/images/ad-victory.jpg

Ратный путь сержанта Зуева

« Знамя »
26
от
Пятница, 26 июня, 2015 (Весь день)
1292
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/06/26/top68.ru-ratnyi-put-serzhanta-zueva-58189.jpg?itok=NmVF1fAi
Всегда с интересом читаю воспоминания ветеранов войны и сообщения о них, подготовленные журналистами на страницах районной газеты «Знамя». Мне тоже захотелось рассказать читателям о боевом пути своего отца Степана Владимировича Зуева, уроженца села Троицкие Росляки Сосновского района, которому 15 мая текущего года исполнилось бы 100 лет.

Боевое крещение   


В ряды Красной Армии 22-летний коммунист Степан Зуев был призван в 1937 году Бо­б­риковским РВК Тульской области. В 1940-ом принимал участие в Финской кампании. А 5 июля 1941 года отправился защищать Родину от фашистских захватчиков, вторгшихся без объявления войны на нашу территорию. Через месяц получил первое боевое крещение. Будучи связистом 90 ЗАП ПВО, сражался на Центральном фронте, державшем оборону по линии Рогачёв — Кричёв — Рославль. Участвовал в боях по защите города Тула. По от­зывам командования, сделанным в наградном листе, «не­взирая на ураганный огонь противника, сержант С.В. Зуев держал связь в порядке, своевременно устраняя повреждения». В результате упорной обороны наших войск наступление врага в обход Москвы с юга было сорвано. Он был измотан и от наступления перешёл к обороне. Советские войска освободили Дубну, музей-усадьбу Л.Н. Толстого Ясная Поляна и Калугу, а в начале января 1942 года вы­шли на подступы к Юхнову.
В июне 1942 года в одном из боёв отец получил тяжёлое ранение и контузию и был от­правлен поправлять здоровье в тыловой госпиталь. Подле­чившись, он снова в конце 1942 года вернулся в строй. Соглас­но установленному порядку, после длительного лечения военнослужащие, как правило, направлялись на формирование новых или пополнение выведенных с фронта соединений. Отец продолжил воевать помощником командира взвода связи 4-го отдельного стрелкового батальона 137-ой отдельной стрелковой бригады на Северо-Западном фронте. В составе данной бригады принимал участие в преследовании войск противника, отводящего войска из так называемого «демяновского мешка» (Нов­городская область).
В марте 1943 года 137-я бригада, в составе которой сражался Степан Зуев, вела боевые действия за овладение рубежом в районе Порок (в 6,5 километрах от автодороги на Старую Руссу), Холм, Сёмкина Горушка. Накануне, 3 марта, в роще «сапожок» (на картах роща имела форму сапога — отсюда и такое название) при прокладке линий связи к взаимодействующим подразделениям отец был вновь ранен, но не покинул поле боя, пока не выполнил задание командования. Позднее приказом командира 137-ой отдельной стрелковой бригады №045 от 13 декабря 1943 года за доблесть и мужество, проявленные в боях под высоткой 49.9, Бор­ками, Большой Вещанкой, ро­щей «сапожок», сержант С.В. Зу­ев был награждён медалью «За отвагу».
По дошедшим до нас историческим документам и рассказам отца, наступление советских войск под Старой Руссой осуществлялось в крайне не­благоприятных погодных условиях. Рано наступившая весна сделала грунтовые дороги непригодными для движения войск и вскрыла лёд на многочисленных реках и болотах.
Ожидая возобновления со­ветского наступления, немецкие войска значительно усилили свои оборонительные рубежи на этом направлении. Наши войска подошли на ближние подступы к Старой Руссе. Про­движение на расстояние менее 20 километров и занятие не­скольких небольших сёл стоило им значительных потерь. Только за период с 4 по 19 мар­та здесь было убито и пропало без вести порядка 31789 солдат и более 71 тысячи бойцов получили ранения.

Сквозь «сапожок» в «дновский крест»   

С началом Ленинградско-Новгородской операции 137-ая бригада в составе 1-ой ударной армии начала наступление в районе Старой Руссы через озе­ро Ильмень. Преследуя от­ступающего врага, части 1-ой ударной армии освободили Ста­­рую Руссу. 22 февраля 1944 года продолжили наступление и через два дня взяли город Дно в Псковской области. Продвижение войск проходило в чрезвычайно тяжёлых погодных условиях, которые осложнялись суровыми февральскими морозами. Немцы, стараясь укрепить и обезопасить Дно, превратили город в сильный центр обороны. На картах армий и партизанских донесениях появилось название «дно­в­ский крест».
Танковый десант 137-ой бригады ворвался в самый центр города Дно и нанёс ре­шающий удар по врагу. Вой­скам, участвовавшим в его освобождении, приказом ВГК от 24 февраля 1944 года была объявлена благодарность. В Москве по этому случаю был дан салют 12-ю артиллерийскими залпами из 124-х орудий. Такое большое значение име­ла эта успешно проведённая военная операция.
Всего во второй половине февраля 137-ая бригада продвинулась от Старой Руссы в глубь страны на 180 километров. И к марту 1944 года вышла к реке Великой в районе Пушкинских гор (Новгородская область), где отчаянно оборонялись 15-я и 19-я латышские дивизии СС, оказывавшие Кра­сной Армии ожесточённое со­противление.
За смелость и решительные действия, проявленные в бою за высоту 89,9 при освобождении г. Дно, устранение под сильным артиллерийским огнём и контратак противника порывов линий связи, 8 апреля 1944 года командир батальона написал представление о на­граждении отца орденом «Кра­сная Звезда». Однако командование 137-ой отдельной стрелковой бригады решило иначе, приказом №023 от 10 апреля 1944 года телефонист 2-го отдельного стрелкового ба­таль­она сержант С.В. Зуев был представлен к другой правительственной награде — медали «За боевые заслуги».
Позднее известный советский писатель-фронтовик Ана­толий Злобин, бывший командир взвода 137-ой бригады, в своём произведении «Память Земли» напишет об освобождении города Дно. «Нашей бригаде присвоили звание «дновской», и по этому поводу мы шутили с тем горьким юмором, на который способны лишь солдаты, что «дновскими» мы зовёмся верно, по­стольку, поскольку многие из нас остались на дне Ильмень-озеро».
Не прошла бесследно эта операция и для Степана Зуева. Длительное пребывание на морозе и ледяной воде во время выполнения боевого задания сильно подорвало его здоровье. Из-за болезней и ран, полученных на фронте, отец рано ушёл из жизни, покинув этот мир ещё совсем молодым…
Из 137-ой отдельной стрелковой бригады, получившей за освобождение города Дно наименование «дновской», и 14-ой отдельной стрелковой бригады, названной за освобождение города Чудово «чу­довской» и награждённой за освобождение Старой Руссы орденом «Красное Знамя», 1 мая 1944 года была сформирована 321-ая стрелковая чудово-дновская Краснознамённая дивизия. В составе данной дивизии продолжил свой боевой путь, сражаясь на При­балтийском фронте, сержант Степан Владимирович Зуев.
Летом 1944 года её бойцы участвовали в освобождении городов Пыталово в Новго­род­ской области и латвийского Бальи, в котором в честь дивизии-освободительницы был ус­тановлен памятный камень, а на братском кладбище захоронены 19 советских воинов.
В ходе подготовки к Тал­линской операции, 321-ая стрел­ковая дивизия, вошедшая в состав второй ударной армии Ленинградского фронта, участвовала в освобождении ряда эстонских городов. В результате успешно проведённой операции советские войска нанесли мощный удар по немецкой оперативной группе «Нарва» и освободили всю материковую часть Эстонии.
В октябре того же года войска 321-ой бригады были переброшены в Польшу и продолжили сражаться в составе 2-го Белорусского фронта, возвращая местному населению за­нятые неприятелем территории. В январе 1945 года вели упорные бои в Восточной Прус­сии, кульминационным моментом их стал штурм Данцига, завершившийся его освобождением.
По официальным данным, в ходе боёв было взято в плен 10 тысяч немецких солдат и офицеров, захвачено 140 танков, 358 полевых орудий и 45 неисправных подводных лодок.
В освобождении города принимал участие и 46-ой гвардейский ночной бомбардировочный авиаполк, сформированный из женщин, прозванных гитлеровцами «ночными ведьмами». Напомню, лётчицы пол­ка стали прообразом ге­роинь киноленты «В бой идут одни старики» — одного из лучших фильмов о войне.
В боях за Данциг командир отделения связи старший сержант С.В. Зуев и бойцы вверенного ему подразделения не покидали боевой линии. Поль­зуясь большим авторитетом среди подчинённых, имея знания и богатый опыт, отец подготовил немало отличников-связистов. Зачастую и сам лично устранял под шквальным огнём противника повреждения, обе­спечивая непрерывную связь.
Прошагав огненными до­рогами «пол Европы, пол Зем­ли», 5 мая 1945 года отец, сражавшийся в составе 2-ой ударной армии Белорусского фронта, участвовавшей в наступлении на Штральзунд, завершил свой ратный труд.
…Помню из детства, как мама бережно хранила в сундуке награды отца, завёрнутые в белоснежный платочек. Как мы, дети, затаив дыхание, слушали его воспоминания о войне, и нас переполняла гордость за него. Повзрослев, рассказывала о боевом пути родителя своим детям и внукам. Это нужно молодым, чтобы они знали о тех, кто ценой своей жизни, своего здоровья отстояли для них мир, свободу и независимость. Никто не должен забывать и о той страшной войне, унёсшей десятки миллионов человеческих жизней, чтобы эта трагедия никогда не повторилась вновь.


Фото из семейного архива.  

Автор: 
Галина Порядина
Читайте также:
Наверх