Сегодня

Суббота, 20 октября 2018
vkontakte twitter facebook ok

По следам уличных музыкантов. Часть третья

Очередная часть исследований музыкальной изнанки Тамбова, от неутомимого естествоиспытателя из «Города на Цне» Александра Смолеева. Предыдущие опыты под общим лозунгом «город на дне» все желающие найдут здесь.

Уличные музыканты. Кто-то из них играет для души, а для кого-то это основная статья дохода. Одни делают это профессионально, другие – как умеют. Одно, как мне кажется, верно: многие из них – весьма примечательные личности, которых мы часто видим, но совсем не знаем. Это уж точно относится к героям данной публикации. На сей раз «Город на Цне» расскажет о мастере уличного перформанса Юре и его верных четвероногих друзьях и о старом гармонисте, поэте и зенитчике Викторе Васильевиче.

Юра и Рекс

Пожалуй, певец Юра со своими многочисленными псами – один из самых известных и колоритных персонажей городских улиц. К грохочущей из динамиков музыке, пению нашего героя и вилянию хвостов Рексов всех окрасов и пород тамбовчане уже давно привыкли.

Обычно Юрий Егиазаров поёт на тамбовском Арбате, на остановке «Московская» или же в подземном переходе. Как истинный мастер уличного перформанса, он подходит к своему делу со всей душой и ответственностью. На нём всегда сценический костюм: то военная форма, то роба охранника, а то и цветастая рубашка вкупе с гавайской шляпой или балаклава. Не менее нарядно выглядит и его хвостатый компаньон. Иногда Рекс щеголяет в белоснежной сорочке, а в зимнее время года обряжается в вязаную шапку, шарф и солнцезащитные очки.

«Это у меня уже четвёртый Рекс. Почему Рекс? В память о моей любимой собаке. Её моя сестра убила», – рассказывает Юра. Вообще человек он очень приветливый и общительный. Дремавший Рекс, видимо, подслушав разговор, просыпается и, высунув мокрый язык, с любопытством глядит в нашу сторону. Проходящие мимо люди улыбаются. Какой-то мужчина садится на корточки и требует у пса дать на счастье лапу.

«Меня тут все знают. Я простой и добрый человек. Ни к кому в карман не лезу, веселю народ, занимаюсь любимым делом. Я уже тридцать лет пою. В основном песни 70–80-х годов. Многим они нравятся. Люди подходят, благодарят. Вот сегодня бабушка подошла, говорит – «Юра, большое вам спасибо», – улыбается уличный певец. Молоденькая девушка гладит собаку и кидает пятак в коробку с картонной табличкой, на которой написано «Люди добрые, помогите артисту Рексу на корм, а Юре-певцу на удачу».

Два-три раза в год певец с собакой отправляются покорять столичные улицы. Там за день можно заработать и 5, и 8 тысяч. Хотя и в родном Тамбове подают неплохо. «Знаешь, по-разному бывает. Бывает, что в день и тысячу зарабатываю и больше. А бывает и 500 рублей не набирается. Как говорится, день на день не приходится», – поясняет Юрий.

Случается, что гоняют его и стражи правопорядка. При мне тамбовские полицейские вежливо просили уличного артиста закончить свой концерт. Их в очередной раз подняла на уши женщина, окна которой выходят аккурат на улицу Коммунальную, где сидит Юра. Тот нехотя собрал свои вещи и мигрировал в подземку. Сегодня здесь побираются бабушки в платочках.

«Конкуренты, – смеётся Юра. – Народ говорит, что они обнаглевшие. Получают пенсии большие, а сами сюда идут. Люди рассказывали, что за бабкой приезжает сын. Утром её привозят на машине, вечером увозят. Вот они зарабатывают полторы тысячи в день. А сами деньги прячут, копейки у них одни лежат. Вот я честный человек, у меня всё на виду».

Сейчас Юра – бомж, живёт в заброшенном доме. На следующее утро иду к нему в гости. Живёт он вместе со своим другом Женей, Рексом и безымянной кошкой в старом покинутом жильцами особняке. Из удобств – только свет.

«Дом у меня есть, но сестра меня из него выгнала. Хотя я там прописан, и одна треть в моей собственности. Уже долгие месяцы хожу по судам-по инстанциям. Я написал письмо Путину (показывает ответ из администрации Президента и кипу других документов). На приём к Никитину собираюсь. Моё дело правое, и оно восторжествует», – считает Юрий. В подтверждение его слов Рекс громко лает.

Старый солдат

Раньше Виктор Васильевич одевался в советскую военную форму, брал в руки старую гармонь и шёл петь на тамбовские улицы песни собственного сочинения. Сейчас ему далеко за восемьдесят, ноги болят, руки слушаются плохо, поэтому играть он уже не играет, а просто включает диктофон со своими записями. Да и поёт он уже редко.

«Я на лекарства зарабатываю. Они очень дорогие. У меня вся голова разбита, камень в мочевом пузыре, операцию делать нельзя, пережил два инфаркта. Вот недавно голос подсел, петь теперь не могу много. А так пишу романсы, о маме песни, о войне», – рассказывает уличный певец.

«Я помню всё с 39 года», – почему-то то и дело повторяет дед. Он временами с удовольствием и ностальгией вспоминает о своей армейской службе в Венгрии, где был командиром зенитного орудия, или начинает декламировать патриотические стихи.

«Россия была сильной миролюбивой державой и останется ею навсегда. Россия, дай Бог тебе счастья, чтобы наши люди не знали ни горя и ни забот, дай Бог, чтобы нашей власти ума хватало на годы вперёд», – произносит, закрыв глаза, Виктор Васильевич. Потом роется в своих вещах и почему-то показывает мне мятый благодарственный лист от бывшего главы города.

«У меня три класса образования. Стихи пишу с детства. Правда, не публикуют их, а надо бы опубликовать. Вот схожу в администрацию. Меня вся наша власть знает», – решительно заявляет дед, поглаживая седые усы.

Комментарии:

Кристина Кругликова, тамбовчанка:
К исполнителям живой музыки отношусь положительно. Если ребята играют на гитарах, духовых инструментах, поют, танцуют, они молодцы. Стараюсь подавать таким. Они поднимают настроение горожанам. Есть музыканты, которые просто включают свои песни на электронных носителях (в переходе у парка особенно). Вот таких терпеть не могу. Встанет, включит и стоит смотрит, ждёт пожертвований. Мало того, что запись оставляет желать лучшего, так ещё и мешает очень. Лишний шум в голове. Любимых нет. Есть просто запоминающиеся. Пару раз видела дедушку в военной форме, мужчину с собакой и т.д. Ну а про перуанских индейцев и говорить нечего. Это экзотика для нашего города.

Дмитрий Чербаев, актёр, певец:
Всё зависит от настроения. Подаю, конечно. Судить их не берусь, потому что знаю, что уличные музыканты, плохие или хорошие, не только ради удовольствия и самовыражения выступают. А насчёт любимых, конечно, это в первую очередь мои друзья и знакомые. Вспомнил, как в Петербурге просидел всю ночь на Дворцовой площади и пел с ребятами. Они так круто выступали, что я им дал сотню перед уходом, не жалко.

 

Автор: 
Александр СМОЛЕЕВ. Фото автора
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Наверх