Подвигом добрым подвизавшиеся в годы Великой Отечественной войны

« Сельская новь »
23
от
Среда, 3 июня, 2015 (Весь день)
1907
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/06/03/top68.ru-podvigom-dobrym-podvizavshiesya-v-gody-velikoi-otechestvennoi-voiny-56472.jpg?itok=Yi3cyPez

(Окончание)

 

Любая война искажает представления людей о добре и зле, ведёт к разрушению духовных и моральных норм в человеке. Тем более это стало заметным в советское время, где на протяжении нескольких десятилетий человеку внушалась мысль о безбожии как основе мировоззрения. Проблема духовно-нравственного состояния народа очень близко воспринималась архиепископом Лукой, назначенным на Тамбовскую кафедру в 1944 году. Пытаясь изменить нравственную атмосферу среди верующих города Тамбова, он применял строгие меры дисциплинарного воздействия, которые действовали в древней Церкви. 

22 апреля 1945 года Владыка направил письмо Святейшему Патриарху Алексию, предлагая применять к согрешившим правила святого Иоанна Постника. Эти правила отличались особой строгостью и предполагали отлучение согрешивших от Причастия на срок от 3 до 10 лет. В условиях, когда большая часть верующих лишена была Причастия в течение десятилетий, применение таких правил было чрезвычайно жёсткой мерой, и, скорее всего, не привело бы людей к исправлению.

Патриарх ответил архиепископу Луке 23 мая 1945 года. Он, в частности, писал: "Епархиальный архиерей, как правомочный архипастырь вверенного ему церковного стада, может по своему усмотрению и по велению своей архипастырской совести применять любые правила церковные для врачевания больных чад своей паствы. Но надо помнить, что предоставление подведомым пастырям формально проводить те или иные прегрешения пасомых под соответствующие параграфы правил святого Иоанна Постника или других, с назначением тех или иных наказаний и прещений, может повести к тому, что вместо исправления последует ожесточение. Кроме того, такая практика может выродиться в формальный юридизм, свойственный латинской идеологии, весьма отличной от православного понимания завета апостольского "внимать стаду". Если последствия от применения правил святого Иоанна Постника духовенством Тамбовской епархии будут не такие, каких ожидает от этого Преосвященный Тамбовский, то при всём огорчении моём, у меня будет сознание, что я по долгу совести указал Преосвященному на то, что, быть может, от него ускользало".

Совету Святейшего архиепископ Лука не внял. В 1945 году он подготовил следующий указ: "Крайнее падение церковной дисциплины за последние 27 лет требует решительных мер для восстановления тяжело расстроенной жизни. Считая недопустимым вошедшее в обычай игнорирование священных канонов и крайнее ослабление епитимий, налагаемых при Исповеди, признаю обязательным ввести в действие правила святого Иоанна Постника, которыми руководствуется Греческая Церковь".

Перед Великим Постом 1945 года Владыка провёл пастырское собрание духовенства города Тамбова, на котором объявил о своём намерении ввести в жизнь правила святого Иоанна Постника. Решено было в качестве эксперимента начать с Тамбова. После Пасхи в мае и июне на имя архипастыря поступили рапорты трёх священников, в которых они пытались проанализировать действенность указа.

Протоиерей Аристарх Кедров писал, что епитимию применял за совершение тяжких грехов: блуда, абортов, сквернословия и не допускал "до Святого Причастия в течение нескольких недель, и очень немногие выполнили это духовное наложение". Причём отец Аристарх сетует на то, что "верующие люди в огромном большинстве при невозможности приносить покаяние в продолжение двух десятилетий забыли даже порядок исповеди и некоторое отступление от заповедей Ветхого и Нового Заветов не считают по своей религиозной малограмотности беззакониями, а молодёжь тридцатилетнего возраста не имеет познаний вообще о высоком смысле православного богослужения". Протоиерей Аристарх, исполняя указание архиерея, накладывал епитимию только за тяжкие грехи и то лишь на несколько недель.

Другой клирик Покровского собора протоиерей Роман Новиков накладывал епитимию в виде отлучения от Причастия сроком на 1-3 года за "грехи блудодеяния, прелюбодеяния и вытравление плода". К тем же, кто в анкетах при переписи объявлял себя неверующим или обращался к гадалкам, применял более мягкое наказание в виде земных поклонов. По поводу того, как к подобным наказаниям относились прихожане, отец Роман пишет: "Отлучение от Святого Причащения, сознавая свою греховность, принимали без возражения, другие же просили о сокращении срока отлучения от Святого Причащения, обещая исправления своей жизни".

Почти также относительно сроков и формы наказаний поступал и епархиальный секретарь протоиерей Иоанн Леоферов, служивший в Покровском соборе. По поводу тех, кто отрекался от Бога или обращался к гадалкам, отец Иоанн пишет: "Большинство совершили этот грех отречения по своей несознательности и малодушию… болея душой о своих детях и мужьях на фронте, искали успокоения в гадании. Притом эти грехи имели эпидемический характер, а потому применять отлучение на 3-4 года от Причастия значило бы то, что половина кающихся не была бы допущена до Причастия".

Опыт применения строгих канонических норм по отношению к согрешающим мирянам со стороны архиепископа Луки был неудачным, и с отъездом Владыки в другую епархию его больше не применяли.

Победа в Великой Отечественной войне стала возможна в то время, когда народ вернулся к своей вере и объединился вокруг исторических святынь и традиционных ценностей. Она была одержана как силой оружия, так и силой веры и духа народа. Знаменательны в этом смысле слова  из Пасхального послания Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского), которые в День Победы 9 мая 1945 года облетели все города и веси Русской земли. Святейший писал: "Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня, дня, в который изрёк Господь праведный суд Свой над злейшими врагами человечества, - и православная Русь, после беспримерных бранных подвигов, после неимоверного напряжения всех сил народа, вставшего как один человек на защиту Родины и не щадившего и самой жизни ради спасения Отечества, ныне предстоит Господу сил в молитве, благодарно взывая к Самому Источнику побед и мира за Его небесную помощь в годину брани, за радость победы и за дарование мира всему миру".

 

СВЯЩЕННИКИ ТАМБОВСКОЙ ЕПАРХИИ - УЧАСТНИКИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 

Архимандрит Рафаил (Лукьян Акимович Брыксин), род. 28 октября 1893 года в с. Иноковка Кирсановского уезда Тамбовской губернии. В 1903 году поступил в Успенскую Вышенскую пустынь, в 1913-м закончил Вышенскую Купленскую церковно-приходскую школу. Участник Первой мировой войны, военный фельдшер в 222-м Краснинском полку на Германском фронте. В 1920 году пострижен в монашество и рукоположен в иеродиаконы. В 1925-м рукоположен в сан иеромонаха. Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, служил фельдшером в военном эвакопункте. Имел награду-медаль "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.". После мобилизации в 1948-м служил на разных приходах Тамбовской епархии. Умер 25 марта 1976 года.

 

Диакон Иван Алексеевич Дмитриевский, род. 24 июня 1900 года в с. Космодамианское Тамбовского уезда, окончил церковно-приходскую школу и три класса духовного училища. В 1941-1942 годах - на фронте, получил ранение, инвалид войны. В 1945 году архиепископом Лукой рукоположен в сан диакона, служил в Покровском соборе г. Тамбова. Умер 29 января 1972 года.

 

Протоиерей Илья Семёнович Сухарев, род. 20 июля 1915 года в с. Ново-Кленское Козловского уезда Тамбовской губернии, окончил начальную школу, в 1942-1945 годах на фронте. В 1957-м рукоположен в сан диакона, а в 1958 году священника. Был настоятелем в храмах пгт Пичаево и Бондари. Умер 10 марта 1987 года.

 

Протоиерей Василий Дмитриевич Лагутин, род. 28 января 1897 года в с. Лаврово Тамбовского уезда, окончил церковно-приходскую школу, участник Первой мировой войны в составе русского экспедиционного корпуса во Франции и на Балканах. В 1942-1944 годах - на фронте, уволен вследствие тяжёлого ранения. Награждён медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". В 1945-м рукоположен в сан диакона, затем священника. Служил в приходах с. Мордово, Бокино. Умер 28 апреля 1978 года.

 

Протоиерей Александр Ильич Бородин, род. 17 июля 1914 года в с. Шмаровка Мордовского района Тамбовской области. Окончил три класса сельской школы, до войны занимался сельским хозяйством и служил псаломщиком в местном храме. С 1941 по 1945 год - на фронте. В 1950 году рукоположен в сан диакона, а в 1951-м - в сан священника. С 1954 года настоятель Михаило-Архангельского храма в с. Мордово. Умер 26 апреля 1975 года.

 

Протоиерей Иоанн Васильевич Засыпкин, род. 1925 года  в д. Малая Хопёрка Шульгинского района (ныне Мордовский район). В 1943 году был призван на фронт. Получив ранение, лечился в госпитале, после выздоровления вновь отправился на передовую, где был командиром пулемётного расчёта. Второе ранение было тяжёлым, и из госпиталя Иван Засыпкин вернулся инвалидом домой. Будучи человеком глубоко верующим, он своё избавление от смерти считал исключительно действием промышления Божия и Матери Божией. После войны поступил псаломщиком в Ильинский храм города Мичуринска, вскоре был рукоположен епископом Иоасафом во диакона, затем во священника и назначен в клир Михаило-Архангельского храма села Мордово Тамбовской области, где служил долгие годы и скончался в 1986 году митрофорным протоиереем в должности настоятеля храма.

 

Источники:  архив Тамбовской епархии; 
Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области

Автор: 
Митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий
Читайте также:
Наверх