Синее счастье восторженного детства

« Мучкапские новости »
31
от
Среда, 1 августа, 2012 (Весь день)
792

   Не знаю, найдется ли на Земле хотя бы один человек, который бы не вспоминал о своем  детстве с приятным,  щемящим в груди томлением, с какой-то светлой тоской и блуждающей улыбкой.  В нем всегда было место беззаботному счастью,  непередаваемому чувству безграничной радости, которое отзывается в повзрослевшей душе лишь эхом, напоминающем о невозможности повернуть время вспять.   И стоит  только задуматься о нем, даже не призывая на помощь свою память, как сразу же начинаешь чувствовать  где-то внутри  переполняющую тебя теплоту, согревающую не тело, а душу. Только детские воспоминания дарят это невообразимое, трудно поддающееся разумному объяснению чувство.  И у каждого из нас они свои, эти детские воспоминания, и даже самые грустные из них способны вызвать улыбку, ибо есть в детстве что-то сказочное и волшебное, во что мы уже давно не верим.
   Мне довольно трудно представить, чем бы занялся каждый из нас, выйди он из дома на целый день без какой-либо определенной цели.   Но со вершенно точно, что мы не стали бы поднимать с земли все, что привлекло наш взгляд, мы не стали бы пучком травы рисовать на стенах и не печалились бы о том, что наши резиновые сапоги слишком коротки для самой глубокой лужи. Мы совершенно спокойно пройдем мимо незнакомого, красивого цветка, мы не бросимся к нему, чтобы проверить его на вкус, и потому нам уже не испытать радости от того, что он оказался сладким. Нами все это уже давно забыто, аккуратно сложено в недрах нашей памяти, словно старые  вещи, которые приятно иногда пересматривать.  Вот так вот перебирая свои воспоминания, словно самые драгоценные раритеты, я натолкнулась на одно из них, которым мне захотелось поделиться.  Наверное, для того, чтобы вместе перенестись в этот беспечный и счастливый мир детства, дорога в который давно перекрыта прожитыми годами.
    Думаю, многие согласятся с тем, что самым вкусным лакомством в детстве был добрый кусок черного хлеба, обильно политый  подсолнечным маслом и посыпанный солью.  Но я почему-то отдавала предпочтение тому же черному хлебу, только пропитывала его водой и посыпала сахаром – он напоминал мне вкус вареной кукурузы. (Пробовала как-то съесть это, будучи уже взрослой – я не смогла проглотить даже одного кусочка, и ничего общего с кукурузой я в этом  кулинарном шедевре не нашла.) Как водится среди детей, у которых совершенно не было ни времени, ни желания смирно сидеть за столом и обедать, я побежала со своим хлебом на улицу, предварительно убедив маму, что мне совсем не хочется есть. Спустившись во двор, я увидела странный переполох среди других детей:  они дружно шумели и явно собирались куда-то пойти все вместе, ведь дети всегда ходят именно так.  Мой кусок хлеба остался незамеченным,  что меня немного расстроило, конечно, но узнав причину всеобщего возбуждения, я сама о нем позабыла совершенно.  Оказалось, что одному мальчику из нашего двора папа привез не что-нибудь, а самую настоящую жевательную резинку, да не простую, а в виде футбольного мяча! Сначала ему, конечно, никто не поверил,  кричали, что он все придумал, обвиняли его во вранье и желании похвастаться,  но когда он решил предъявить ее нам в качестве доказательства, крики умолкли. Кстати говоря, его папа был милиционером, и он казался мне человеком, который может все. Я даже боялась с ним здороваться, потому что была твердо уверена, что милиционеру вовсе не нужно мое детское, совсем маленькое и потому такое незначительное приветствие. Это событие случилось еще до наступления тех времен, когда  мы стали есть сухие соки, не разбавляя водой,  и могли позволить себе собирать вкладыши от этих жевательных резинок.   Тогда же она еще была чем-то нереальным, несуществующим,   ведь про нее говорили по телевизору, а все, о чем там говорили, казалось нам недосягаемым. И вот все дружно ринулись к дому этого мальчика, столпившись у его двери в маленьком коридорчике, мы замерли в ожидании. Наконец, дверь открылась, и мы увидели на  его ладони  маленький синий мячик с черными узорами: после секундной паузы начался галдеж. Все просили дать попробовать хотя бы кусочек, пробивались поближе, чтобы внимательнее рассмотреть и потрогать руками. Мяч был разделен на всех и размер доставшегося счастья был не больше спичечной головки. Никто не понял вкуса, но каждый пытался его описать, восторгаясь и радуясь так искренне, как могут радоваться только дети. Отчего-то именно этот момент я многим позже наградила титулом самого счастливого, может быть потому, что восторг такой силы возможен только в детстве.
      Детское счастье живет с нами всю жизнь,  лишь оно неоспоримо и незыблемо, лишь оно вечно. Вот поэтому я и решила написать о самой прекрасной поре в жизни каждого из нас - только  детские воспоминания способны сделать нас хоть чуточку счастливее, а значит и добрее.   Ведь счастье – это всегда добро, а детство – это всегда счастье.

Автор: 
Ж. Гончарова
Читайте также:
Наверх