Сегодня

Пятница, 21 сентября 2018
vkontakte twitter facebook ok

Они в судьбе у каждого из нас

Номер газеты: 
29
Дата публикации: 
18.07.2012

     Минуло полвека с тех пор, как я и мои братья - Юрий и Анатолий учились в школе и воспитывались в Караульском детском доме. Проходят годы, тускнеют воспоминания о детстве и юности, но память о любимых учителях с прежней силой возвращает нас в то время, она остается ему неподвластна. Сегодня мне хочется рассказать об этих дорогих сердцу людях, которые дали нам путевку в жизнь, оставили свой добрый след в наших сердцах. Хочется сказать благодарное слово школе и детскому дому - эти два понятия в наше время были неразделимы, вспомнить сельскую школу с ее особой аурой доброты и заботы о нас, детях войны - обо всех детях.
 

Учительница первая моя...

     Наталия Ильинична Яичникова… Строгая и добрая одновременно, все понимающая и сдержанная. Это она на пороге школы приняла нас, первоклассников, под свое крыло, научила читать и писать. Многие прошли через ее добрые, заботливые руки. В Караульской школе учились дети из сел Нащекино, Богданово и других, но большинство были из детского дома, чьи родители погибли в годы Великой Отечественной войны. Сколько надо было чуткости к таким детям со стороны учителя, терпения. Сколько душевного тепла и силы…
     Больше всего на свете мне дорого приобретенное умение читать. Когда возвращаюсь мысленно в те годы, в памяти сразу возникает стихотворение Андрея Усачева “О чтении”: “Читать ужасно интересно: /Вы можете сидеть, лежать, /И не сходя при этом с места /Глазами книгу пробежать! /Да-да! Читать - ходить глазами: /За ручку с мамой, после - сами. /Ходить - ведь это же пустяк, /Не бойтесь сделать первый шаг /И вы пошли, пошли, пошли -/И слово первое прочли! /От слова к слову, как по кочкам - /Помчитесь весело по строчкам…”
     Вот и мы вместе с Наталией Ильиничной пошли, пошли по дороге чтения, познания азов наук и приобрели жажду знаний, которая неустанно проявляется по сей день.
 

От сказки к были

     Научившись читать, я с большим удовольствием ходила в сельскую библиотеку, а работала в ней, по-моему, Елизавета Ивановна (фамилии не помню). Первую книгу, которую она мне посоветовала взять, была “Русские народные сказки”. Теперь я понимаю, почему именно эту. Ведь сказочники выражали мудрость народа, его стремления и мечты. Всюду - простые люди работают, строят жилища, чтобы укрыться от холода, дождей, борются с теми, кто посягает на их покой, любят и растят детей, передают им свои знания, смеются над очевидной глупостью, мечтают о лучшей доле… Вот и я мечтала с детства объездить весь мир, и, слава Богу, так и случилось.
     Нельзя забыть и нашу любимую Марию Николаевну Патутину, преподавателя русского языка и литературы. Она нас учила до 7 класса, жила нашими интересами, удачами и неудачами.
     В 8 классе я уже училась в Трескинской школе. Уроки русской словесности вела Александра Степановна Салычева. Эти два талантливых педагога привили нам любовь к родному русскому языку. Учили нас писать письма. Сейчас можно послать письма по электронной почте, они мгновенно дойдут даже до другого континента. Но мне почему-то кажется, что электронные послания бездушны, а от писем моих друзей, которые приходят в конвертах, даже запах чувствуется: то терна, то малины, то смешанных трав из Черноземного края…
     Не помню, кто из двух этих педагогов сказал: “Умение читать, а главное - умение писать - первый признак интеллигентности”. Надеюсь, я оправдала их надежды.
 

Сердца
наполнили любовью

     Клавдия Васильевна Луканкина, учитель географии, знакомила нас с нашей удивительной страной, которую природа щедро наделила голубыми озерами, быстрыми реками, бескрайними лесами, прекрасными природными ландшафтами. Она рассказывала о Камчатке - стране вулканов, а там их где-то 29 активных, об озере Байкал и таких, как Ладога и Онега, о реках Вуоксе, Свирь, Карельском перешейке… Сколько же знаний нужно было держать в памяти молодому учителю! С какой любовью наш милый географ говорил о природе Средне-Русской равнины, нашего края! Она не поражает фантастическими рельефами и экзотическими растениями, которые я видела, живя и работая в тропиках. Настоящая красота всегда скромна и неброска. Но мимо нее не пройдешь! Она заставляет замедлить шаг, остановиться… “Вот какая я - настоящая русская природа! Смотрите! Восхищайтесь!”
     И это действительно так. Объехав почти полмира, лучше нашей природы не встречала…
Первое удивление от ее многообразия, умение видеть и ценить эту красоту пришло на уроках географии, в общении с прекрасным учителем Клавдией Васильевной Луканкиной. А продолжилось и расширилось на уроках, которые вела Калерия Никитична - она преподавала ботанику и биологию. Это во многом благодаря ее урокам наши сердца наполнились любовью к родному краю.
 

Родной наш детский дом

 

     Когда Калерия Никитична приехала работать в Караульскую школу, пришла знакомиться с будущими учениками в наш детский дом. Его посетить стремились в те годы многие. И не только ради тех, кого осиротила война. Ведь дом, где мы жили и воспитывались, был наследием выдающегося российского дипломата Георгия Васильевича Чичерина и его дяди - выдающегося ученого XIX-го столетия Бориса Николаевича. Он был одной из местных достопримечательностей. В моем восприятии, сохранившемся с детской поры, это был даже не дом, а красивый дворец - ухоженный, окруженный роскошными цветами, декоративными кустарниками. Одной сирени было несколько сортов - от всюду распространенной белой до редко теперь встречающейся - огненно-красной. Весь этот архитектурный ансамбль создавал впечатление санатория. Он был уникальный. По природному ландшафту место, где стоял дом, мне почему-то очень напоминает Архангельское, где располагалась парадная резиденция князей Голицыных и Юсуповых. 

     Территория возле детского дома всегда содержалась в образцовом состоянии. Здесь все притягивало своей красотой. Наверное, поэтому к нам с охотой приходили сельские дети и взрослые, бабушки с внуками.
     Наш детский дом в те годы был настоящим культурным центром села. Здесь проходили многие праздники и торжественные мероприятия. Не удивительно, что выпускники всегда с любовью вспоминали тот старый детский дом-дворец и, став взрослыми, всегда стремились приезжать сюда вновь и вновь.
     О нас тогда был снят фильм “Жизнь в детском доме”. На мой взгляд, очень замечательный фильм.
     Очень жаль, что теперь нет этого дома - уникального памятника культуры. Он сгорел от людского небрежения. Нынешние воспитанники Караульского детского дома знают о нем только по фотографиям. В современном здании детского дома, построенном по типовому проекту, многое сделано для того, чтобы детям здесь жилось хорошо, было удобно и уютно. У нас в те годы обстановка в игровых и спальных комнатах была намного скромнее, а одежда - однообразнее и беднее, чем у нынешних воспитанников, которых внешне теперь не отличишь от домашних детей. Но мне по-прежнему дорог тот, старый дом, в котором жила история.
     Наша жизнь в детском доме проходила интересно. Все дети, начиная с младшего возраста (начальных классов) были включены в общий созидательный, и самое главное, радостный, дающий конкретные и зримые результаты, труд. Он не только не мешал процессу обучения, а напротив - стимулировал, поддерживал его. Воспитывались мы в духе системы Макаренко. За успехи в учебе, спорте и трудовых делах нас поощряли поездками на олимпиады, спартакиады, фестивали. Мы отдыхали в международном пионерском лагере “Артек”, в оздоровительных лагерях Притамбовья и Мичуринска.
     Дети, которые воспитывались в детских домах в военные и послевоенные годы, росли не как цветы-бальзамины, которые холят и лелеют в городских квартирах, а придорожными васильками. Это совсем другое! У этого “василька” жажды жизни гораздо больше, потому что он знал - его не польют как бальзамин и не поменяют землю на более питательную для успешного роста и цветения. Но он может и сам прорасти и расцвести, если захочет.
     Новой учительнице Калерии Никитичне очень понравился над дом-дворец, но больше всего дети, которые вместе с воспитателями занимались обустройством дорожек на прилегающей территории, кто-то копал ямки под кустарники, кто-то закапывал луковицы гладиолусов, лилий и тюльпанов… Позже, уже на уроках ботаники, Калерия Никитична терпеливо объясняла, зачем это надо было делать. Эти уроки не прошли для нас даром. Вот и теперь в Подмосковье, Тамбове и Туле, всюду, где живут бывшие воспитанники, их дети и внуки, на их дачах и приусадебных участках, возле домов растут, радуя всех, цветы.
     Работа на земле тогда была для нас в радость. Такой радостью осталась и доныне, хотя уже давно наступил пенсионный возраст, а сил и здоровья стало гораздо меньше. Мне бы очень хотелось, чтобы у современных детей, как и у нашего старшего поколения, привычка к труду воспитывалась с самых малых лет. Тогда и во взрослой жизни им станет легче реализовывать свои возможности, захочется создавать вокруг себя красоту.
 

Большая признательность

     Большим уважением у нас пользовалась учитель немецкого языка Евдокия Леонтьевна Леонтьева - мой классный руководитель в период с 4-го по 7-й классы. О ней я рассказывала в “Учительской газете”. В те годы молодая, энергичная, с волевым лицом женщина, она обладала твердым и решительным характером. Вопрос дисциплины на ее уроках никогда не возникал. А вот учитель немецкого языка в Трескинской школе Яков Яковлевич Фаст напротив, был человеком трепетным и обладал тихим, спокойным голосом. Он приобщал нас к западной культуре. Запомнилось, как на одном из уроков прочитал на немецком поэму Генриха Гейне “Лорелея”, и она покорила нас своей выразительностью и мелодичностью. У меня до сих пор в памяти звучит его голос, читающий волнующие строки. И сейчас могу процитировать по-немецки первые строфы. В наших учебниках был только отрывок из этой поэмы, а целиком я с ней познакомилась уже, когда жила в Германии.
     А как не вспомнить учителя физкультуры Федора Ивановича Богданова и нашего старшего пионервожатого Николая Викторовича Чурикова? Федор Иванович прошел всю войну и закончил ее в звании старшего лейтенанта. Оба они были старше нас лет на десять. Для мальчиков часто становились на позиции старших товарищей, всегда были хорошим примером во всем, а для девочек - образцом настоящих мужчин, умных, знающих, веселых. Вспоминаю о них всегда с большой признательностью за ту частицу души, которую они вложили в каждого из нас.
     Несомненно, главными и умелыми дирижерами коллектива педагогов и учащихся были директора детского дома - А.Э. Лесюис и А.И. Похвищев. Их и директоров школы отличали профессионализм и педагогическая мудрость, позволявшие четко отличать обычное мальчишеское озорство от выраженного хулиганства - такового потому у нас и не было. А вот озорства хватало.

     

На «тарзанке»
     

     Мы бегали купаться на Ворону, где у нас было заветное местечко. На крутом берегу, на самой его кромке стоял старый дуб. Кто-то пристроил в него железную скобу - казалось, она вросла в него. К ней мы привязывали веревку - “тарзанку”. Сейчас уже немногие помнят американский фильм с Джонни Вайсмюллером в главной роли - “Тарзан”. А мы тогда его смотрели с упоением. Дух захватывало, глядя на то, как он летал по голливудским джунглям, скользя по лианам над болотами, в аккуратных «лохмотьях» и с безукоризненным пробором в волосах - дикая свобода по-американски. Этот фильм мы смотрели десятки раз и, естественно, подражали Тарзану. Ухватившись за веревку обеими руками, отбегаешь назад, разбегаешься и - лети-и-и-шь чуть ли не на середину реки, насколько веревки хватит.
     … Легкая как листик, отпускаешь руки и падаешь в воду. Старшие ребята, а среди них и мои братья - Юра и Толя, стоят над водой, чтобы в случае чего подстраховать, вглядываются - где вынырну. Секунды идут… еще, еще, у них уже сердце в пятках. И тут ты выныриваешь из воды и смотришь, как ребята оценили твой полет.
     Но, если честно, за это могло и попасть, если были здесь без воспитателей. Место-то было глубокое, там однажды утонул воспитатель Иван Павлович.
     А однажды в половодье решили покататься на лодке. Вспоминая об этом нашем озорстве, моя подруга, которую судьба привела в Заполярье, пишет, что я была непоседа с кудряшками. Что же? Ей виднее.
     Была я худенькой, есть никогда не любила… Спустя годы в свой очередной приезд в Караул сидели мы с Евдокией Леонтьевной за чашкой чая, вспоминали интересные эпизоды из нашей жизни. Она рассказывала давно забытый мною эпизод, как после очередного обеда в детском доме, где нам в обязательном порядке в те годы давали пить рыбий жир, я однажды громко заявила (а училась тогда в 4-м классе):
     - Вот вырасту, стану большим начальником, главным человеком и запрещу во всех детских домах и пионерских лагерях поить детей рыбьим жиром, насильно заставлять есть, заниматься без желания музыкой, когда остальные дети играют в волейбол, лапту, прятки, классики и прыгают через веревочку или гоняют в футбол.
     Оглядываясь назад, сейчас понимаю, как мне тогда повезло, что все это было в нашей жизни. Ведь далеко не всюду были такие чудесные условия для детей, оставшихся сиротами.

Автор: 
Раиса ПАВЛОВА
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх