Сегодня

Пятница, 19 октября 2018
vkontakte twitter facebook ok

Москва. 1941-й

Номер газеты: 
46
Дата публикации: 
10.11.2011
   В одну из своих краеведческих поездок «Трудовая слава» заглянула в гости к человеку в районе известному - Александру Александровичу Бочарову. В «красном» углу его стоящего на окраине Бахарево дома нас встретила фотография бравого офицера-орденоносца. Из глубин истории на вошедших смотрел славный земляк, участник Великой Отечественной войны Андрей Петрович Самойлов, 24 июня 1945 года прошагавший в строю знаменитого парада Победы. 

   Почему вспомнилось об этом сейчас, вроде бы не кстати? Дело в том, что именно в эти дни 70 лет назад в осажденной врагом, ощетинившейся противотанковыми ежами и аэростатами Москве  прошел совсем другой парад, первый и последний парад военных годин. Тогда, студеным утром 7 ноября 1941 года, отзвук шагов Красной Армии  по брусчатке Красной площади разлетелся по всему миру, рассказывая человечеству о стойкости и мужестве нашего народа, о его решимости победить в жестокой войне.

   У нас нет документальных свидетельств об участии сампурцев в том единственном за всю Великую Отечественную параде. Что, честно говоря, и не удивительно. Уж больно чудовищно широка оказалась пропасть огненных военных лет. Настолько огромна, что перешагнуть ее смертельный провал смогли немногие. Лишь 7 процентов  солдат, вступивших в неравную схватку с агрессорами в 41-м, дожили до победной весны. Всего 7 процентов!..
   Тем, кто сражался за Отечество, павшим и живым, мы посвящаем этот рассказ-воспоминание, на мгновения переносящий нас в тревожный ноябрь первого года войны. Года, ошеломляющего масштабами потерь и  леденящего неизвестностью.
   Отступая, мы оставили врагу миллионы квадратных километров, десятки тысяч городов, сел и деревень, фабрик и заводов. За четыре месяца  боев части вермахта вплотную подошли к сердцу России - Москве.  Гитлер торжествовал: победа казалась близкой и неотвратимой. Как плохой спортсмен, он поспешил сказать «гоп», еще не перепрыгнув, и объявил: «Большевизм повержен. 7 ноября, в 24-ю годовщину октябрьской революции, германские гренадеры пройдут маршем победителей по камням Красной площади!»
   Что и говорить, муторно было тогда на сердце у миллионов советских людей. В прифронтовых областях, в число которых входила и Тамбовщина, орудовали диверсанты. В оставшихся без кормильцев домах помнившие Гражданскую женщины держали наготове узелки с  самыми ценными вещами на случай  спасительного бегства. На фермах ревел голодный скот.  Стылый ветер свистел в бурьяне полей, не дождавшихся плуга.  Дезертиры расползались по-тараканьи, забивая «щели» лесных массивов, овинов и летних лагерей.  
   Кто виноват? Почему такое произошло? Что будет дальше?.. Этими вопросами задавался каждый. Ответа не было. Судьба огромной страны качалась на весах истории… 
 
   ПЕРВЫЙ  ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ?
   К середине октября 1941-го положение Москвы стало угрожающим. Танковые клещи вражеских дивизий, охватывая столицу с севера и юга, вот-вот могли замкнуть кольцо окружения. 
   Понесшей ужасающие потери Красной Армии катастрофически не хватало танков и самолетов. Вгрызающейся в землю пехоте приходилось принимать на себя всю смертоносную тяжесть воздушных и артналетов, сменявшихся атаками механизированных клиньев торжествующего врага. 
Уверенности, что стоящие на рубежах войска удержат столицу, не было. В закрытом светомаскировкой городе стали вспыхивать очаги паники, усиленно раздуваемые начавшейся эвакуацией предприятий и учреждений. Были случаи, когда возмущенная толпа рабочих останавливала и громила машины, в которых чиновники спешили отправить в тыл не только кабинетное имущество, но и свои семьи. В такой обстановке неведения и недоверия был отдан приказ готовиться к традиционному ноябрьскому параду.
   За день до него, 6 ноября, состоялось предпраздничное заседание Моссовета, перенесенное из Большого театра на станцию метро «Маяковская». Сталин произнес речь (она транслировалась на всю страну и распространялась в виде листовок на оккупированных территориях), объяснив народу неудачи первого года войны недостатком танков и самолетов и пообещав скорый разгром врага. Тогда же правительству и гостям заседания сообщили о времени и месте проведения парада. 
   Подготовка к нему проходила в режиме повышенной секретности. Частям, с трудом собранным в обстановке ожесточенных боев, было объявлено, что перед уходом на фронт москвичи хотят встретиться с красноармейцами, убедиться в их боеспособности и решимости победить. 
   О том, где и почему предстоит пройти парадным строем, бойцы узнали лишь в 23:00 - за 9 часов до начала парада. Приглашаемым на Красную площадь представителям трудящихся сообщали о проведении торжества и того позже, начиная с 5 часов утра 7 ноября.
   Все ответственные за организацию и проведение парада четко понимали, что он вместо акции, укрепляющей дух армии и тыла, может превратиться в очередное торжество немецкого оружия. Вероятность авианалета и даже артиллерийского обстрела в случае утечки информации была очень высока. 
   Отвлекая противника от сердца столицы, пехота поднималась в атаки. На защиту неба Москвы помимо сил ПВО с фронтов было стянуто 550 самолетов, готовых по первому сигналу перехватить эскадрильи люфтваффе. Помогла нам тогда и погода. Синоптики прогнозировали низкую облачность и небольшой снег. Сама русская природа встала на нашу сторону. Зима 41-42 годов обещала быть (и была) очень холодной.
 
   ЗВЕЗДЫ НАД  КРЕМЛЕМ
   Колонны войск и техники пошли к Красной площади еще затемно. Сам же парад начался на два часа раньше обычного - в 8, а не 10 часов. Командовал им генерал Артемьев, командующий Московским военным округом, а принимал легендарный маршал Буденный. 
   Накануне, ночью, по личному приказу Сталина сняли светомаскировку с мавзолея, расчехлили и зажгли кремлевские звезды. 
   Первыми на брусчатку перед мавзолеем ступили курсанты артиллерийского училища. Под музыку оркестра штаба МВО (управлял им знаменитый автор «Прощания славянки» В. Агапкин) по главной площади страны шагали колонны пехотинцев, артиллеристов,  зенитчиков и моряков. Их сменила конница, знаменитые пулеметные тачанки. Затем прогрохотали гусеницами танки Т-34 и КВ-1. 
   В параде приняли участие батальоны курсантов Окружного военно-политического училища, Краснознаменного артиллерийского училища, полк 2-й Московской стрелковой дивизии, полк 332-й дивизии имени Фрунзе, стрелковые, кавалерийские и танковые части дивизии имени Дзержинского, Московский флотский экипаж, Особый батальон военного совета МВО и МЗО, батальон бывших красногвардейцев, два батальона Всеобуча, два артиллерийских полка Московской зоны обороны, сводный зенитный полк ПВО, два танковых батальона резерва Ставки, которые прибыли из Мурманска и Архангельска.
   Вопреки традиции, речь произнёс не принимающий парад Буденный, а сам Сталин. Слова ее, по свидетельству слышавших их, стали призывом к борьбе, поддержали павших духом и разожгли искру победы в миллионах сердец: «Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков - Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!..»
   Ни одному вражескому самолету так и не удалось 7 ноября долететь до Красной площади. Летчики и зенитчики ПВО Москвы в тот день на подступах к городу сбили 34 крылатых машины с крестами на крыльях. 
   Многие части сразу же после завершения парада походным маршем отправились на фронт. Они еще не знали, что скоро, 6 декабря, в снежных полях Подмосковья грянут залпы второго этапа грандиозной по размаху Московской битвы - наступательного. Первая, тяжелая, обильно политая кровью, победа была близка. 
   Узнав о параде, Гитлер пришел в бешенство, а весь прогрессивный мир - в восхищение. Русские живы! Русские не сдаются! Русские сражаются! 
   ЛЮБОПЫТНЫЙ ФАКТ
   Из-за переноса времени парада, киносъемочная группа не успела снять речь Сталина с синхронной звукозаписью. Вечером того же дня операторов вызвали на Лубянку. Им сообщили, что Сталин придает большое значение трансляции своего выступления и предлагает снять его повторно. 
   О записи на трибуне мавзолея не могло быть и речи. Решили построить его фанерный макет в здании Большого кремлевского дворца, раскрыв для имитации подлинности съемки (чтобы шел пар изо рта) все окна. 
   «Парового» эффекта добиться так и не удалось, но зрители на это не обратили никакого внимания. И не только зрители, но и киноакадемики. Кадры парада с вмонтированной речью будущего генералиссимуса вошли в получившую в 1942 году Оскар за лучший иностранный фильм документальную ленту «Разгром немецких войск под Москвой». 
Автор: 
Владимир Поветкин
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх