Сегодня

Воскресенье, 19 августа 2018
vkontakte twitter facebook ok

После нас хоть потоп?

Номер газеты: 
25
Дата публикации: 
20.06.2012

   Помните, в не столь отдалённом прошлом, когда внутригосударственная и внешняя политика выстраивались на надёжной идеологической основе, какой глубокий, наполненный истинным содержанием смысл имели слова? Из радиоприёмников неслось: "От Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей человек проходит как хозяин необъятной Родины своей". И сердце наполнялось гордостью оттого, что человек, действительно, был настоящим хозяином на своей земле. Всё делалось планомерно и по науке, к природным богатствам и окружающей среде относились бережно, дальновидно смотря в завтрашний день и задумываясь о судьбах будущих поколений.
   К сожалению, сегодня всё изменилось, и главенствующим показателем любой деятельности стали деньги. Никто уже не задумывается о восполнении истощённых ресурсов или о сохранении исчезающих видов. Лозунгом дня стало получить как можно большую прибыль, минимально вложившись. Ведя хозяйственную деятельность, человек при этом перестал быть хозяином в истинном понимании слова, и, по-варварски нещадно эксплуатируя и потребляя всё, что так щедро дарит нам природа, выжимая из родной земли все соки, по сути, превратился в оккупанта, применяющего на захваченной территории тактику выжженной земли.- Вот, пожалуйста, полюбуйтесь, что осталось от лесополосы, - с едва скрываемой досадой в голосе говорит охотовед Тамбовского областного государственного предприятия "Тамбовохота" по Знаменскому, Токарёвскому и Сампурскому районам Геннадий Рожков, указывая на выгоревший подлесок и обуглившуюся, без единой травинки землю. - На днях, проезжая мимо, с дороги увидел дым от горящих посадок. Подъехал, смотрю, агроном и ещё несколько человек из фермерского хозяйства, руководит которым А. Долгов, спокойно наблюдают за тем, как огонь пожирает молодые деревца. Спрашиваю, что происходит? Оказалось, что подожгли они же. Зачем? Да, говорят, там жучки всякие, букашки - одним словом, вредители - которые, якобы, расползаются и разлетаются по полю, уничтожая посевы.
   Я в недоумении присмотрелась к полю, силясь понять, что же за культура здесь произрастает. И с трудом разглядела кое-где в плотном ковре сорняка слабенькие росточки подсолнухов. Они явно отставали от подсолнечника, который мы видели, проезжая мимо полей токарёвских фермеров, и причиной отставания были явно не мнимые вредители, расползающиеся из посадок.
   Вряд ли есть на свете зрелище печальнее пепелища. Мёртвые деревца, словно трупики убитых детей, в немом укоре застыли вдоль дороги потухшими свечками. Ясное дело, что в течение нескольких лет здесь не будет ни травинки, ни цветочка, ни грибка.
- А большинство взрослых деревьев как будто выстояло, - с надеждой в голосе обращаюсь к Геннадию Александровичу.
- Это одна лишь видимость, - спешит разочаровать меня собеседник, - жизнь этих деревьев продлилась ненадолго за счёт старых соков и скопленной силы. Но следующей весной они уже не оживут. И если бы страдали только деревья! Сельхоззапалы или, иначе говоря, широко практикуемое нашими земледельцами сжигание стерни, запрещены не случайно. Многие продолжают поджоги, невзирая на запреты, потому что, если даже и придётся ответить, то штрафы за причинение вреда среде обитания животных до смешного незначительны. А между тем, в результате поджогов страдают перепела, куропатки, в огне гибнут птичьи кладки. Много раз приходилось находить в выгоревших полях крошечных обуглившихся зайчат. Животным и птицам может посчастливиться только в том случае, если стерня подожжена (что, кстати говоря, строжайше запрещено) с одного края, а если границы поля горят по всему периметру, то представители фауны обречены, поскольку им не суждено выбежать из пожарища.
   Дальнейшая экскурсия по "местам боевой славы", где приложили руку предприимчивые землепользователи, оптимизма, увы, не прибавила. Неподалёку от села Александровка посреди поля, принадлежащего ООО "Урожай", необитаемым островом предстал перед нами небольшой лесной массив площадью приблизительно около двух гектаров, выгоревший дотла. Поджоги таких небольших лесков - тоже явление порочной практики последних лет. Производятся они с благословения руководителей сельхозпредприятий с целью расширения посевных площадей за счёт участков, не учтённых в кадастровых документах, а, стало быть, не облагаемых налогами. Этакий нелегальный источник дохода. Но в погоне за прибылью люди не задумываются о том, что в такие небольшие лесные массивы любят наведываться кабаны, их выбирают в качестве мест для отёла самки лося.
Ещё довелось увидеть две начисто выкорчеванные полосы благородных берёзовых посадок, которые некогда росли под прямым углом по отношению друг к другу и окаймляли дорогу, а теперь безжизненной, безобразной грудой мусора сдвинуты бульдозером в Шатиловский пруд. Мало того, что деревья уничтожили, так ещё и пруд засорили.
   Видели мы и гречишное поле, подпаханное к Алехинскому пруду настолько близко, что "УАЗик" едва протиснулся между ним и кромкой воды. В нескольких местах узкую дорогу пересекали полосы голой земли, явно указывающие на то, что с поля в воду стекали химикаты.
   - Из этих же водоёмов, вблизи которых расположены поля, сельхозпредприятиями производится забор воды для обработки посевов, что строжайше запрещено, - продолжает комментировать Геннадий Александрович, - ведь из цистерн химия частично попадает в воду, отравляя всё живое, что в ней есть. Не случайно правилами водопользования предусмотрено наличие специальных лицензий, дающих разрешение на забор воды. Кроме того, ширина водоохранной зоны всех типов водоёмов, предусмотренная Водным кодексом, составляет не менее пятидесяти метров, что, как мы убедились, нарушается сплошь и рядом. В том же документе чёрным по белому написано: "Сброс в водные объекты…агрохимикатов и других опасных для здоровья человека веществ и соединений запрещается". Предусмотрено и строгое наказание для нарушителей - штраф в достаточно ощутимой сумме и конфискация помпы или иного оборудования, с помощью которого производился забор воды. Только те, кто уполномочены производить подобные взыскания, почему-то ведут себя пассивно, словно не замечая, что происходит вокруг.
   Сильное впечатление произвёл и рассказ охотоведа о поджоге камыша в Широкой балке, расположенной в пойме реки Кариан. Геннадий Александрович с искренней болью описывал, как безжалостное пламя уничтожало на своём пути всё, включая гнездовья, кладки яиц и молодняк цапли, утки, чайки. Как бедные птицы метались в дыму и кричали, взывая о помощи, видя, как гибнет потомство. На вопрос "зачем?", обращённый к мужчине, который устроил этот поджог, он беспечно ответил: "Да так, чтоб чище было". Так и захотелось спросить: "Чище от чего и от кого?" Видимо, ото всего и всех. А, может быть, просто захотелось почувствовать себя богом. Вот, мол, какой я всемогущий: в моих руках участь других существ. Захочу - убью, захочу - помилую.
   А ещё говорили о браконьерской рыбалке с сетями. Казалось бы, какое отношение имеет охотовед к рыбной ловле? Оказалось, самое прямое. Ежегодно в сетях гибнут десятки ондатр и диких уток. А однажды Геннадию Александровичу довелось увидеть даже попавшую в браконьерские снасти мёртвую выхухоль - животное, занесённое в Красную книгу. Да и рыбы от жадности вылавливается порой гораздо больше, чем требуется.
- Но у нас ведь сейчас все голодные да бояре, - подводит итог разговору мой собеседник. - В своей уверенности, что любое деяние останется безнаказанным, а, если что, то можно откупиться, браконьеры обнаглели до полного беспредела. Бывали случаи: подъезжаешь к пруду - машина стоит, а сам хозяин на лодке с сетями возится. Зовёшь его причалить к берегу для составления протокола и слышишь в ответ: "Некогда мне подплывать. Ты, командир, открой машину, там, в бардачке сам возьми, сколько надо".
   От всего увиденного и услышанного в этот день голова шла кругом. Мысль о том, что при наличии огромного количества родственных, а порой и дублирующих друг друга природоохранных организаций и чиновных должностей вокруг происходит настоящий хаос, не укладывалась в сознании. Сброс в водоёмы токсичных отходов, сооружение в низинах и балках - на так называемых водосборных площадках - скотомогильников, бездумные потравы и необоснованные поджоги - всё это предвестники близкого апокалипсиса, который при таком отношении и темпах произойдёт гораздо раньше, чем предсказано пророчествами. Совсем скоро мы останемся в выжженной пустыне без единого деревца и зверушки, не имея пищи, воды, чистого воздуха и рожая уродливое, нежизнеспособное потомство. Может быть, пора одуматься и остановиться, пока ещё хоть что-то можно спасти?
 

Автор: 
Инна ЗЯБЛОВА Фото автора
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх