Сегодня

Четверг, 20 сентября 2018
vkontakte twitter facebook ok

Кузница патриотов

Номер газеты: 
30
Дата публикации: 
25.07.2012

С начала июля в селе Даниловка нашего района работал межрайонный военно-патриотический лагерь, названный в честь местного уроженца, полного кавалера ордена Славы Ивана Яковлевича Богданова. С инициативой организации лагеря выступило Тамбовское региональное отделение "Союз десантников России" при поддержке главы администрации Знаменского района Юрия Анатольевича Рогачёва и главы города Тамбова Алексея Владимировича Кондратьева. Журналисты редакции "Сельская новь" не могли пропустить столь значимое по меркам района событие и провели день на территории лагеря.

   До села Даниловка ехать порядка 25 минут, в зависимости от лихачества водителя. Нам в этом смысле повезло: добрались минут за 15. Если двигаться по всем знакомой трассе М-6 в направлении Тамбова, она рано или поздно - проверено, - выводит на дорожный указатель, извещающий, что, свернув направо, попадёшь прямиком… в Яблоневку.
  Свернув согласно табличке, редакционная "ОДА" с умирающим от жары журналистом на заднем сидении стремительно несётся вперёд. Свежие потоки воздуха через приоткрытое водительское окно, подобно аппарату искусственной вентиляции лёгких, поддерживают во мне жизнь, а также стремление исследовать и конспектировать увиденное в блокнот, которое уж было начало угасать, сменяясь желанием купаться и загорать. На улице, повторюсь - жара!
  В какой-то момент дорога из пыли и щебёнки, обрамлённая яркой зеленью и ясным голубым небом, приводит нас к первому дому и табличке "Даниловка". После чего меня сильно клонит влево, а это, если верить народной примете, значит, что продукт российского автопрома свернул направо. Лиственный занавес пал, и взору открылась Даниловка. Строго говоря, ничего особенного - милое, опрятное, уютное село. В таких годам к 50-ти стремится укрыться любой горожанин, не потерявший ещё связь с природой.
  Через 20 секунд мы были на месте. Движение прекратилось, водитель деловито осведомил: "Приехали!" Тогда я ещё смутно представлял, как в течение нескольких часов буду осматривать границы лагеря, беседовать с инструктором и ребятами, делать фотографии, что-то помечать в блокноте.
Выйдя из машины, с удивлением обнаружил, что нас никто не встречает. Передо мной средних размеров зелёный домик, рядом - огромное поле, пожелтевшее от знойного солнца. "Здесь они, скорее всего, бегают," - блеснув смекалкой, отметил я.
   Тут поток мыслей прерывается бравым командирским тембром, но слов пока не разобрать, нужно обойти дом со стороны. Направляюсь к источнику звука, секунда-другая, и передо мной уже шеренга бойцов в зелёной камуфляжной форме, в руках по автомату Калашникова (муляж АК-74), на головах - банданы, на улице - пекло. Примечательна разница в возрасте: на фоне рослых крепких парней взгляд цепляют совсем дети лет 9-11. Нас заметили, но отвлекаться некогда - имитация боевых действий в самом разгаре.
   Честно сказать, меня поразила естественность происходящего вокруг. Ни тебе торжественных приёмов: "Ой, кто к нам пожаловал, а мы тут как раз… и прочее," - всё шло своим чередом, мы лишь наблюдали со стороны, последовательно погружаясь в атмосферу армейского быта.
Мужчина среднего роста в военной форме что-то скомандовал. После чего один из стоящих вблизи от меня парней устремился к нему, добежав, пал на землю, взял на мушку невидимую цель. Снова команда. Боец встаёт в исходную позицию и спешно возвращается на место. Я в это время ловчусь запечатлеть кадры посмачнее.
  Как выяснилось позже, мы стали свидетелями обязательных ежедневных занятий, продолжительность которых 45 минут плюс 15-ти минутный перерыв, которым я и воспользовался. Подхожу к командиру, представляюсь, вижу улыбку, чувствую дружелюбный настрой и, не желая более томить собеседника, начинаю расспрос.
Владимир Юрьевич Зяблов - военнослужащий 16-ой бригады специального назначения, имеет капитанское звание, руководитель центра допризывной подготовки "Волк" и инструктор в лагере. В лагере подготовку проходят 35 человек. Ребята спят в палатках, по очереди сменяя друг друга возле костра каждые 2,5 часа. Круглосуточно дежурят медик, полицейский, начальник лагеря и руководители команд. Да, здесь дурака валять не стоит.
   Владимир Юрьевич подробно рассказал о графике ежедневных мероприятий: утренний осмотр, строевая подготовка, стрельба из пневматических винтовок, купание в речке, марш с разучиванием армейских песен и т.д. Всего не перечислишь, но, поверьте на слово, в таких условиях человек волей -неволей начинает по-настоящему ценить своё время и оптимизировать его для повседневных нужд.
   "Это военно-спортивный лагерь, поэтому все мероприятия направлены на патриотическое воспитание, - продолжает Зяблов, - на повышение физической подготовленности, получение начальных военных навыков. Есть ребята призывного возраста, которые через полгода-год пойдут в армию. Мы даём им необходимый задел, чтобы им было проще привыкнуть к армейским условиям. Служить-то всего год, адаптироваться, считай, некогда".
Вновь что-то спрашиваю, и пока диктофон в руке фиксирует звуковые колебания, ищу в списке заготовленных вопросов не озвученную до сих пор формулировку. Не нашел. "Кажется, всё, - говорю извиняющимся тоном. - Спасибо за подробную информацию!" "Не за что!" - с понимающей улыбкой произнёс Зяблов. "А в тех палатках, очевидно, спят ребята? Можно посмотреть?" "Всё верно! Пожалуйста, смотрите". И я пошёл, чего теряться?
   Вдоль зелёного забора двигаюсь в направлении ожидаемого прохода. Он оказался дальше, чем я предполагал, зато было достаточно времени, чтобы оглядеться вокруг. Основательно рассмотрел спортивную площадку внутри лагеря: красные, бирюзовые, белые автомобильные покрышки, наполовину вкопанные в землю (для развития чувства равновесия и ловкости), брусья, турник, рукоход, волейбольная и баскетбольная площадки…
Наконец искомый объект - три армейские палатки. Первая попытка: пригибаясь, захожу внутрь - пусто, на земле - деревянные лежаки, разбросано несколько мячей, столик, на нём тетрадка… Неинтересно.
   Вторая попытка оказалась удачней: зайдя внутрь, застал парней, в минуты отдыха лежащих на раскладушках с теми самыми автоматами АК-74. "Вы с ними не расстаётесь, что ли?" - вырвалось от изумления. "Нет, носим, не снимая, даже когда спим!" - смог разобрать в череде дружного гомона. В центре палатки несколько деревянных подпорок, удерживающих массивный тент, раскладушки, большая баклажка с водой. Обстановка, скажу я вам - мечта аскета. Обращаюсь к самому активному:
- Тебя как зовут?
- Леонов Ваня.
- Ты откуда?
- Из Покрово-Марфино.
- Нравится здесь?
- Да, очень.
- Обстановка дружная? Конфликтов не бывает?
- Не-а, времени на них как-то нет.
Поворачиваюсь к остальным за более объективной информацией: "Откуда вы?" Слышу: "Знаменский район (15 человек), Котовск (9 человек), Тамбовский (нехитрые арифметические манипуляции выдают цифру 11)". "Знаменские, вы из каких сел?" "Я со Знаменки! С Площадки! Воронцовка! Дуплято-Маслово! С Покрово-Марфино!" Из Знаменки - трое: Кривенченко Данила (14 лет), Дворный Павел (13 лет) и Жданов Артём (15 лет). Данила оказался интересным и хорошо информированным собеседником, и первый же мой вопрос касался его внешнего вида (серая футболка и короткие фиолетовые шорты плохо вписывались в мои представления о военно-патриотическом лагере):
- Извини, Данил, а почему ты не в военной форме, как остальные?
- Я в наряде, а форма постирана.
И вот здесь я извиняюсь перед всеми, кто когда-либо соприкасался с армией, за своё невежество. Отчего-то я решил, что "наряд" - это наказание за провинность. Предвкушая разоблачающую исповедь, я обрушился на парня чередой нелепых и неуместных вопросов, на которые получил заслуженные оторопь и недопонимание.

   Ведь, как выяснилось, "наряд" - это работа по хозяйству. Ну, знаете, на склад сходи, это принеси, воды в умывальники налей, на кухне помоги и т.п. - работа, которую посменно (с 8 утра до 8 вечера) выполняет каждый, и без которой поддерживать порядок в лагере было бы значительно сложнее.
"В первый день было открытие лагеря. Приезжали многие личности - Рогачёв, Кондратьев, ветераны, десантники, было торжественное поднятие флагов, - просвещает меня Данила. - После открытия, с первого же дня, нам стали давать нагрузки: пробежки, занятия с автоматами, низовая акробатика (перекаты, упражнения на земле, которые пригодятся в боевых ситуациях). Нужно было сюда приехать, попробовать свои силы, потренироваться". На резонный вопрос, нравится ли ему здесь, Данила, ни минуты не колеблясь, сказал твердое "Да!".
   Предлагаю сделать фотографию, которая пойдёт в номер. Немного растерявшись - форма, наверное, ещё не высохла, - он всё же соглашается и выходит из палатки. Я ещё раз оглянулся по сторонам, как вдруг кто-то из парней "предармейского" возраста спросил: "Ты в армию не пойдёшь, значит?" "Как это не пойду? - говорю, немного замявшись, - конечно, пойду. После университета". Парни понимающе кивнули. От сердца отлегло. Честно сказать, в тот момент я не был до конца уверен в искренности своих намерений, но ответить что-то другое в выжидающей тишине и под сосредоточенными взглядами я не смог. Демонстрировать свою осведомлённость, касаемо распространённых слухов относительно армии, я тоже посчитал неуместным.
   Данила вернулся, в руках у него обмундирование бойца воздушно-десантных войск: китель и брюки маскировочного цвета, голубая фуражка с эмблемой ВДВ и триколором, а также тельняшка и белый пояс со здоровенной бляхой, один вид которой способен превратить капризного ребёнка в образец послушания родительской воле. Пока он одевался, старшие товарищи, как и полагается, со всей армейской строгостью указывали и исправляли возникающие в процессе примерки ошибки: "Во-первых, если у тебя присутствует нашивка "ВДВ", ты должен расстегнуть верхнюю пуговицу, иначе это неуважение… Забери китель и вставь вот так - показывает как, - ремень". Через пару минут наш герой блистал во всей красе, а висевший на шее АК-74 придавал ему суровый, грозный вид. С такими парнями не шутят. Я предложил выйти на улицу. Нашли удачное место. "Всё, замри!" Две вспышки, Данила даже не поморщился, и третья - на всякий случай. После поблагодарил собравшихся вокруг парней за содействие, совсем позабыв, что несколько минут назад обмолвился о совместном фото (собственно, причина, по которой они толпились рядом), а поскольку никто не напомнил, моё обещание так и повисло в воздухе, а вскоре развеялось вздохами несбывшихся надежд. Ребят, простите!
Все разошлись по делам, а я решил вернуться к командиру.
   Однако не успел закрыть объектив, как из-за спины послышались знакомые по школьной строевой подготовке команды. Лагерь вдруг зашевелился. Бойцы, сидящие неподалёку, вскочили с мест, оглядели свой внешний вид, - всё ли в порядке? - выпрямились по струнке и замерли в ожидании следующего императива.
   "Позицию "лёжа" принять!" С 3-килограммовым автоматом наперевес юные бойцы ложатся на землю, а после начинают двигаться ползком по примятой ежедневными тренировками траве. Выполнение даётся им не без труда, это заметно по выступающим на шее венам. Взгляд спокойный и сосредоточенный, движения чёткие и уверенные. Дистанция в 7 метров пройдена. "Встать! Вернуться на позицию!" И - по новой.
Всё это время я завистливо наблюдал за происходящим. Завидовал силе духа, силе воли. "Каков наглец! - мелькнуло в голове, - ппарни под жарким солнцем в масхалатах выполняют сложные физические упражнения, а ты возмущался духотой в автомобиле!" От праведного стыда стало не по себе.
"Налево! Шагом, марш!" Звук шагов удаляется, и я остаюсь один. Что-то мне поплохело: 2-х-часовое пребывание на жаре делает своё дело - я хочу пить. Обращаюсь к старому знакомому Даниле, тот ведёт меня к колонке (в лагере есть собственная колонка, вода в которой по вкусу даст фору всяким бутылочным аналогам). Проходим мимо здания школы, читаю надпись-девиз: "Никто, кроме нас!" Ёмко и многообещающе.
Вот он - живительный источник, мираж из металла, именуемый колонкой. Данила взял со стола пластмассовый стакан, наполнил его до краёв и протянул мне. Опрокинув содержимое, я почувствовал странное, не свойственное моему телу подергивание в правой ноге. Что такое? Чёрная такса принюхивается к моей обуви. Не к добру!
- Это Джуди, - сказала женщина, которую я видел ещё в палатке у ребят.
- А сколько ей лет?
- 14.
- СКОЛЬКО?!
- 14 лет, - понимая моё изумление, повторила она.
   Женщину зовут Надежда Вячеславовна Шебунова, она начальник лагеря. От неё мы узнали о мероприятиях, подготовленных с целью разнообразить будни лагеря. Программа богатая - приезжал Михаил Иванович Петров, учитель истории, с лекцией, посвящённой годовщине Курской битвы, концерты... В ходе беседы не раз отмечалась уникальность лагеря, подобных в Тамбовской области нет. Говорилось о том, как тяжело приходилось первые три дня, как не удавалось уложить ребят спасть, пока не увеличили нагрузки. О помощи спонсоров, об ответственности, с которой подходят ребята к возложенным на них обязательствам. Неудивительно, ведь самые способные из них будут маршировать на параде в Москве. И, конечно же, о дисциплине, которая в очередной раз была оценена очень высоко.
- "Пойдёмте, я вам кухню покажу".
  Полевая кухня, обеспечивающая бойцов 4-хразовым питанием, в 100 метрах, тот же огромный шатёр. Внутри - пара длинных столов, покрытых клетчатой скатертью, и множество табуретов. Пока я осматривал кухню, бойцы построились в две колонны и готовились штурмовать металлические емкости, наполненные "первым", "вторым" и "третьим".
   Но, к моему удивлению, боя, подобного тем, которые я привык наблюдать всякий раз, когда еду из Тамбова в Знаменку на автобусе, не случилось. Ребята спокойно направились к столу, где местный повар щедро разливает горячий картофельный суп за “спасибо”. Берут тарелку, столовые принадлежности и следуют в палатку. Дисциплина. Всем бы такую выдержку и самообладание. Есть чему поучиться.
Мы и сами проголодались, но предложение отобедать с ребятами вежливо отклонили. Потом, правда, пожалели. Начальник лагеря проводила нас до машины. Сцена благодарностей и прощаний.
Еле стоя на ногах, уселись в машину. Хлопок дверью. "Лёш, поехали домой!"
   Мы пробыли там два часа, а впечатлений хватило на дни. Всего два часа, а ребята там жили три недели. Что ж, мне остаётся только выразить своё восхищение и уважение парням, благодаря которым словосочетание "русская армия" всёещё вызывает гордость у нас и трепет у недоброжелателей. И понадеяться на то, что в следующем году военно-патриотический лагерь имени Ивана Яковлевича Богданова, что в селе Даниловка, соберёт под своей крышей ещё больше юных патриотов, ещё больше будущих защитников Родины.

Автор: 
фото автора
Владимир ХАПРОВ
студент факультета по связям с общественностью ТГТУ
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх