Сегодня

Понедельник, 20 августа 2018
vkontakte twitter facebook ok

Целую крепко. Ваш Михаил

Номер газеты: 
25
Дата публикации: 
20.06.2012

Листы из обыкновенной школьной тетради в линейку исписаны разборчивым почерком. Строчки ложились по-разному: то убористо-вдумчиво, а то размашисто, словно второпях. Отчётливые сгибы по линии треугольника превращают простые на первый взгляд листочки в настоящую реликвию. Письма с фронта - подлинные свидетельства истории, правдивые документы, отразившие события суровых военных лет, увиденные глазами их очевидцев. Спустя десятилетия мы слышим голоса этих людей, проникаем в их сокровенные мысли и чувства.

"Здравствуйте, дорогие Нонна, Славочка, Милочка, Новорожденный и Маня! Сообщаю, что нахожусь на учёбе… Меня главным образом интересуют вопросы: во-первых, как твоё здоровье, как ты себя чувствуешь, здоровье детей, кто у нас народился и его состояние здоровья. Кроме того, как у вас дело с питанием? Что ты могла заготовить и сколько? Не голодуете ли? Вот все основные вопросы, на которые я жду ответа... А вот как окончилась твоя беременность - это особенно беспокоит меня… Милок, пиши сейчас же, пиши! Это меня успокоит, иначе я сойду с ума…не жалей тряпок, особенно моих. В чём бы оно ни заключалось, заготовь муки, картофеля. Это главное. Если ты, Милок, здорова и можешь работать, то устраивайся по своей специальности в Сельпо, если же это невозможно, то в колхоз счетоводом с договором, что они обеспечат продуктами, колхоз Дмитриевский или другой, но ты сама продумаешь это. Главное - твоё здоровье и детей.
Целую вас всех. Ваш Михаил. 5. 03. 42."

   Так начинался этот короткий и необыкновенно сильный по накалу переживаний роман в письмах двух любящих людей, в мирную жизнь которых неожиданно и вероломно вторглась война, мгновенно разлучив и разбросав их. 28 сентября 1941 года Михаил Григорьевич Поздникин, уроженец села Тулиновка Тамбовского района, был призван в ряды РККА на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года, как сказано в сохранившейся справке Покрово-Марфинского райвоенкомата, датированной 28 мая 1942 года. Жена его, Нонна Яковлевна, которой в 41-ом году исполнилось 29 лет, будучи на тот момент беременной третьим ребёнком, осталась с двумя малолетними детьми - четырёхлетним Славиком и трёхлетней Людочкой, которую все в семье звали Милочкой.
   "Я очень огорчён, что до сего времени не получаю писем от вас. Но ничего не сделаешь, я сейчас кочую. Милушка! Как окончилась твоя беременность? Кто народился? Как назвала малыша? Мои отцовские чувства ещё сильней возбуждены, чем это было дома. Я живу только воспоминаниями прошлого. Я восстанавливаю в памяти Славочку и Милочку, их действия. Я не представляю, что бы со мной было, если бы я увидел вас всех.  Милок! Это письмо пишу с вокзала Борисоглебска… После этой учёбы буду иметь возможность оказывать вам материальную помощь. Нонна! Как вы обеспечены продуктами, топливом? Я уж тебе писал, чтобы на питание ничего не жалеть, береги себя и детей. Я сейчас не представляю тебя здоровой, ты больна, вероятно, крепко. Так вот, надо себя поддержать.
Жизнь моя протекает по-старому…Приступаю к занятиям, надо спешить на фронт уже командиром. Мои товарищи пишут с фронта, некоторые раненые, а некоторых нет в живых. Командир нашего взвода убит.   Ну, пока, моя дорогая жена, роднушечка Нонна, милые детки, Славик, Милочка и, вероятно, Женя, и свояченница Маня. Целую всех крепко-крепко. Ваш Михаил. 29.03.42."

   Следующее письмо, датированное вторым апреля 1942 года, пришло в село Лаврово Покрово-Марфинского района из Балашова. Оно очень короткое. В нём сообщается только, что автор его здоров и переводится на новое место. Мирное прошлое, сотканное из тысяч обыденных и бесконечно дорогих сердцу мелочей, осталось где-то далеко позади. Жизнь словно раскололась надвое: до начала войны, когда Михаил Григорьевич работал агрономом-семеноводом сначала в Краснодарском крае, а потом на Тамбовщине, и после, когда ему пришлось осваивать новую для себя профессию защитника Отечества.
   "Здравствуйте, мои дорогие! Нонна, из твоего последнего письма я узнал, что Милочка болеет, и Славочка переломил ключицу. Милок, надо немедленно ехать в Тамбов к опытным врачам и лечить, пока не поздно. Я думаю, что ты это предпримешь немедленно. Нонна! Что ты переезжаешь в Александровскую МТС - это хорошо. Но вот я боюсь, что ты не справишься с должностью главбуха. Ты смотри, ведь система МТС - не Потребкооперация… Где же находится эта Александровка? Около какой станции? Ты мне об этом ничего не сказала. Нонна, мои вещи все обменивай на хлеб и другие продукты питания. Загони кожаное пальто и костюм, чтобы вы не голодали. Это самое главное… Милок, ещё раз прошу, займись Славочкой, потому что боюсь, как бы у него не было что-нибудь серьёзное. Передай привет Боеву, пусть он лучше работает, потому что я скоро приеду, и чтобы наследство мне было хорошее. А директор кто? Если Зарубаев ( имеется в виду Тимофей Иосифович Зарубаев, бывший в то время директором Александровской МТС. Прим. авт.), то и ему привет. Нонна, будь аккуратней с работой, смотри, не промажь. Насчёт хлеба увязывайся с бригадирами тракторных бригад и трактористами. Пока, целую вас всех много раз. Ваш Михаил".
   Скромные треугольнички разлетались с фронта во все концы. Проштампованные штемпелями Полевой почты и пометками, извещающими о том, что послание "Просмотрено Военной цензурой", они были связующей ниточкой между разлучёнными в силу обстоятельств людьми, несли внутри своих белых крылышек горячие приветы и надежды на воссоединение и светлое будущее.
   "Нонна! Я рад, что ты здорова, здоровы и дети. Это самое главное, за что я беспокоился. Теперь, Милок, береги своё здоровье в первую очередь для детей, а также и для меня. Я живу здесь только мыслями о семье. Нонна! Значит, у нас с тобой теперь два сына. Это хорошо, а что он плохонький, так это понятно почему. Всё зависит от питания. Но ничего, поправится и будет расти…Устраивайся в МТС, и будем ждать окончания войны. Тогда уедем на Кубань, обратно заживём по-старому, только бы поскорее разбить гитлеровское отродье. А я сейчас этим и занимаюсь - изучаю методы уничтожения гитлеризма.
   Милок! Про свои запасы продовольственные обратно умалчиваешь. По-моему их нет у тебя. А платить на базаре тысячи за килограмм, так у нас с тобой их также нет. Поэтому не жалей ничего, мои костюмы переделывай на хлеб, потому что я страшно боюсь, что вы будете голодать. Месячишки через два я тоже смогу тебе материально помогать. Роднушечка! Если будешь в Тамбове, у Володи возьми пальто моё, вычисть и убери его у себя, потому что если его возьмут в армию, то оно пропадёт. Всё равно он его не носит теперь. Милок, напиши, где находится этот Знаменский район…Ну, пока. Целую крепко тебя, своих милых деточек-крошек. Ваш Михаил"
. Далее неразборчиво дата, из плохо сохранившейся записи можно понять, что это май сорок второго года.
    Последнее письмо, присланное Михаилом Поздникиным из учебного центра, датировано шестнадцатым мая: "Живу как и раньше, думаю о вас… Я   думаю, к уборочной кампании вернусь в свою семью, ибо мы к этому времени уничтожим ненавистного всему человечеству людоеда-Гитлера…Целую вас всех крепко-крепко. Пиши, как живёте, как здоровье твоё и детей. Ваш Михаил, 16.05.42."
   Следующее письмо жене Михаил Григорьевич Поздникин прислал уже на адрес Александровской МТС Знаменского района. Вместо его адреса значился Сталинградский штемпель. И снова после сообщения о том, что жив бесконечные расспросы о здоровье всех, о работе и питании. "Я не имею адреса своего, ибо я в пути с самой половины июня месяца. Но через несколько дней я буду иметь адрес и надеюсь получать от тебя письма…Ну, мои дорогие жена и детки, целую вас крепко-крепко. В этом году разгромим фашистскую банду, и вернусь к вам в своё гнездо. Целуй Маню. Ваш Михаил. 12.08.42."
   Но вернуться в родное гнездо Михаилу Поздникину было не суждено. На подступах к Сталинграду было жарко. С 17 июля вплоть до 18 ноября здесь шли жестокие оборонительные бои, которые продолжались 57 дней и ночей. 28 июля нарком обороны Сталин издал приказ №227, известный больше как "Ни шагу назад!" 19 августа стало чёрной датой Сталинградской битвы - танковая группировка армии Паулюса прорвалась к Волге, отрезав с севера от главных сил фронта оборонявшую город 62-ю армию. Попытки уничтожить образованный войсками противника 8-километровый коридор успехом не увенчались. 23 августа Сталинград подвергся жесточайшей бомбардировке немецкой авиации. Подступы к нему усеивали трупы солдат и остовы сгоревших танков.
   Где-то здесь, на пути к городу, который немцы прозвали "дорогой смерти", 11 октября пал в бою командир взвода 7 роты 3 батальона 1381 полка младший лейтенант Михаил Поздникин.
  "Здравствуй, дорогой и милый Миша! Вот уже пошёл второй год, как ты с оружием в руках ушёл защищать нашу Родину… Ты там, на фронте, а мы здесь, далеко от тебя, дорогой наш, в тылу помогаем тебе громить гитлеровских мерзавцев. Но недалеко то время, когда кровавый и хищный враг будет разбит, и ты, милый Миша, вернёшься к нам, в свою семью, и снова воцарится счастливая жизнь.
Дети наши стали большие, они часто и очень часто вспоминают своего папусю. Миша, о нас ты не беспокойся, мы живём хорошо. Продуктов хватает, одежда и обувь есть, а большего нам не надо. Я тебе уже писала, что 9 августа умер Женечка. Его похоронила я одна, на кладбище ходили Слава и Мила. Слава нёс маленькую крышку от домика своего братика…Милый Миша, пиши чаще, не ленись, не забывай о том, что у тебя есть тот, кто о тебе всегда болеет душой, ждёт той минуты, когда наше разорённое гнёздышко опять будет собрано вместе, с этим вернётся и счастливая жизнь. Я знаю, как тебе, дорогой, тяжело переживать то, что тебя окружает со всех сторон. Но ничего, трудности и мужество делают человека героем. Так что, я думаю, ты будешь героем на своём участке фронта и со скорою победою вернёшься домой. А пока до свидания. Целуем тебя крепко-крепко. Твои любящие жена и дети, остаёмся Нонна, Славочка и Милушка. 15 октября 1942 года".

   Это письмо из дома так и не было получено адресатом и вернулось обратно. В память о Михаиле в семье остались только его письма, которые бережно сохранялись в течение семидесяти лет, и запись во втором томе Книги Памяти Тамбовской области, сообщающая о том, что Поздникин Михаил Григорьевич 1903 года рождения, младший дейтенант, погиб в бою в 1942 году и похоронен на станции Клецкая Сталинградской области.
Лохвицкая (Поздникина) Нонна Яковлевна одна воспитала двоих детей. Замуж больше не выходила. Работала главным бухгалтером Александровской МТС в период с 1942 по 1947 год. Затем по приказу обкома партии была переведена в Староюрьевский район. С 1971 года и до конца своих дней жила в Тамбове в семье дочери. Умерла 11 декабря 2003 года в возрасте 93-х лет.
   Судьбы людей складываются порой самым непредсказуемым образом. Вот и семья Поздникиных совершенно случайно и ненадолго оказалась связанной с Александровкой. Пустить корни на этой земле им в силу обстоятельств не удалось. Не уцелел и крохотный домик, в котором они жили. Лишь на кладбище сохранилась могилка маленького Женечки. Но память об этих замечательных людях свято сохраняется в селе, а Михаил Поздникин, которому так и не довелось повидать этих мест, навечно останется в истории как александровский солдат Победы.
 

Автор: 
Инна ЗЯБЛОВА
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх