Типография Мичуринск-Тамбов

Сегодня

Вторник, 22 августа 2017
vkontakte twitter facebook ok

"Мы возвращаемся"

Номер газеты: 
8
Дата публикации: 
18.02.2015
беседуем с талантливым поэтом, нашим земляком М.В. Волчихиным

Ежегодно в России на поэтическом небосклоне появляются новые имена. Творят  и признанные корифеи поэзии. Но доходят ли стихи до сердца читателя, удается ли поэту покорить читательское сознание и тронуть за живое? Какую роль поэзия играет в жизни человека, и что такое настоящая поэзия?  
 
Приятно сознавать, что  на нашей малой родине живет и творит поэт, творчество которого наполнено любовью  к жизни, родной земле и  России, что его гражданская и любовная лирика отмечена высоким чувством. Мы беседуем сегодня с талантливым поэтом, нашим земляком М.В. ВОЛЧИХИНЫМ.
 
– Михаил Васильевич, расскажите, пожалуйста, что нового на Вашем поэтическом поприще.
 
– Два предыдущих года были особыми в моей литературной биографии: опубликованы большие подборки стихов в воронежском журнале «Подъем», в журнале «Литературный Тамбов», издан  поэтический  сборник «Мы возвращаемся», презентация которого состоялась в Тамбовской областной библиотеке имени Пушкина.  В начале нового года совместно со сценаристом Марией Золотовой,  композитором и музыкантом  Георгием Осмоловским  (оба из Москвы)  мы создали музыкально-поэтический спектакль «Поэма любви». В основу спектакля положены мои стихи и музыка известных композиторов (в основном классическая),  которые звучат  параллельно и в то же время дополняют друг друга. Первые премьерные показы состоялись в  Покрово-Марфино Знаменского района – там мои корни, в поселке Знаменка, а также в городе Тамбове.  Реакция публики на спектакль  вдохновляет. Это, пожалуй, самые положительные ощущения, которые может испытывать  человек, занимающийся творческой работой. В наших планах показать «Поэму любви»  в московских залах.  Договоренности на этот счет уже имеются, и уже намечены конкретные даты.  Нас пригласили  выступить в Центральном Доме литераторов и  в одном из православных храмов Москвы. 
 
– Почему поэтический сборник имеет такое название?
– Сборник назван по одноименному стихотворению, но смысл его названия гораздо шире. Мы возвращаемся к своим потерянным  корням, к богатству своей истории и культуры, к национальным и общечеловеческим ценностям, которые под идеологический шумок настойчиво переоценивают в нашем общественном сознании. От расчетливых, эгоистических  отношений мы возвращаемся к бескорыстной дружбе, к чистой и светлой любви. В это очень хочется верить и этому хочется способствовать.  В «Поэме любви» органично сплетается любовь к родине, к матери, к  женщине. Когда при звучании стихов и музыки на глазах зрителей видишь слезы, возникает ощущение, что мы не только возвращаемся, но и  оттаиваем от опустившейся на нас стужи. 
 
– Какой объем из написанного Вами составил книгу?
– На авторский взгляд, в сборнике собрано лучшее, что написано мной до сегодняшнего времени. С некоторыми исправлениями в него включены стихи из предыдущего сборника «Ясень».  Многое лежит в черновиках в ожидании своего часа. Думаю, что следующая книга, если  она случится, будет содержать в себе и художественную прозу.
 
 – В книге помещены две поэмы: «Не самая печальная повесть» и «Тамбовский волк».  Как сочетаются в них реальность и вымысел?
 
– Поэмы в своей сюжетной основе  автобиографичны, и лирический герой в них максимально приближен к автору. Может быть, поэтому эти произведения создавались  на одном дыхании.  В  «Не самой печальной повести» на первом плане – современная   русская деревня. Она такая сегодня: поредевшая, растерянная и грустная.  Даст Бог, о ней мне случится написать еще многое, но после поэмы в моей душе появилось ощущение выполненного сыновнего  долга.  В «Тамбовском волке» встает реальная картина на реальном оптовом рынке в городе Омске, куда автору  выпало попасть в начале нынешнего века.  «Волк» уступает «повести» по объему, но не по замыслу.  В ней по-своему отражено  состояние России на рубеже двух столетий. В ней нет вымысла  ни в сюжетной линии, ни в красках. “Ты куда несешься, Русь? – На привоз, куда же…” Так заканчивается одна из глав поэмы.
 
– Каким образом завязались Ваши творческие отношения с москвичами?
– За последние два года у меня как-то неожиданно появилось много новых друзей, связанных любовью к литературе и искусству.  Большинство из них тамбовчане, в то же время завязались добрые творческие отношения с рязанским поэтом К. Паскалем, который помогает моей поэзии пробиться к столичному читателю. Что же касается Марии и Георгия, то это особо трогательная история. Маша некогда училась в Покрово-Марфинской школе, где я преподавал русский язык и литературу. Спустя тридцать лет она нашла меня через интернет. Георгий – ее муж. Это интеллигентные, талантливые люди, глубоко чувствующие поэзию  и искусство, искренне любящие и болеющие за Россию. 
 
– Откуда родилась идея создать музыкально-поэтический спектакль?  Этот жанр достаточно редкий в театральном мире, и аналогов ему не так много.
 
– Идея принадлежит  Марии.  Она уловила в стихах некую связь, позволяющую выстроить их в определенной последовательности и придать им дополнительную, уже сценарную, смысловую и эмоциональную нагрузку. В поэме использовано  более сорока стихотворений и глав из поэм. Их чтение  на сцене слегка театрализовано. Музыка, которой занимался Георгий, звучит в спектакле в определенных местах как бы в унисон и в продолжение поэтического текста.  Работа была не простой, но очень интересной. Первые наши выступления стали по существу репетицией, с белого  листа, потому что нам не хватило времени это сделать в срок. Мы и сейчас еще дорабатываем сценарий, где, кстати сказать,  не исключен вариант появления танцев.
 
– У Вас это первый опыт прочтения стихов на публике?
 
– Нет, это далеко не первый опыт. Мне часто приходится выступать со своими стихами на всевозможных литературных встречах, к тому же я провел немало  персональных творческих вечеров. Новое заключается  в другом: спектакль требует более актерского, а не авторского чтения.  Для меня в этом есть существенное различие.  Большинство стихотворений прочитывается наизусть, но есть те, которые по сценарию необходимо читать, передвигаясь по сцене или сидя за столом. 
 
– Планируете ли Вы свои творческие встречи в Жердевке, в том числе показ музыкально-поэтического спектакля?
 
– Большинство моих стихов,  хотя и в разное время,   было опубликовано в местной газете.                            
Мне не раз  приходилось  выступать перед  местными любителями поэзии. Если организовывать творческий вечер, то желательно сделать это для большой аудитории. Показ спектакля «Поэма любви» в Жердевке  запланирован, но при условии, что он состоится в качестве одного из серии выступлений на тамбовской земле.  Над этим нам еще предстоит подумать.
 
– Вы любите поэзию, Вы сами поэт. Зачем нужна поэзия?
 
–  Когда мы читаем у Есенина о березке, принакрывшейся серебром, мы  понимаем, что принакрылась она не серебром вовсе, а обычным снегом, сверкающим на солнце. Да и может ли она принакрыться – она же – дерево. Тогда почему нам так нравится обманываться и обманывать других, и обман ли это? Почему Пушкин «над вымыслом слезами обливался», почему «нас возвышающий обман» был ему дороже «тьмы низких истин»? Не есть ли в этом великая тайна любви? Можно ли любоваться березой, если видеть в ней только кубометр дров? Можно ли быть счастливым, если видеть в женщине только партнершу по сексу? Можно ли почувствовать полноту жизни, не взрастив в своем сердце любовь? А ведь эти примеры из одного ряда, и именно в этом ряду несет свою службу поэзия.
 
– В чем Вы находите свое вдохновение? У Вас есть муза?
 
– Вдохновение, как и все остальное,  я нахожу в жизни. Женщины в поэзии присутствуют всегда, даже когда на это нет намека. Но как автор не во всем совпадает со своим лирическим героем, так и женский образ не всегда совпадает с конкретной женщиной. По крайней мере, в разные периоды жизни и творчества. Красивее и откровеннее, чем в стихах, о музе не скажешь, поэтому лучше писать и читать стихи. Остальное откровение о женщине на публику – не дело мужчин, даже поэтов. 
 
– Назовите   книги, способные, по  вашему мнению, изменить  жизнь человека?
 
– Любое сказанное слово оставляет след, тем более художественное слово, сказанное на публику. Помните у Маяковского: «Я знаю силу слов, я знаю слов набат…» Пишущий человек должен  думать о том, какой след он оставляет в человеческих душах. Так или иначе,  он влияет, а значит, изменяет мир, пусть даже через одного или двух читателей. Талант дан, но за него и спросится.  Это мы должны знать и помнить. Степень изменяемости человека в результате влияния на него  зависит от силы сказанного слова. В этом ряду для меня, безусловно, на первом месте стоит Евангелие. Из художественной литературы, пожалуй, роман Достоевского «Братья Карамазовы».  При этом надо оговориться, что эти книги способны благоизменить человека, в отличие от других, которые тоже имеют немалую, но не добрую силу воздействия на читателей. 
 
– Какова, на Ваш взгляд, современная поэзия? Что ее отличает от исторически сложившихся канонов поэзии в целом?
 
– Говорить  о современной поэзии  очень сложно. Это немереное море, в котором  хватает всякой всячины. К тому же я не отношусь ни к  теоретикам, ни к читателям, которые перетряхивают интернет в поисках новых авторов. Скажу лишь с сожалением о том, что из числа прочитанного не так часто  встречаю качественную поэзию, которая в своем предназначении наследует русскую классическую поэзию.  Как-то глухо и невнятно звучит ныне гражданская лирика и лирика вообще. Как тут не вспомнить шестидесятников с их «поэт в России больше, чем поэт» и «придут другие, еще лиричнее». Мне же кажется, что читающая публика изголодалась ныне по глубокой, изящной поэзии прямого попадания в  сердце.
 
– Говорят, что творческим людям открыто большее, что они видят то, что скрыто от других. Согласны ли Вы с этим?
 
– Мы все по промыслу творцы. Человек с развитым творческим началом  чувствительнее к окружающему миру – это естественно  и не удивительно.  Были времена, когда поэты сами себя сравнивали с пророками и пророчествовали. Велимир Хлебников, к примеру, за десяток лет предсказал революционный 1917-й год. Но это не означает вовсе, что все пишущие глубже и дальше видят, а все не пишущие в свою очередь близоруки или слепы. 
 
– Где, на Ваш взгляд, грань между «словонедержанием» и настоящей поэзией, и как Вы относитесь к матерным словам в литературе?
 
– В печати были опубликованы две мои заметки для пробующих писать стихи. В них я по существу отвечаю на этот вопрос. Теперь скажу вкратце: самая типичная, самая грубая и вредная ошибка –  считать стихами обычный зарифмованный текст. Каждое стихотворение должно быть неким открытием для читателя, оно должно тронуть и никак не иначе. К сожалению, непонимание этого часто выбрасывает на публику не просто серую литературу и поэзию,  в частности, и даже  не карикатуру на нее. Помните у Козьмы Пруткова: «Если  прочтете на клетке слона надпись «буйвол», не верьте глазам своим».
 
Что же касается употребления крепкого словца в художественных текстах, то стоит заметить следующее. Если бы литература только отражала объективную реальность, то есть жизнь, тогда бы нам ничего не оставалось,  кроме  как согласиться с необходимостью это делать. Сквернословие у нас махровое и повальное, от подворотен до главных театров страны. Но давайте вспомним Пушкина и скажем, как можно матерным «глаголом жечь сердца людей»? Давайте вспомним Достоевского и ответим: как «красота спасет мир», если  даже в литературу и искусство, призванные облагораживать и возвышать человеческие души, мы затаскиваем мерзости?
 
– Как Вы собираетесь реализовывать тираж?
 
–  Небольшая часть книг подарена друзьям и библиотекам. Часть реализована во время презентации и премьерных показов спектакля, а также через один из книжных магазинов города Тамбова.   С массовой реализацией тиража я не тороплюсь, потому что впереди  намеченные творческие вечера и очередные премьеры «Поэмы любви». На них желательно быть не с пустыми руками.  В Жердевке книгу стихов можно приобрести в магазине «Золотой теленок», расположенном в здании по улице Первомайская, 155.
 
– Можете ли Вы подарить нашим читателям что-то новое, что не вошло в сборник «Мы возвращаемся»?
 
– Пусть это будет стихотворение из  спектакля:
           ИСПОВЕДЬ ЭМИГРАНТА
Я б отсюда не уехал никогда, 
с твоих двориков распахнутых 
и улиц, 
если б даже золотые города 
в мою сторону однажды 
повернулись. 
От соборов, площадей, от шалаша 
никуда бы  не уехал, дорогая, 
от равнин твоих, лежащих, как душа  
перед Господом и голосом нагая. 
Не уехал, не ушел бы – не резон, 
ни любви по загранице, ни гордыни,– 
от берез твоих, закрывших горизонт, 
точно вечером задернули гардины. 
С поля боя не ушел бы иль со дна, 
по тебе, как на бесхлебье, голодая… 
Да вот только переполнила одна 
залетевшая царевна молодая.
 
Рубрика: 

Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Главное

Лента новостей

Наверх