/images/ad-victory.jpg

Тамбовские бомжи: на обочине жизни. Часть третья

« Город на Цне »
34
от
Среда, 19 августа, 2015 (Весь день)
3539
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/08/19/top68.ru-tambovskie-bomzhi-na-obochine-zhizni-60578.jpg?itok=CXFTjeBy
(Продолжение.  Начало в №32 - №33)




Что такое адаптационный центр, на какую помощь могут рассчитывать тамбовские бездомные  в подобных учреждениях и как живут в коммунах бывшие бродяги, наркоманы, рецидивисты и рабы?






Звонок по объявлению 
 
Пожалуй, редкому тамбовчанину не попадались на глаза объявления, в которых благотворительные организации с однотипными названиями обещали помочь бездомным, а также страдающим различными зависимостями и пороками. Подобными листовками оклеены все остановки и информационные стенды города.



Как мне удалось выяснить, почти все они являются «дочками» некогда существовавшей общероссийской благотворительной организации «Преображение России», которая была ликвидирована по решению Верховного суда несколько лет назад. С Дмитрием Зиновьевым, руководителем Тамбовского филиала «Линии жизни», одной из таких организаций, мне удалось созвониться и напроситься на встречу. 



Социальная гостиница – трёхэтажный дом в частном секторе. Сейчас здесь проживают 13 человек. Аккуратные ворота методично красит один из её постояльцев, одноглазый мужчина. Меня провожают на кухню, там я пару минут ожидаю своего собеседника.

«Изначально наша межрегиональная организация возникла в Новосибирске, где люди, которым небезразличны проблемы бомжей, алкозависимых и наркозависимых, организовали своё движение. В Тамбове мы работаем около двух лет. Наш филиал официально зарегистрирован, но как такового стационарно-восстановительного учреждения нет. Мы арендуем этот дом», – рассказывает Зиновьев.

Он устраивает мне небольшую экскурсию. Показывает спальню, где двое жильцов смотрят новости. У одного из них парализована часть тела – последствие хронического пьянства.

«Мы себя позиционируем как социальную гостиницу. Как и в доме ночного пребывания у нас есть определённые правила общежития. Не пить, курить только в строго отведённом месте. Человек должен находиться в здравом рассудке и трезвом уме. Правда, в отличие от муниципального учреждения мы находимся на полном самообеспечении», – поясняет Дмитрий. Мы поднимаемся наверх, осматриваем ванную комнату и туалет. 

Чтобы содержать дом, питаться и одеваться, постояльцы должны трудиться. В основном они выполняют разовую, неквалифицированную работу. Своего рода бригада разнорабочих. Те, кто себя успел хорошо зарекомендовать, за свои труды раз в неделю, по воскресеньям, получает на руки деньги. 

Несмотря на уют, многие из «Линии жизни» уходят – страсть к алкоголю и бродяжничеству побеждает. Иногда, правда, ближе к зиме возвращаются. 



Александр – один из старейших обитателей «дома». Седой доброжелательный мужичок. При первом взгляде производит впечатление человека, сполна хлебнувшего горя. Интуиция меня не подводит. По его словам, шесть лет он провёл в рабстве в Саратовской области у корейской диаспоры, выращивал овощи, терпел побои и унижения. Удалось сбежать лишь с третьей попытки. 

С руководителем другой организации под названием «Возрождение» Константином, номер телефона которого мне дал Дмитрий, я увиделся поздно вечером. В большом частном доме, кроме него и его семьи, живут ещё пятеро. Система та же, что и в «Линии жизни», только правила здесь жёстче. Не курят, не пьют, живут по режиму, занимаются грузоперевозками – тем и кормятся. «Мы обычные люди, не секта какая-то, просто в прошлом все мы оступились», – объясняет Константин. Другая особенность «Возрождения» – отправка постояльцев в другие регионы. Человек должен сменить обстановку и оторваться от пагубной среды - так считают руководители организации. Кстати, среди сотрудников центров много людей, прошедших реабилитацию. Сам Константин и его жена в прошлом героиновые наркоманы, пять лет сидели на игле. В своё время помогли им, теперь они сами помогают другим. 

Приют евангелистов и христиане-коммунары
 
Моя дорога ведёт к храму. На этот раз к храму тамбовских евангелистов. Белоснежное массивное здание с зелёными башнями на севере города подкупает своим архитектурным минимализмом. Многим городским бродягам, алкоголикам и наркоманам это место знакомо.



Ещё с перестроечных времён здесь функционирует центр восстановления и адаптации. Меня радушно встречает его руководитель епископ Ассамблеи евангельских христиан «Свет Истины» Рувим Назарчук. 

«Это направление – неотъемлемая часть деятельности нашей церкви. Мы помогаем всем страждущим. Помогаем восстановить документы, кормим, одеваем, делаем всё, что в наших силах, чтобы человек мог вернуться к общественной, семейной жизни. А это тяжелейший процесс, ведь люди духовно, интеллектуально травмированы», – увлечённо рассказывает он.



Рувим Аполлосович демонстрирует бланк анкеты, который заполняет каждый обратившийся за помощью. Потом эти данные отправляют в местный РОВД на проверку – вдруг пришедший не просто бомж, а бегущий от меча Фемиды опасный рецидивист. В анкете указаны и правила общежития. Они будут построже, чем в «Линии жизни» – всё-таки центр при церкви. Не пить, не курить, не сквернословить, не покидать храм без разрешения служителей. В общем, придерживаться ЗОЖа, молиться и по мере сил трудиться. 



Некоторые постояльцы работают при храме. Что-то красят, белят, ремонтируют на моих глазах.



Живут тут же в довольно опрятных помещениях, по виду напоминающих комнаты питерского хостела средней руки. На сегодняшний день здесь обитают человек десять. Другие – в церковных подсобных хозяйствах. Текучка, как и во многих аналогичных учреждениях, большая – не сидится на месте свободолюбивому бомжу, привыкшему к уличной воле. Правда, под зиму обычно случается аншлаг. В ноябре-феврале перед бродягой стоит самая главная цель – дожить до весны и не лишиться конечностей по причине отморожения. 






Хотя были случаи (и, по словам священников, их немало) когда человек возвращался к нормальной жизни, заводил семью. 

«Сколько людей мы спасли от холодной смерти. Без преувеличения, – это сотни душ, которые могли околеть под забором», – говорит епископ на прощание. Ему пора готовиться к службе. В компании его верного помощника пастора Евгения, с которым мы весь путь ведём разговоры о религии, науке и странностях человеческой натуры, мчу по тамбовскому тракту в сторону села Селезни. 



Здесь у евангелистов небольшое хозяйство. Овцы, огороды... Руководители церкви уверяют, что оно натуральное, то бишь прибыли не приносит.



Что-то вроде христианской мини- коммуны. Алексей Иванович и Анатолий – её постоянные жильцы. Время от времени число коммунаров возрастает.  



«До того как я попал сюда, в основном я воровал и пил. На зоне я услышал проповедь и обратился к Иисусу. С тех пор я читаю Библию, познаю Иисуса и стараюсь исполнять все заповеди», – Алексей Иванович – серьёзный мужчина предпенсионного возраста. За его плечами – не одна ходка. 

«Я здесь уже три года. А раньше пил, гулял, сидел в тюрьме, – зычно произносит Алексей, похожий  в своей белой робе  на дореволюционного землепашца. – В общем, был очень злым человеком.  И слава Богу, что меня здесь приютили».
 

1,5 – 4,2 миллиона – по разным оценкам, число бездомных     в России. То есть до трёх процентов россиян не имеют крыши над головой. Наибольшая концентрация бомжей наблюдается в крупных городах, в первую очередь в столице.


Прямая речь
 
Елена Ревякина, студентка:
–  Я считаю, что следует создавать такие государственные учреждения, как «дом ночного пребывания», которые должны быть в каждом городе. Необходимо оказывать этим людям психологическую помощь, лечить от алкоголизма. Мне жаль, что у большинства людей бездомные вызывают отвращение, что они становятся объектами презрения. Как говорил великий русский классик Чехов, «Берегите в себе человека!» и не будьте безразличны к чужой беде.
 
Леонид Терехов, безработный: 
– Бездомные и бродяги существовали всегда, и искоренить их, как класс, пожалуй, вряд ли когда получится. Ведь зачастую это выбор самого человека – некоторые из-за пристрастия к бутылке просто не могут работать на постоянной основе и оплачивать жильё, кто-то просто любит бродяжничать, а кто-то всю жизнь мечется между тюрьмой и улицей. Да и форс-мажорные события, влекущие тяжёлые жизненные ситуации, никуда не денутся. Но перед государством и обществом стоят задачи помочь выбраться из подобной ситуации тому, кто действительно этого хочет, и не дать загубить себя и окружающих тем, кто не хочет ничего менять. 

Фото автора
Продолжение следует
Автор: 
Александр Смолеев
Читайте также:
Наверх