стоимость каждой из них равнялась 129 руб. 36 коп., а расстояние до заёмщицы также  было шесть вёрст.
В графе «заёмщики» Толстые указаны и в деле «о залоге по специальной оценке имения Сергея, Владимира и Марии Григорьевичей Кондоиди». Правда, село Новорусаново, где оно располагалось, принадлежало Русановской волости.
Проложенная почти рядом железнодорожная ветка слегка подпортила идиллию, но кто может утверждать, что усадьба не возникла здесь после 1869 года? Несмотря ни на что?! Или же, чего нельзя отрицать, она перешла к Толстым после раздела владений Фёдорова на рубеже веков…
Косвенно место расположения  усадьбы подтверждается цитатой Т. А. Аксаковой  или её последователей: «Сад Татьяны Толстой примыкал к железной дороге…» Вот это –правда. Только её собственностью этот сад стал не сразу…
И ещё. Расстояние до посёлка Есипово (деревни Есиповой) тогда  можно было легко  определить по верстовым столбам бывшего Астраханского тракта, проходившего неподалёку,  а потом – по аналогичным столбам железной дороги, с постройкой которой жители окрестных сёл и деревень, и прежде всего Вязовой Почты Ямщиков, подрабатывавшие и жившие за счёт извоза, лишились стабильного источника дохода. 
Следующим интересным моментом является факт выдачи ссуды на имя обоих владельцев попавшего под раздел имения. При этом один из них, Никита, был несовершеннолетним. После гибели Николая в Быковском пожаре  января 1907 г. ничего не изменилось. Платёжные поручения из банка выписывались на имя «графов Н. и Н. А. Толстых».
Так продолжалось до 8 декабря 1910 г. Это был расчёт № 20977. Стоит отметить, что платежи по ссуде вносились дважды в год – весной-летом, и осенью-зимой.
Однако 11 марта 1911 г. (расчёт № 33106) расчётный лист поступил «его сиятельству графу Н. А. Толстому и наследникам графа Н. А. Толстого». Сумма платежа составила 915 руб. 09 коп.
Этим самым единственным наследником, скорее всего, являлась его безутешная вдова, графиня Т. К. Толстая. Хотя у Николая вполне могли быть дети и в первом браке…
О переходе части земли в собственность «наследников» косвенно свидетельствует «список потомственных и личных дворян, имеющих право участвовать в первом избирательном собрании для выбора земских гласных с 1910 по 1913 гг.» по Борисоглебскому уезду. Граф Толстой Никита Алексеевич значился в нём под № 68 (из 69 по уезду – В.К.), а количество находившейся в его собственности земли равнялось всего лишь 260 дес. То есть, в два раза меньше площади, указанной ранее в деле о выдаче ссуды. 
В 1914 г. граф Никита Алексеевич Толстой уже являлся членом Борисоглебского уездного земского собрания.
Но далее наступает метаморфоза. Начиная с 19 декабря 1911 г. (расчёт № 92120, сумма 866 руб. 62 коп), по осень 1914 г. (сумма-1790 руб.), платил только Никита Толстой.
Последний платёж на имя Никиты Толстого поступил 1 июня 1915 г., сумма платежа составила 1827 руб. 63 коп. Все платежи – по ссуде № 87524.
С осени 1915 г.  платёжки поступали только на имя Т. К. Толстой. Но их не могло быть много!
Тем более странно, что именно в сентябре 1915 г. такой же платёжный лист поступил на её имя для уплаты ссуды графини Анастасии Николаевны. Но судя по документам, 9 июня 1915 г. старая графиня ещё была жива, уплатив 285 руб. 45 коп . А вот осенью в списках плательщиков, она, похоже, не значилась.
Но самым странным во всей этой истории является то, что 19 октября 1915 г. закончились выплаты по ссуде графов братьев Толстых (расчёт № 1128, сумма платежа отсутствует). Однако в графе  «итого» значатся цифры – 33953 руб. 42 коп. То есть, ссуда была погашена.
Счёт  по ссуде старой графини (расчёт № 38669, сумма 289 руб. 55 коп, печать на документе датирована 25 сентября) говорит о том, что 30 октября 1915 г. конечная сумма («итого») составила 5087 руб.
Получается, что графиня Т.К. Толстая единолично погасила обе ссуды, удачно вскочив на подножку уходящего поезда…
Но мы слегка забежали вперёд, указав в числе заёмщиков графиню Анастасию Николаевну. Её дела оказались также расстроенными. Для преодоления трудностей ей была выдана ссуда в размере 60% оценки её части имения, что составляло 12000 руб.  Долг же некоему штабс-капитану Сергею Ивановичу Теннег достиг 16000 руб., на имение было наложено запрещение  «в количестве по актам укрепления 158 дес., а по плану 181 дес. 550 саж».
На деле же ссуда являлась перезалогом по ранее выданной ссуде № 13606, состоявшимся в один день с её сыновьями – 16 декабря 1904 г.
Одновременно 1 ноября 1904 г. из ссуды графини №  8753 была выдана ссуда № 115537 в сумме 8600 руб. и  сроком на 66 лет и 6 месяцев, землевладельцу Лысикову Алексею Аркадьевичу. Полугодовой платёж по ней составлял 156 руб. 75 коп.
Последний же расчёт  состоялся 26 мая 1917 г., а заверен печатью он был 5 июня.
Данный факт свидетельствует об утрате части имения, и прежде всего земли, принадлежавшей Анастасии Николаевне.
Нам неизвестно, в каких отношениях со своей свекровью находилась Т. К. Толстая, почему она приняла на себя долговые обязательства так поздно. Отсутствуют также сведения о дочерях старой графини Дарье, Татьяне и других возможных наследниках. Неизвестна судьба Никиты Толстого.
Но как бы то ни было, в 1915 г. именно Т. К. Толстая становится полновластной хозяйкой владений Толстых. Правда, как показала жизнь, на очень непродолжительное время.

Окончание следует
Автор: 
В. Краснов - кандидат исторических наук
Читайте также:
Наверх