/images/ad-victory.jpg

А это и есть жизнь…

« Трудовая слава »
33
от
Среда, 12 августа, 2015 (Весь день)
446


Героиня этой истории – не выдуманный персонаж, и всё, о чём здесь рассказано, – это реальные события, в очередной раз доказывающие непреложную истину: у каждого в жизни своя дорога, прожить которую – не поле перейти…

МАЛЕНЬКОЙ Гали ещё не было на свете, когда папа ушёл на фронт. Война для него длилась необычайно долго: вернулся домой только спустя полтора года после капитуляции Германии, продолжив службу на востоке страны. 

Довоенные дети, старшие сестра и брат, испытали на себе, что такое голодное и холодное детство, недостаток во всём. Мама, ещё очень молодая женщина, вынуждена была нести непосильный труд, чтобы хоть как-то скрасить им жизнь; пусть и не досыта, но ежедневно находить пропитание для малышей; одевать, перешивая и латая старые вещи, насколько позволяли возможности.

Когда появилась на свет Галя, мама была уже тяжело больна. Её долгие отсутствия, вызванные лечением, привели к тому, что девочка мамой стала называть старшую сестру: нельзя малышке обходиться без ласкового и тёплого слова «мама». А когда той не стало, она уже вполне осознавала, что сестра – это сестра: маму она заменить не может, как бы ни старалась. Да, до последних дней своей жизни мама страдала от чувства вины перед старшей дочерью, понимая, как тяжела ноша, свалившаяся на хрупкую 16-летнюю девочку. Превозмогая болезнь, стремилась помочь ей во всём, наставить, научить, утешить. По вечерам присаживались сестрёнки к маминой постели, делились сокровенным, пытались чем-то развлечь. От безысходности старшая дочка начинала тихонько читать молитвы, привлекая и младших. Просили Господа о защите, о помощи больной, о её спасении. 

Непостижим промысел Божий – и ушёл в мир иной самый дорогой детям человек… Постепенно притупилась боль потери, но как-то непроизвольно сжималось сердечко в Галиной груди, когда подружки при встрече запальчиво хвастались: «Мама сказала… мама сделала… мама подарила…» Припоминались дни, когда и Галя с мамой ходили в лес за грибами, бежали к речке по весенней изумрудной траве или работали в огороде. Если случалось напугаться, пораниться, мама успокаивала, прижимала к себе, дула на ушибленное место, что-то приговаривая; так уютно и тепло было в её объятиях – и отступала боль.

Чужая женщина, появившаяся спустя время в их семье, не смогла заменить маму. А когда старшая сестра вышла замуж, подрастающая девочка перебралась к ней. Теперь уже сама пыталась помогать молодой хозяйке по дому, а потом и присматривать за маленькими племянниками.

БЕЖАЛО время – взрослела девочка, закончив школу, поступила в Тамбовское педагогическое училище им. К.Д. Ушинского. Нет, не обделена была студентка заботой. Молоденькая привлекательная девушка выделялась в группе не только лучившейся доброжелательностью, но и внешним видом: модными платьицами, красивыми туфлями, яркими шарфиками. Помогал отец, как бы заглаживая не вполне осознанную вину; баловали сёстры; пронзительная жалость долгие годы заставляла и брата заботиться о сестре. Все они чувствовали, что младшенькой до сих пор не достаёт маминого тепла, впрочем, и им тоже.

Учёба не только привносила свои трудности, но и одаривала радостью: забота, доброжелательность, внимание к младшим школьникам в ходе практических занятий не уходили в никуда – возвращались к студентке в ответном расположении и доверии детей. А подружки?.. Подружки были (а некоторые из них остаются до сих пор) самыми лучшими; теперь уже и с ними, а не только с близкими родственниками, можно было поделиться всем, рассказать о наболевшем, о том, что тревожит, выслушать в ответ тайны нехитрых девичьих желаний. После второго курса уже не так сильно тянуло домой, а к концу обучения и вовсе от каникул до каникул можно было оставаться в городе, ставшем родным. К чести преподавателей, они старались дать студентам, в основной массе деревенским девушкам, всестороннее образование: планировали и проводили экскурсии, походы, организовывали туристические поездки, приобщали к драматическому театру, а во время гастролей иногородних творческих коллективов в старинном здании театра можно было посмотреть балет, послушать оперу. Поход в театр воспринимался как праздник, загодя решалось, что надеть, во что обуться, какую причёску предпочесть. В театр тогда ходили, как в храм искусств, чётко соблюдая правила этикета, осваивать которые приходилось, в основном, практическим путём.

Удивительно, но и уроки сельскохозяйственного труда на отведённом для учебного заведения клочке земли доставляли Гале удовольствие. А более всего радовали цветы; каких здесь только не было: настурции и львиный зев, розы и флоксы, пионы и георгины, лилии и многое другое! Галя, выросшая в северной части области, отличавшейся богатой и красивой природой, впитала прелесть родных просторов, как принято говорить, с молоком матери. И забота о том, чтобы эта красота прижилась, не пострадала от заморозков, перенесла засуху, не утомляла, а приносила удовлетворение студентке. Она уже решила, что в дальнейшем станет биологом, а для этого надо поступить в высшее учебное заведение. Как и следовало ожидать, родственники были не против.

ОДНАЖДЫ на студенческом вечере познакомилась юная прелестница с молоденьким курсантом военного училища… И началась новая жизнь – «полосатая», как известно: радости и печали, счастье и разочарование, боль и восторг – всё чередовалось. А это и есть жизнь. Менялись места жительства и работы: Тамбов, города Украины и Белоруссии, Москва, Дубно, Львовская область… Пополнялась семья: дети, затем внуки – всему свой черёд. Они радуют, вселяют надежды, обещают опору в старости теперь уже бабушке Гале. Счастлива?.. Кто из нас может ответить на этот вопрос утвердительно?.. Каждый проживает свою жизнь, единственную и неповторимую, которую не хотел бы поменять на другую, несмотря ни на что.

Вот и героиня моего рассказа уверена, что вечного праздника не может быть, а значит, не может быть и вечной радости. Скорее она возникает от победы над трудностями. А таких побед в её жизни было немало.

 

Автор: 
Раиса Локтионова
п. Сатинка
Читайте также:
Наверх