Типография Мичуринск-Тамбов

Сегодня

Четверг, 17 августа 2017
vkontakte twitter facebook ok

Моя тревога, гордость и судьба. 90-летию контрразведывательных подразделений органов безопасности России посвящается

Номер газеты: 
34
Дата публикации: 
03.05.2012
Велик вклад в победу контрразведчиков, и сегодня, накануне 90-летия этой службы, мы подготовили для вас, уважаемые читатели, уникальный материал.
«О лазутчиках вели заказ учинить крепкой…»

   Если мы перелистаем страницы летописей и исторических хроник, то убедимся: контрразведка существует с тех самых пор, что и само государство. Опасное и таинственное ремесло стало занятием и уделом наиболее отважных, ловких и самоотверженных людей. Без такой героической стези не было возможности уцелеть во враждебном окружении, сохранить самобытность русского народа и целостность государства Российского. В нелёгком становлении той профессии, что через несколько сотен лет получит своё определение и станет называться контрразведкой, участвовали тысячи и тысячи безвестных нам гонцов - «сакмагонов», «сторожей» и «вестовщиков»...
   Путешествуя по дошедшим до наших дней страницам указов, находим прелюбопытнейшие строки:
«А ныне б есте под татар, смотря по вестям и по тамошнему делу, послати посылку, сколько человек пригоже, да и охочих бы есте людей, которым татарский промысел за обычай» (1625 год, предписание тульским воеводам мер для пресечения набегов татар и слежения за ними), или: «И я холоп твой, о том для развязывания подлинных вестей в Тамбовский уезд послал станицу» (из доклада царю Алексею Михайловичу о подавлении смуты).
В царствование великого князя Московского Ивана III ещё вчера согбенная и находившаяся в тисках литовцев и татар Московия стала основательно и стремительно набирать силу и мощь. Это не могло не привлечь внимание наиболее могущественных держав того времени к неведомому «русскому медведю». И потекли на Русь под разными личинами с разных сторон и весей шпионы.
   Для ведения шпионажа широко использовались посольские службы, заморские купцы и путешественники, как нередко встречается в разного рода описаниях, - «лазутчики». Этимологический словарь славянских языков определяет это понятие от однокоренного слова «лазутка», что значит «лазок, лаз в плетне», а наиболее употребительно оно было на Рязанщине. Одно из предписаний по ведению контрразведки находим в «Памятниках дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским государством», датируемых 1570 годом: «А о лазутчиках бы есте, которые из Новагорода  к Москве и по городам лазучат, вели заказ учинить крепкой, чтоб лазутчиков переимать. А ныне то ново учинилось, что с литовскими послы приходити с разных земель людям, а те люди с вами были солтана турского, а под именем государя вашего, и те люди с вами были для лазученья и  искали под государя нашего землею лихова дела», - эти строки уже глаголят и о профессиональном результате - о выявлении в составе литовского посольства разведчиков турецкого султана.

Период грозы двенадцатого года

   В год 200-летия победы русского народа в Отечественной войне 1812 года следует особо отметить мало освещаемую сторону военной истории - тайный поединок русской контрразведки в «период грозы двенадцатого года». В 1810 году в непосредственной близости от границ Российской империи были созданы два мощных разведывательных центра - политический и военный. Политический обосновался в Варшаве и ведал шпионажем в Приграничье: Литве и западных районах Белоруссии и Украины. Штаб военной разведки разместился в Гамбурге в штаб-квартире маршала Даву, и имел самые широкие полномочия: сбор, обработка и обобщение материалов о русской армии, стратегических резервах, качестве подготовки офицерского состава, военных крепостях.
   В январе 1810 года Александр I назначает военным министром Барклая-де-Толли. Накануне войны русский самодержец, понимая особенную значимость для государств тайных специальных служб, подписывает три секретных документа, соединивших в себе понимание, анализ и прогноз Барклая-де-Толли и его наиболее надёжного окружения о подходах к ведению русской разведки и контрразведки накануне и во время предстоящей войны. В русских архивных документах 1810 - 1812 годов подтверждается, что на территории Российской империи были задержаны и обезврежены 39 тайных лазутчиков из числа военных и гражданских лиц, состоявших на тайной службе у Наполеона. Низовое звено шпионской наполеоновской сети составляли многочисленные бонны, гувернёры и гувернантки, повара и прочий люд, ценность информации которых «была незначительна» и в отчётах не отражалась. Очень любопытно высказывание сэра Роберта Морея, английского посланника в России, который утверждал, что в XVIII - XIX веках Россия была «главным центром шпионажа», ареной бесконечных тайных сражений европейских держав и Турции. Он признавал, что его правительство отпускало на эти игры и на подкуп русских должностных лиц до ста тысяч фунтов, а Франция на подобные цели тратила многократно больше, что «грозило ей чуть ли не финансовым банкротством». Наполеон действительно щедро тратил деньги на шпионаж, слишком уж притягательна была мечта поставить на колени и покорить Россию. Начиная с 1810 года по секретной статье военного ведомства «на подкуп иностранцев» в 1810 году было выделено 3 миллиона франков, в 1811-м - пять миллионов, в 1812 году - десять. В военно-историческом архиве в Москве хранится составленная в те годы посольством Франции в Петербурге и перехваченная русской контрразведкой «объективка» на шестьдесят генералов российской армии.
   В этом списке М.И.Кутузов, М.Б.Барклай-де-Толли, М.А.Милорадович, Д.С.Дохтуров и другие будущие герои «грозы двенадцатого года». Против составленного на каждую персону досье - удивительнейшая приписка, высочайшее определение и характеристика человеческих и профессиональных качеств этих людей - «Неподкупен».

Обращаясь к указам, наказам, постановлениям и письмам, датированным в разные периоды существования и развития государства Российского, не перестаёшь удивляться, сколь тщательно прописаны в них цели воинского служения во благо России. К примеру: «И как вам ся грамота придёт, и вы б жили с великим бережением и вестей про литовских людей и про немецких людей проведывали» (1614 г.), «Да и того ему беречи и заказ крепкий учинить, которые люди учнут приходить на Луки (порубежный город с Литовским княжеством) из украйных и иных городов и про тех бы приезжих людей сказывали ему. А ему тех людей ведать, записывать в книги, а именно с отцы и с прозвищем, и откуда и хто пришёл и к кому имянем и для чево, и знатны на них на Луках есть ли, да будут на которых прохожих и на приезжих их людей знатцев на Луках нет и чаять от них какова воровства и ему тех людей расспрашивать и сыскивати про них накрепко» (1630 г.), «Лазутчики … рассылаются в нужных случаях, под разными видами  в различных одеяниях. Они должны быть люди расторопные, хитрые и опытные. Их обязанность есть приносить сведения, за коими они отправляются». (1810 г.)

«Учредить для борьбы со шпионажем…»

   Профессиональная контрразведка России появилась в 1903 году, впитав в себя традиции, методы, тактику, опыт и мастерство, прошедших сквозь века государственной истории посольского и разрядного приказов, тайной канцелярии и тайной экспедиции, третьего канцелярского отделения, разведочного отделения Главного штаба и других тайных ведомств, золотой запас которых составляли простые и не всегда известные люди, руководимые одним стремлением - оградить от опасностей, бед и гибели свою Родину. Возраст же контрразведки как современного направления деятельности спецслужб исчисляется в 90 лет.
   Существует следующее определение, что разведчики и контрразведчики - это товар штучный, уникальный в своём роде и редкий. С этим надо родиться, выбрав нелёгкую и сложную долю бойца, а не имиджевую роль. Потому как и профессия, и жизнь каждого из тех, кто выбрал контрразведку - вернее, кого выбрала контрразведка, - уникальна, неповторима и по характеру, и по деяниям. Наши сегодняшние гости - настоящие контрразведчики, люди высокого долга, интересной профессии и мужественной судьбы, наши современники и земляки.

    Чаплыгин Геннадий Егорович, полковник в отставке, в органах безопасности с 1977-го по 2004 год. С 1998-го по 2004 год - начальник Управления ФСБ России по Чукотскому автономному округу. Проходил службу в Республике Афганистан в 1980 - 1981 и в 1987 - 1989 годах - в составе специального отряда КГБ СССР «Каскад - Вымпел». Награждён двумя орденами Красной Звезды, медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» и ещё 16 орденами и медалями. Почётный сотрудник контрразведки:
   - Всякий раз, когда мы рассматриваем такой термин, как «контрразведка», в приставке «контр» уже заключено противостояние иностранным разведкам. По тем временам, когда я пришёл служить в КГБ, против нас работал целый блок империалистических государств со специальными разведывательными структурами и ведомствами. Мы приходили на службу, уже имея за плечами определённый жизненный и рабочий опыт, в достаточно зрелом возрасте, обуреваемые не просто юношеским желанием послужить во благо России. Мои представления о службе в КГБ подпитывались хорошей литературой и стремлением получить серьёзное базовое юридическое образование. Но лишь столкнувшись с реалиями службы, я понял, насколько романтика далека от суровых будней, насколько сложна, многогранна и ответственна работа в контрразведке. 
Мало лишь знать, против кого ты работаешь, чисто военное делание притягивает массу других знаний как о стране противника, так и о своей собственной - её истории, традициях, укладе жизни, менталитете нации, поведенческих и психологических характеристиках различных людей. Необходимы очень профессиональные знания и по экономике, и по политике, обязательно владение иностранными языками. Менялись времена, корректировались цели и задачи ведомства, уходили не свойственные для контрразведки направления и функции. После войны огромный блок вопросов касался поиска изменников Родины, прошедших обучение и подготовку в фашистских спецшколах и тем или иным способом заброшенных в Россию. На руках этих нелюдей было много человеческой крови, а для выживших в той мясорубке было важно найти карателей и оборотней. Наша область не была исключением в такого рода поисках. В музее Управления ФСБ можно воочию увидеть, как поэтапно вёлся поиск, там представлены документы обезвреженных изменников, выполненные в стенах гитлеровских спецшкол, анкеты, задания, амуницию и фотографии предателей, какими они были среди своих «фашистов» и в каком обличье маскировались после заброски в ставшие им ненавистные края. Сложная работа для контрразведчика - поймать и обезвредить, а ещё более мучительная - понять причину, пропустить через себя, «прожить внутри себя» эту тайную жизнь, чтобы вычислить замаскировавшегося врага в массе обычных людей. Поверьте, это нелегко. Но нашими наставниками были боевые офицеры военной контрразведки «СМЕРШ», фронтовики, хлебнувшие на фронте не один фунт лиха.
   Работали мы и по поиску подрывников, совершивших в Москве ряд взрывов. Занимались также контрразведывательным обеспечением железнодорожного транспорта, по моршанской ветке проходил маршрут спецпоезда «Ареал» (о нём сейчас много написано в газетах), мы выходили и работали на всех переездах по маршруту следования спецсостава, вели контрнаблюдение, проверяли условия маскировки состава. Работа контрразведки - кропотливая и рутинная, это совсем не те звёзды, что сыплются с небес на каждой странице и в каждом эпизоде блокбастеров о работе спецслужб и подвигах современных крутых Джеймсов Бондов. Она подразумевает и твёрдое плечо, и помощь соратников, и поддержку простых людей, понимающих, что вносят они вклад в безопасность государства, в жизнь будущих поколений, предотвращая возможные очень страшные военные события. Каждый вклад, вернее, крупинка этого вклада, - кирпичики великого дела, за которое не стыдно, в первую очередь - перед своей совестью.
   Награду «Почётный сотрудник контрразведки» я получил, проходя службу в Управлении ФСБ России по Чукотскому автономному округу. Это был конец мая 1998 года. Дежурному по управлению поступила страшная информация: несколько военнослужащих мотострелковой части на Мысе Шмидта, экипировавшись до зубов, захватили бронетранспортёр и покинули часть. Такое не представишь даже в самом кошмарном сне: преступники на бронетехнике, вооружённые автоматами, пулемётами, противотанковым гранатомётом и имеющие свыше трёх тысяч единиц боекомплекта, пошли гулять по мирной, ничего не подозревающей территории. Бандиты обосновались в одном из жилых помещений посёлка и в результате проведённого комплекса специальных мероприятий предпочли добровольно сдаться. Но никто тогда и не мог предположить, что это лишь прелюдия к той драме, что последует буквально через пару месяцев. В конце июля вследствие предварительного сговора с сотрудником милиции на свободе оказались находящиеся под следствием за различные преступления бандиты. Убив работников милиции, они завладели огнестрельным оружием, милицейской формой, боеприпасами и транспортными средствами. Челноковыми бросками, то соединяясь, то разъединяясь, бандиты начали свой страшный поход, грабя, разбойничая, оставляя за собой кровавые следы. Терять им действительно уже было нечего, зато планы строились наполеоновские, пройдя по приискам награбив золото и ценностей, дойти до Магадана, освободить из колонии заключённых, затем захватить самолёт и вылететь в Америку; вперёд к светлому и безбедному будущему. Я возглавил оперативно-боевую группу. Конечно, для обнаружения банды пришлось задействовать и пограничную авиацию. Преступники были обнаружены на бывшем полигоне золотодобывающей артели, отвергли предложение сдаться и на протяжении семи часов оказывали вооружённое сопротивление, которое велось из всех видов похищенного оружия. Банда была ликвидирована. Трудно представить, какие бы жертвы и последствия случились, если б этим негодяям удалось хотя бы даже частично претворить в жизнь свои коварные планы. Оружия у преступников было вдоволь, среди них был даже мастер спорта по стрельбе. Бандитов этапировали во Владивосток, где состоялось судебное заседание и приговорили к разным срокам отбытия наказания.
   Меня сразу же вызвали в Москву к директору Федеральной службы безопасности Владимиру Владимировичу Путину. Его слова были такие: «Геннадий Егорович, мне доложили, что изучили Ваше личное дело. У Вас там орденов вполне достаточно, а высшей награды для контрразведчика нет. (А меня представляли к ордену Мужества - Г.Ч.). Принято решение наградить Вас высшей наградой контрразведки». И вручил лично мне эту награду. Одновременно, не дав мне уйти, зачитал приказ о назначении начальником Управления ФСБ на Чукотке.
   Пожеланием сегодняшним сотрудникам контрразведки являются те слова, которые мы считали своей клятвой, чтобы чекист был с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками.
Рубрика: 

Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Главное

Лента новостей

Наверх