/images/ad-victory.jpg

Этих дней не смолкнет слава

« Наше слово »
26
от
Среда, 24 июня, 2015 (Весь день)
760
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/06/24/top68.ru-etikh-dnei-ne-smolknet-slava-58057.jpg?itok=3mVd8DPe
Памятки войны… Они есть, их не может не быть в каждой российской семье, ведь Великая Отечественная – «война народная, священная война». Моя мама, жительница села Кочетовка Евдокия Андреевна Портных, ковала победу в тылу…
 
Однажды я застала маму сидящей в кресле. Глаза её были устремлены вдаль и наполнены слезами, которые, стекая по бороздкам морщинок, капали прямо на обложку большой красной книги, лежащей у неё на коленях. Это была Книга памяти. Немного успокоившись, она раскрыла её и больными пальцами вновь и вновь судорожно водила по страницам. Взгляд её останавливался, она тяжело вздыхала и в который раз принималась плакать, приговаривая: «Родные мои, не дожили вы до Победы! Сложили свои головы за нас». Так она приговаривала, натыкась на знакомые, до боли родные имена и фамилии друзей её детства, соседей, родных, среди которых были два старших её брата. Все они погибли, защищая Родину.
 
 

В тот летний день они шагнули в вечность

…Когда началась война, маме было четырнадцать лет. Она только что с отличием сдала выпускные экзамены за семь классов, была полна мечтаниями о будущем. Собиралась ехать к младшему, любимому брату Володе в Москву, поступать учиться дальше, благо было на кого оставить уже немолодую мать. Рядом жили её братья, Василий и Иван.
 
Весть о войне, неожиданная и страшная, прервала мамины планы. Она разнеслась по селу мгновенно. Знойный воздух наполнился женскими рыданиями. Началась мобилизация. Уже через два дня ушёл на фронт брат Василий. За неделю густо заселённая улица опустела, просто вымерла, остались одни старики, женщины, дети. А ещё через неделю пришла пора убирать урожай, и проворная Дуняша, оставив заветную мечту стать врачом, села за штурвал комбайна, который не отпускала долгих четыре года…
 
Трудно было представить её, седую, сгорбленную, медлительную, шагающую с палочкой, бегущей до Хоботовской МТС восемнадцать километров. Именно столько проходила она, молодая и сильная, за день, чтобы сесть за штурвал своего комбайна и целый день не выпускать его из рук. Хлеб нужен был солдатам, сражающимся на фронтах, среди которых были и три её брата. «Может быть, именно этот хлеб накормит хотя бы одного из них, поможет выжить и победить», – думала она и снова в который раз низко кланялась земле и работала, работала, мысленно находясь на фронте, на передовой вместе с дорогими ей людьми, свято веря в Победу…
 
Эта вера давала ей силы, как давала она силы женщинам, рывшим окопы, вязавшим носки и варежки, шившим одежду и кисеты для солдат, женщинам, получавшим похоронки…
 
 

Сердца живых для памяти открыты…

В 1942 году в нашу семью пришло известие, что рядовой Василий Андреевич Сериков (мой дядя) пропал без вести в боях под Ржевом. Пропал без вести, а значит, оставалась надежда на возвращение. И мама ждала, но так и не дождалась. А в село продолжали идти похоронки. Уже погибли те, с кем беспечно играла девчонкой, с кем ходила в школу, кто обижал её, дёргал за косу, кто защищал. Сгорел в танке тот, которого успела полюбить…
 
Близилась Победа, сводки Совинформбюро были всё утешительнее и радостнее…
 
Неожиданным подарком судьбы стала встреча с младшим братом. Он заехал в марте 44-го года буквально на пару дней из Москвы, куда сопровождал раненого командира, у которого служил адъютантом. Ему можно было остаться на этой должности, но он сказал: «Не могу я отсиживаться, когда люди гибнут», – и решил снова уйти на фронт. Он погиб перед самой победой в Польше, в боях за Варшаву. Благодаря маме уже 70 лет хранятся в нашей семье фотография гвардии старшего сержанта Владимира Андреевича Серикова и похоронка, на которую проливались горькие слёзы его матери и сестры (жениться он так и не успел).
 
Мама часто вспоминала последнюю встречу с любимым братом. Весть о том, что он дома, застала её на работе. Она готовила технику к посевной и, как была в масле и солярке, даже не вымыв рук, побежала домой, кинулась ему на шею. Он тихонько отстранил её, внимательно разглядывая: «Труженица ты наша, кормилица. Вот такие, как ты, сестрёнка, помогают нам воевать. Низкий тебе поклон». В этих словах простого русского воина заложен глубокий, особый смысл.
 
Да! Она Великая – Победа! А приближали её совсем простые люди, такие, как моя мама. Как её братья, как тысячи и тысячи советских людей. Они не считали себя героями. Они просто жили, работали, умирали за Родину, не думая, что совершают подвиг.
 
Всё реже встречаются на улице старики с орденскими колодками на груди. Всё меньше седых, плачущих от счастья женщин. Свидетели войны уходят один за другим, но оставляют память нам, а мы оставим её потом своим детям и внукам…
 

Фото из семейного архива

Автор: 
Марина ЗИМИНА
Читайте также:
Наверх