Тамбовский модерн: дом Сатина

« Город на Цне »
32
от
Среда, 5 августа, 2015 (Весь день)
2339
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/08/05/top68.ru-tambovskii-modern-dom-satina-60081.jpg?itok=HQxTBbPF
Сегодня наш рассказ о русском модерне в Тамбове посвящён уникальному для нашего города зданию – доходному дому Ивана Ивановича Сатина, в котором сейчас находится художественная школа № 1. Доходный дом располагается на пересечении бывших улиц Варваринской (ныне Советской) и Флотской (ныне Сергеева-Ценского). Уникальность этого здания состоит в том, что это одно из двух в Тамбове зданий, построенных в формах так называемого неорусского стиля. 
 
Это название впервые появляется в статье  «О русском стиле для современных построек» историка искусства и архитектуры В.Я. Курбатова в 1910 году. Именно в этот период, после революции 1905 года, русский модерн претерпевает значительные трансформации: в нём появляется русское национально-романтическое направление, в основу которого легло использование новаторских приёмов начала ХХ века в симбиозе с формами древнерусского искусства. 
 
Вдохновение для архитекторов
 
Самой первой постройкой в неорусском стиле стала абрамцевская церковь, созданная трудами известных отечественных художников мамонтовского кружка в 1881–1883 годах, архитектором    
П.М. Самариным по рисункам В.М. Васнецова и В. Д. Поленова. В своей статье В.Я. Курбатов пишет: «В чём же отличие этой постройки? В том, что она была задумана с восторгом строителем, для которого храмы Новгорода действительно казались совершенными вещами». Таким образом, вдохновением для архитекторов неорусского стиля стали в первую очередь храмы Русского Севера, но не в слепом копировании, а в трансформации. Влияние модерна на архитектуру этого времени всё же неумолимо: гипертрофированные объёмы, использование новых технологий, компоновка зданий. 
 
Иван Иванович Сатин, хозяин усадьбы, в состав которой входил жилой флигель хозяина и доходный дом, сдававшийся в наём не в виде квартир, а комнатами, был крупным тамбовским землевладельцем. Ему принадлежала фабрика по переработке шерсти. Будучи крупным общественным деятелем, И.И. Сатин, имея связь с землёй, с крестьянским бытом – ему принадлежали значительные земельные наделы в Тамбовском и Липецком уездах – также, как и многие его современники, проникается витающим духом поиска русской идентичности, в том числе и в архитектуре.
 
Время между двумя русскими революциями стало периодом возрождения национальной идеи. Архитекторы неорусского стиля черпают своё вдохновение в лубочных росписях и старинной народной вышивке. Великий русский архитектор А.В. Щусев, прославившийся до революции своими храмами в неорусском стиле, не случайно украсил часовню на могиле Шабельской в Ницце резьбой, напоминающей народное шитьё. Узоры тамбовского доходного дома Сатина над наличниками окон первого этажа представляют собой некий прерывистый архитектурный поясок с узором в виде народной простой геометрической вышивки. Русская вышивка очень разнообразна по характеру узоров и приёмов. Каждая губерния, каждый уезд имели свои приёмы вышивки, свои орнаменты и свои колористические решения. В русской вышивке орнамент геометрический –  в отличие от других народов. К старинным русским швам относятся: роспись, или полукрест, набор, крест, «козлик». «Козлик», ставший прообразом народного орнамента на доме И.И. Сатина, характерен как раз для среднерусской вышивки – для Тамбовской губернии. 
 
Возрождая старинные традиции  
 
Интерес к Русскому Северу, к неоклассической культуре и народному творчеству шёл в первую очередь из купеческой среды. Купцы второго поколения, получившие уже хорошее образование, живо интересовались собирательством и коллекционированием предметов народного быта. Сразу в воображении читателя возникают старообрядческие иконы, бережно хранимые и собираемые купцами Рябушинскими, мебель в неорусском стиле в имении Саввы Мамонтова, созданная на манер нехитрой народной утвари, коллекция купца Фёдора Плюшкина, пополнившая собрания Русского музея и Эрмитажа. Неудивительно, что народным творчеством в этот период истории увлекается и образованное дворянство, которое пытается возродить старинные традиции и поставить их на коммерческую основу. 
 
Неорусский стиль охватывает все губернии России накануне празднования 300-летия Дома Романовых. Повсюду появляются народные дома в формах владимиро-суздальской и новгородской архитектуры, больницы (в Тамбове есть ещё одно здание в этом стиле на территории областной больницы), музеи. Технические новшества и эстетика стиля модерн позволили архитекторам отойти от банального копирования исторических прототипов, от «археологизма» в воспроизведении орнаментов, дали ход вариациям форм и мотивов, стилизации. Так, если мы обратим внимание на главный вход дома Сатина, мы увидим в нём входной портал древнерусских храмов, который задаёт фасадное решение всего здания. Любой доходный дом – и в России и в Европе – начинался с подъезда, с парадного входа. Поэтому архитекторы много сил и внимания уделяли оформлению входной зоны, делая портал запоминающимся, узнаваемым, престижным. Кувшинообразные опорные столбы поддерживают массивный свод, напоминающий крыльца древних теремов. 
 
Возвращаясь к фасаду, стоит упомянуть расположенные над входным порталом два декоративных выступа-башенки, крытые железом. Этот приём относит нас к легендарным крепостям, выстроенным для отражения набегов неприятелей. Сам портал выполнен в виде рустовки, имитирующей кладку порталов древнерусских церквей, относя нас снова к традициям русского храмоздательства. Далее неглубокий ризалит входной группы, фланкированный двумя пилястрами, переходит в высокий сандрик, напоминающий сторожевую башню с врезанными в щипцы башенками. В сандрике устроены узкие окна-бойницы, которые окончательно превращают ризалит в крепостную башню с прорезями в стене для подошвенного боя. Под башенками мы находим скромный узор в виде вертикальных каннелюр, напоминающий подкупольный барабан владимирских и суздальских храмов.
 
Фасад имеет семичастное членение – входная группа, далее окна членят здание симметрично, по три группы с каждой стороны – справа и слева сначала по одному окну, далее следуют две одинаковые по решению группы окон по три в каждой, объединённые одним общим наличником с так называемыми «ушами». Окна второго этажа сверху обрамляет такой же наличник, но с приподнятой в центре треугольной частью в виде фронтона крыши. В центре этих «фронтонов» размещается декоративное украшение в виде круглого углубления. Такой орнамент, а также архитектурный поясок в виде вышивки «козликом» тоже повторяет древнерусский жучковый орнамент православных церквей. 
 
Дом Сатина и его обитатели
 
В это время в журнале «Зодчий» высказывались мнения, что «старый русский стиль со своими приземистыми формами и малыми окнами» совершенно не подходит для многоэтажных зданий. Владимир Яковлевич Курбатов считал невозможным «чтобы удалось применить этот стиль к городским постройкам». Находя узкие окна «очень поэтичными и декоративными», он писал о том, что такие окна всё-таки «неудобны для обитания». Здесь мы встречаем пример удачного использования высоких узких окон, скомпонованных по три в одну группу. Сохранилась оригинальная столярка окон. Боковые окна внизу – распашные, центральные – с одной створкой. Верхняя часть окон, как это было принято в модерне, трёхчастная. В центральной части устроена форточка. Наши современники, которые привыкли к пластиковым окнам, уже и подзабыли о такой полезной вещи, как форточка в верхней части окна, когда проветривается комната, а стоящие на окнах цветы остаются нетронутыми даже самым сильным морозом.
 
Пространства под окнами второго этажа, верхняя часть на центральном аттике, а также фриз покрыты имитацией природного камня. Отделка колотым кирпичом под шубу на фризе отсылает нас к характерным приёмам северного модерна. Боковой фасад здания, обращённый к улице Сергеева-Ценского, не менее выразителен, чем главный, динамика в нём возрастает за счёт высоты фронтона, как бы прорезанного снизу до верха отделкой под шубу, в самом верху которой располагаются три узких окна в виде бойниц, а само завершение фронтона удачно повторяет описанные выше наличники.
 
Примечательно, что на втором боковом фасаде этого здания были использованы, пожалуй, впервые в Тамбове стеклоблоки. Стеклоблоками было заложено слуховое окно, которое во время последнего капитального ремонта лишилось этих диковинных для времени постройки здания элементов. Стеклоблоки такой же шести- угольной формы – в виде вытянутых по вертикали пчелиных сот – мы находим ещё в одном тамбовском здании эпохи модерна на улице Энгельса, 32. В отличие от доходного дома Сатина, в котором после последнего капитального ремонта эти стеклоблоки были утрачены, этот диковинный строительный материал в этом маленьком особняке ещё можно увидеть. Они немного замазаны краской от многочисленных ремонтов фасада, но не потеряли своего первоначального блеска. Именно этот блеск и стал особенностью стеклоблоков, сделавший их популярными. 
 
После революции дом был национализирован, судьба хозяина не известна. В школе размещалась школа всеобуча, и жили семьи лишенцев. Сейчас уже мало кто вспомнит этот послереволюционный термин. Кто же заселил дом И.И. Сатина? Лишенец – неофициальное название гражданина РСФСР, СССР, в 1918-1936 гг. лишённого избирательных прав согласно Конституциям РСФСР 1918 и 1925 годов, то есть лицо, прибегающее к наёмному труду; живущее на нетрудовой доход, например, проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества; частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;  монахи и духовные служители церквей и религиозных культов; служащие и агенты бывшей полиции. В 20-е годы прошлого столетия лишенцев стали выселять из коммуналок, и дом снова наполнился жизнью элиты. Это не были дамы «серебряного» века, эпохи модерна – в шляпах и модных платьях или мужчины, снимающие калоши в парадном. Новая элита партийных работников, большевиков. Дом простоял, по данным путеводителя по Тамбову, без капитального ремонта 70 лет, после чего в 1984 году здесь разместилась детская художественная школа (В.А. Ермаков, Ю.К. Щукин, А.А. Горелов, с изменениями, 2011). В последующие годы к флигелю была сделана пристройка. Согласно решению облисполкома 1989 года дом был признан памятником истории и культуры. Наверняка, предметом охраны является внешний объём здания, но в прошлом году дом, несмотря на осведомлённость и наличие значительных знаний по искусству у сегодняшних «хозяев» здания – педагогов, художников, искусствоведов, внешний облик его понёс, на мой взгляд, значительную утрату – была демонтирована двойная распашная филёнчатая дверь с оригинальной вековой давности столяркой и заменена на банальную пластиковую. Таким неожиданным образом дом И.И. Сатина распахнул дверь в своё второе столетие. 
 
  
Фото предоставлено автором  
Автор: 
Олег КАРНАУХОВ
кандидат филологических наук
доцент
Наверх