/images/ad-victory.jpg

“Спасибо, что ждала...”

« Сельские зори »
26
от
Среда, 24 июня, 2015 (Весь день)
995
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/06/24/top68.ru-spasibo-chto-zhdala-57623_0.jpg?itok=hMumCyUr

Эта история о жизни и смерти, верности и преданности, история, в которой до сих пор не поставлена точка, бережно хранилась в памяти жительницы райцентра Нины Тимофеевой. В ней всё почти по Симонову: "…среди огня Ожиданием своим Ты спасла меня".

Эхо войны… Его отголоски слышны и поныне в каждой семье, в миллионах судеб. Нина Петровна Тимофеева пронесла в душе память о трагических страницах биографии страны и семьи. Сегодня и мы можем прочувствовать эту историю.

- Начиналось всё, как у всех, ничего примечательного. Мой крёстный Василий Капишин был из семьи батраков, неграмотный совсем. Надежда, жена его, росла с мачехой, в семье кроме неё ещё 12 детей было. Пришёл паренёк, посватался. Куда деваться? Любишь - не любишь, а идти замуж надо. Вот так, по надобности и вышла, рассказывает Нина Петровна.

Василий и Надежда поженились в октябре 1930-го года. Обосновались в совхозе "Дмитриевка" Избердеевского района. Муж был кузнецом, как говорили, "дюжа хорошим", Надя тоже от работы с детства не бегала. Так и сжились, привыкать стали друг к другу. Василий оказался человеком добрым, заботливым, Надежда - хорошей хозяйкой. И полюбились друг другу супруги уже после свадьбы. 

Первые годы семейной жизни были омрачены потерей первенца и страшным приговором: детей больше не будет. Переживали вместе, плакали и не знали ещё, что это лишь начало страшных испытаний, которые уготованы им судьбой.

В сорок первом Василию было 32 года, его призвали в Красную Армию в первые дни войны. Надежда осталась одна, даже писем с фронта не получала - не мог Вася писать, не умел. А в сорок втором пришла похоронка: "Убит в бою под деревней Тюльки Демидовского района Смоленской области 4 марта 1942-го года". Так похоронила Надежда мужа… Горем была убита, как сотни тысяч вдов по всей стране, но нужно жить дальше, работать, родным помогать. А ночами молодая вдова оплакивала судьбу свою нелёгкую и детишек не рождённых. 

Через год свыклась - война, никуда не денешься, такая уж бабья доля. И подумать не могла тогда, что особая участь ей уготована. 

В конце 1943-го года пришло письмо на имя Надежды Капишиной из военного госпиталя, всего пара строк: "Надя, я живой! Твой Василий". Глазам своим не поверила, думала - ошибка, побежала тут же в военкомат: "Жив муж мой, посмотрите, жив!". Только там ей ответили, что не может быть такого, мол, Капишин Василий погиб в бою, похоронка пришла - значит, так и есть, ошибок в официальных бумагах нет. 

Как жить дальше? И не жена, и не вдова... Жив Василий или погиб? Ошиблись, может, адресом? Или чья-то злая шутка? Сердце места не находило, неизвестность - самое страшное, что может быть. 

Через полгода пришло второе письмо: "Надюша, я живой. Ты меня жди! Твой Василий". Снова в военкомат, и опять тот же ответ. Никто судьбу солдата, по бумагам погибшего, проверять не стал. Только любящее сердце не обманешь, верила и знала уже наверняка, что жив Вася, что помнит, и что обязательно вернется домой!

В 1944-м году из эвакогоспиталя №3076, который находился в городе Иваново, пришла посылка - сахар, чай и записка: "Я вернусь, Надя. Ты только жди. Твой муж Василий Капишин". В военкомате уже посмеиваться над женщиной начали. А Надежда продолжала ждать и верить, раз сказал, что вернётся, значит так и будет. Долго ещё ждала, но дождалась. 

Вернулся домой Василий Семеёнович лишь в 1947-м году. Он рассказал страшную историю своего чудесного спасения, которая не может оставить кого-то равнодушным. 

Красноармеец Капишин служил в 358-й стрелковой дивизии, которая с начала Велижской операции двигалась во втором эшелоне наступающей группировки. С 28 января 1942 года вела наступление в направлении Велижа. Затем дивизия двинулась в сторону города Рудня, ко второму февраля вышла на рубеж Понизовье - Титовщина, затем перерезала дорогу Рудня-Демидов и вышла на ближние подступы к Демидову, взяв город в полукольцо. Находилась там до десятого февраля, затем была отведена на оборонительный рубеж. Здесь  до июля отбивала атаки противника. 

Четвёртого марта 1942-го года под деревней Тюльки шёл страшный бой. В живых с нашей стороны не осталось никого, никого кроме Василия Семеновича Капишина. 

"Очнулся. Тишина страшная, - рассказывал потом родным красноармеец, - темнота кругом. Сколько прополз по земле, не знаю. По трупам полз, тормошил - может, кто из братцев живой. Никого живого… Гранаты собираю, думаю, не сдамся живым, не возьмёте! Сам-то ранен, боль невыносимая... Полз, полз, потом вдали огонёк разглядел. Оказалось - хатка. Как меня хозяева заметили, одному Богу известно. Занесли в дом, раны мои обработали, на ночь в погреб от немцев схоронили. Наутро рассказали, что немец в деревне, шерстит по домам, по подвалам: "Уходить тебе надо, сынок, а то и сам не выживешь, и нас с дедом погубишь". Дед меня в телеге спрятал, досками, соломой накрыл и в лес вывез, там недалеко линия фронта как раз проходила. Подобрали меня наши, я уж без сознания был. А потом - из госпиталя в госпиталь…Так и промаялся до самой победы. Не выжил бы, коли не знал, что ждут меня дома, любят и верят, что вернусь. Каждый день Наденьке своей повторяю: "Спасибо, что ждала".

Вернувшись домой, Василий Семёнович очень долго восстанавливал свои документы, удостоверяющие личность. Только в конце 50-х годов ему выдали новое свидетельство о рождении. В военкомате так и не поверили, что красноармеец смог выжить, и не вычеркнули его из списков безвозвратных потерь. Лишь благодаря справке о ранениях из эвакогоспиталя Капишин смог доказать, что не дезертировал и не находился всё это время в плену. В 1946-м году Василий Капишин был награждён медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". В 1948-м году Василий Семёнович был признан инвалидом войны, отмечен юбилейными медалями. 

Несмотря на последствия тяжёлого ранения Василий Семёнович вместе с женой трудился в послевоенные годы в совхозе "Дубовое". Супруги взяли на воспитание пятерых детей-сирот, любили их как родных и заботились о них. Все, кто знал Василия и Надежду, искренне считали их достойными, прекрасными людьми. 

Василий Семёнович ушёл в сентябре 1979-го года, было ему семьдесят лет. На похороны собралось всё село, многие пришли проводить в последний путь человека, видевшего столько несправедливости, но оставшегося честным и добрым ко всем окружающим. Надежде выпала тяжелая доля мужа хоронить дважды. Она пережила Василия на 14 лет. 

Так закончилась история любви и преданности. Но незавершённой осталась история "воскрешения" красноармейца: по некоторым документам Василий Семёнович и сейчас считается погибшим в бою. Его имя значится в 10-м томе Книги Памяти, место и дата гибели - деревня Тюльки, 1942-й год. Вот так, всю жизнь между живыми и мёртвыми.

 
Автор: 
Лэйла КРУПЕНИНА
Читайте также:
Наверх