Сегодня

Вторник, 16 октября 2018
vkontakte twitter facebook ok

Судьбы её простое полотно

Номер газеты: 
41
Дата публикации: 
07.10.2015

Через два дня Валентина Григорьевна Суворина будет отмечать свой семьдесят шестой день рождения. Много чего было за эти годы - разного, не зря же говорится: жизнь прожить - не поле перейти. Но фоном для всех событий в жизни Валентины Григорьевны была железная дорога, служению которой эта женщина посвятила сорок три года. Без преувеличения можно сказать, что железнодорожное полотно стало полотном её судьбы - канвой, на которую своей причудливой рукой наносил узоры жребий. 

Изначально ничто не предвещало, что девочка из крестьянской многодетной семьи на протяжении долгих лет будет руководить таким сложным и ответственным объектом, как железнодорожная станция. Родилась Валя Чичканова 10 октября 1939 года в посёлке Васильевка, которой сегодня уже нет на карте. К моменту создания семьи каждый из родителей имел на руках по трое детей, овдовев в первом браке. Ещё четверо родились в новом союзе. И Валя была старшей в этой четвёрке, где она была единственной девочкой - и сестра, и мама, а со временем - и добытчица для младших братишек.

Отец, Григорий Акимович, был рабочим на свиноферме существовавшего тогда колхоза "Вперёд", а мама, Федосья Никифоровна, работала свекловичницей. Детство Вали, пришедшееся на военные и первые послевоенные годы, было голодным и безрадостным. Нечего было ни одеть, ни обуть, ни поесть. Мама проявляла чудеса изобретательности, чтобы накормить столько голодных ртов: варила щи из крапивы и лебеды, которые чуть забеливала молоком. Спасала корова и огромный картофельный огород. Погреб засыпали картошкой под самое творило и варили её, родную, ежедневно по ведерному чугуну. Тем и выживали. 

Печь топили подсолнечными коренюшками, которые дети ходили ломать в поле, и навозом. А от такой топки какое же тепло? Так, один "пшик". Ребятишки всем гуртом спали на печи вповалку, а из всех постельных принадлежностей - "пола от папиного шинеля" да под голову чего-нибудь кинут. Уголь увидели только когда перебрались на Кариан. Только тогда, в шестидесятых мало-мальски "отчахли" от войны, стали получше питаться и понемногу одеваться.

Образование Валя получала поэтапно. Сначала была четырёхлетка в Васильевке. В пятый и шестой класс она ходила за пять километров в Шаховку,  седьмой окончила в Кариан-Строгановской семилетке, а в восьмой поступила в Знаменку, куда чтобы попасть на занятия, приходилось вставать в пять часов утра. Это было целое событие в семье. Валентине по такому случаю было куплено широченное в плечах пальто почти до самых пят с собачьим воротником, примерив которое, она расплакалась. Но на более изящную вещь денег наскрести не удалось, ведь родители работали в колхозе за трудодни. А ещё ученице купили настоящий клеёнчатый портфель, до этого она, как и дети из многих других семей, ходила в школу с самодельной матерчатой сумкой. Только долго щеголять с портфелем не пришлось. Вскоре серьёзно заболела мама, и кому-то надо было хлопотать по хозяйству, доить корову, опекать младших. Тогда отец сказал: "Ну что ж, дочка, придётся школу оставлять".

По весне, когда мать выписали из больницы, Валя вместе с ещё несколькими девушками из их села пошла работать в одно из отделений хозяйства, которое в просторечье называли "Дальнее поле". Они пололи посевы кукурузы и молодой яблоневый сад. Здесь впервые после денежной реформы людям стали платить зарплату деньгами, а не в натуральном виде. С заработками Валентины, а деньги она получала неплохие, жизнь в семье сразу оживилась. Ей справили несколько штапельных платьев, мальчишкам к школе купили ботинки, полупальто, валенки. Старые, стократно подшитые валенки не по ноге, из прорех в которых солома тащилась по всей дороге, были забыты. В дом, где жила  вечная, неизбывная нужда, наконец-то пришла радость. Девушка испытывала внутреннюю гордость и огромную ответственность за братьев, "довести до ума которых" она отныне считала своей обязанностью.

Но постепенно колхоз пришёл в упадок и был расформирован, угас и посёлок Васильевка. В 1957 году все его жители переселились в посёлок при станции Кариан-Строганово. Десятилетку Валя к тому времени окончила на вечернем отделении и задумалась о том, куда бы устроиться на работу. Ведь семье надо было помогать. Во времена, когда не было Интернета, нанимать работников на предприятия, испытывающие острую нехватку рабочих рук, ездили по деревням и сёлам специальные люди - вербовщики. Вот и Валентина решила завербоваться на работу в Тамбов. Но родители встревожились, не желая отпускать от себя совсем ещё молоденькую девчонку. Стали искать что-нибудь поближе. Вот тут-то и произошёл решающий поворот судьбы.

Сноха (жена Валиного брата) работала стрелочницей на станции. Тогда были будки на стрелочных постах, и девочка, по дороге из Шаховки, куда ходила в школу, частенько заходила проведать родственницу. Та её привечала: угощала, чем могла, иногда оставляла ночевать у себя дома. Валя с детства испытывала восхищение при виде форменного платья с погончиками. И какова же была радость у всей семьи, когда невестке удалось договориться насчёт Вали и её подруги, Валентины Худяковой, вместе с которой они хотели наниматься по вербовке, насчёт приёма на работу. Обеих приняли стрелочницами с месячным периодом обучения без выплаты зарплаты.

Первой наставницей на долгом профессиональном пути Валентины Григорьевны Сувориной стала Александра Фёдоровна Калягина, именно к ней прикрепили тогда начинающую железнодорожницу, которой было на тот момент девятнадцать лет. Смысл работы заключался в следующем: за каждым стрелочником было закреплено по две стрелки, которые он должен был содержать в идеальном состоянии. Зимой - чистить от снега, зимой - от грязи и пыли, чтобы блестели. Кроме того, необходимо было промазывать и протягивать механизм, чтобы легче было переводить, поскольку делалось это вручную, а любая неисправность грозила обернуться сходом вагонов с рельс. Это теперь такой должности нет в перечне железнодорожных профессий, и дежурный по станции видит все стрелки на мониторе и переводит их при помощи автоматики. А тогда это был целый курс наук, и по штату на железнодорожной станции Кариан-Строганово числилось девять стрелочников. 

Будущие стрелочницы изучили горы технической документации и должностные инструкции. Азы профессии девушки постигали с большим прилежанием, так что, спустя месяц, экзамен в Тамбове обе сдали на "отлично". Именно тогда, 26 апреля 1958 года в трудовой книжке Валентины Григорьевны появилась первая запись: "Принята на должность постового стрелочника станции Кариан-Строганово". Это был неплохой старт во всех смыслах слова. Во-первых, железная дорога подразумевала стабильную, а не сезонную занятость. А во-вторых, оклад стрелочника исчислялся тридцатью пятью рублями, что было по тем временам весомой суммой, поскольку деньги были "дорогими".

Спустя два года железнодорожному хозяйству остро потребовались дежурные по станции, и Валентина Григорьевна отправляется на пятимесячные курсы в Мичуринск, где всего на потоке обучалось около сорока человек. В этой должности Валентина Григорьевна проработала двенадцать лет - с июня 1960-го по август 1972-го года.

Параллельно с карьерными изменениями происходили изменения в личной жизни. Валентина Григорьевна обзавелась семьёй, стала дважды мамой. В соответствии с тогдашними железнодорожными правилами, женщина после рождения детей и до достижения ими трёхлетнего возраста отстранялась от работ, связанных с движением поездов. Поэтому перечень освоенных Валентиной Григорьевной профессий поневоле расширился: ей пришлось временно поработать приёмосдатчиком и билетным кассиром.

Как-то так сложилось, что начальники станции, а до Валентины Григорьевны это были преимущественно мужчины, подолгу не удерживались на своём посту. Текучка была страшная. И в один прекрасный день, когда станция в очередной раз осталась без руководителя, из Мичуриска, где находится отделение Юго-восточной железной дороги, поступило распоряжение временно возложить обязанности начальника станции на Валентину Суворину. Это было неожиданно, поскольку она никогда не стремилась в руководители, но лестно, что именно ей вышестоящее начальство оказало доверие. 18 августа 1972 года Валентина Григорьевна была официально назначена на должность начальника станции Кариан-Строганово, в которой проработала  двадцать восемь лет вплоть до 2000-го  года, причём, шесть лет уже будучи на пенсии.

Хозяйство на плечи женщины легло хлопотное и требующее немалой самоотдачи. Штат сотрудников на тот момент насчитывал более сорока человек. Полным ходом велось строительство сахарного завода и Волгоградской автотрассы. День и ночь по железной дороге шло оборудование и стройматериалы, грузы военного назначения. Мощность станции не была предназначена для такого насыщенного фронта работ, но На Кариан-Строганово справлялись. За что станция неоднократно становилась победительницей соцсоревнования и почти не выпускала из своих рук Почётное переходящее Красное Знамя. Начальник отделения Юго-восточной железной дороги всегда ставил Кариан-Строганово в пример коллективам  других станций.

Ответственность на начальнике станции лежала огромная: перевозка людей и грузов - дело серьёзное. Одни только должностные нормативы включали в себя порядка двадцати пунктов. В его ведении всё - и грузовая работа, и движение поездов, и обширное станционное хозяйство с основными и подъездными путями, и технические занятия с персоналом. Но Валентина Григорьевна успевала всё, иногда жертвуя ночным сном и начисто забыв о таком понятии, как "рабочее время". Энергичная, пребывающая на пике своей активности, она всей душой прикипела к своему делу, и ради него готова была свернуть горы. "Мне казалось, что я никогда не наработаюсь, и что моё время не кончится никогда", - вспоминает сегодня Валентина Григорьевна.

О её колоссальном трудолюбии и незаурядных качествах руководителя можно судить по записям в её трудовой книжке, где на вкладыше, состоящем из двенадцати страниц, перечислены все поощрения, награды и регалии. Здесь более тридцати раз встречаются записи о награждении денежными премиями, более двадцати раз - об объявлении благодарности, несколько раз упоминаются грамоты. Формулировки самые разные: и "по итогам Всесоюзного соцсоревнования", и "за проявленную инициативу". За добросовестный труд и активное участие в развитии железнодорожного транспорта Валентина Григорьевна награждалась юбилейными наградами - нагрудными знаками "150 лет железным дорогам" и "130 лет МПС". За безупречный труд на железнодорожном транспорте, образцовое выполнение служебных обязанностей, организацию стабильной выгрузки и эффективное использование подвижного состава на сети железных дорог в 1990 году В.Г. Сувориной присвоено звание Почётный железнодорожник с вручением знака "Почётному железнодорожнику". Тогда на награждение она ездила в Москву. Также Валентина Григорьевна удостоена почётного звания "Ветеран труда". Вот так и получается, как в песне, что "всё шелками вышито судьбы её простое полотно".

К своим наградам она относится совершенно спокойно, подтверждая тем самым своё абсолютное нетщеславие. Выяснилось, например, что красивый знак "Почётному железнодорожнику" с серебряным паровозиком она так ни разу в жизни и не  удосужилась надеть. Желая исправить пробел, я попросила её приколоть награду хотя бы для фотографии. Своими истинными наградами, как и любая женщина, Валентина Григорьевна считает двух своих детей, четверых внуков и трёх правнуков. Они, близкие и дорогие ей люди, - главная ценность в её жизни.

 

Фото автора

Автор: 
Инна ФОКИНА
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх