Пропал без вести…

« Трудовая слава »
11
от
Среда, 16 марта, 2016 (Весь день)
1541
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2016/03/16/top68.ru-propal-bez-vesti-70789.png?itok=hRWYnt0l

Неизвестные страницы судьбы красноармейца Захара Кондратьева.


Семь десятилетий, надёжно упрятав за казённым «пропал без вести», Великая Отечественная война хранила тайну последних дней жизни одного из миллионов павших сынов России, жителя ныне исчезнувшей, а в 40-е годы многолюдной деревни Козелец Захара Трофимовича Кондратьева

Взгляд из прошлого

Это удивительное, очень волнующее, трепетное чувство… Ещё недавно ты не знал о человеке практически ничего, кроме скупой информации в Книге Памяти, в которой о нём, как и о тысячах других, коротенькая строчка: «Кондратьев Захар Трофимович, 1904 г. р., д. Козелец, рядовой. Пропал без вести в сентябре 1941 года».
И вот постепенно, шаг за шагом, перед тобой, будто старая, едва различимая дверь в прошлое, открывается его биография, доселе неизвестная, затерявшаяся в пухлых «томах» великой трагедии человечества, жизнь на войне. 
Гениальное всё-таки изобретение Интернет! Чего только не сыщется в сетях его мировой «паутины», если, конечно, знать, где искать и обладать достаточной порцией времени и терпения. Именно благодаря Интернету нам удалось приоткрыть завесу тайны судьбы человека, ушедшего на фронт тревожной осенью 1941 года. Ушедшего, чтобы не вернуться никогда… 
О довоенной жизни Захара Трофимовича Кондратьева сведений нет, кроме тех, что родился он 30 августа 1904 года и был, скорее всего, коренным жителем деревни Козелец, разбросавшей свои немудрящие домики в полутора верстах от приходской церкви Казанской Божией Матери села Петровского. 
Как и все, крестьянствовал в одном из колхозов, о чём нам рассказала краткая надпись «Bauer» (по-немецки крестьянин), сделанная педантичными гитлеровцами в его личной карточке. 
К началу Великой Отечественной войны Захару Кондратьеву исполнилось 37 лет, был он женат на Марине (имя Frau так же указано в карточке) и почти наверняка имел несколько детей. 
На фронт его провожали 27 октября - тревожной осенью 1941 года, когда самонадеянное «Будем бить врага на его территории!» захлебнулось в крови летних боёв, когда враг стоял у стен Ленинграда и Москвы, рвался к Туле, утюжил снарядами и бомбами Севастополь. 
Иллюзий о скоротечной и победоносной в народе не осталось. Уже дохнуло на селян, не успевших забыть продразвёрстку 20-х, дыханием голода. Уже не одна баба ревела в подушку, в отчаянии скомкав злую казённую бумагу, в единый миг сделавшую её из замужней женщины вдовой. А то и того хуже - непонятно кем. Ведь не погиб же родимый, а пропал, пишут, безо всякой вести!..
Мы не знаем, как уходил на фронт Захар Кондратьев, только уверены - горькое это было прощание. Прощание со щемящей сердце тоской. Из разряда тех, что навсегда. 
 

Шталаг под номером 318

По мере продвижения вермахта на восток число лагерей для военнопленных на территории Германии и оккупированных стран росло. Шталаг под номером 318 был создан летом 1941 года близ немецкого Ламсдорфа - ныне польского местечка Ламбиновице и представлял собой созданный на скорую руку придел к уже существующему лагерю, где содержались пленные французы, англичане, поляки и другие представители воюющих против гитлеровцев государств. Стоит ли говорить, что условия жизни для них и советских солдат отличались там, как небо и земля…
Все эти годы вплоть до освобождения в марте 1945 года Russenlager являлся главным поставщиком рабочей силы для добывающей промышленности и сельского хозяйства Верхней Силезии. А это значит, что уделом тысяч голодающих и замерзающих людей был тяжелейший труд в каменоломнях и шахтах. То есть практически гарантированная смерть.
Историки подсчитали, что за Великую Отечественную через шталаг № 318/VIII F (как самостоятельная единица он функционировал до июня 1943-го) прошли порядка 200 тысяч советских воинов. Более 40 тысяч из них нашли там свою смерть и были похоронены неподалёку - в безымянных братских могилах кладбища, ставшего последним пристанищем и для узника под номером 57585 - сампурского крестьянина Захара Кондратьева. 
Он умер 19 мая 1943 года, продержавшись в нечеловеческих условиях почти десять месяцев. С карточки, пронзая время, сегодня смотрят на нас его глаза. Этот укоряющий взгляд из прошлого бередил душу, не давал уснуть, заставляя вновь и вновь лопатить архив за архивом, чтобы снять, наконец, горький гриф безвестности, чтобы постараться вернуть на Родину ещё одну тоскливым журавлём упорхнувшую в небо душу…

Горячее лето 1942-го

Данных, позволяющих определить фронтовую судьбу нашего земляка, очень мало: всего-то дата и место пленения. Захар Кондратьев попал в плен 10 июля 1942 года под Чугуевом, что уже само по себе удивительно, так как к тому времени расположенный под Харьковом Чугуев прочно находился в руках гитлеровцев и был освобождён лишь 10 февраля 43-го. Однако многое проясняют две маленькие пометки в правом верхнем углу карточки, где рука германского писаря вывела: «Kuban kozak» и «Pioner Bat». 
Не может быть? Тамбовский крестьянин в рядах лихой кубанской кавалерии? Однако сомневаться в этом не приходится: обмундирование на нём (сфотографирован Кондратьев в шинели) действительно свидетельствует о принадлежности к кавалерии РККА. Надпись Pioner Bat можно перевести как передовой, разведывательный батальон. Итак, Захар Кондратьев попал в плен под Чугуевом 10 июля будучи бойцом одного из передовых кавалерийских подразделений. Попал огненным летом 42-го, которое пронзительно описано (а затем и снято на киноплёнку) в романе Шолохова «Они сражались за Родину». 
Совпадает и место событий: незадолго до этого Чугуев входил в «акваторию» Харьковского сражения, развернувшегося с 12 по 29 мая и завершившегося катастрофой наших войск в котле окружения Барвенковского выступа. 
Наступление советских армий с целью освобождения Харькова поначалу развивалось довольно успешно, но ряд роковых просчётов привёл к пленению и гибели более чем двух сотен тысяч бойцов и командиров, во многом предопределив трагедию, разыгравшуюся в степях между берегами Оскола, Дона и Волги, и приведших врага под стены Сталинграда, чей подвиг и слава были ещё впереди.
В Харьковском сражении принимали участие сразу несколько крупных кавалерийских соединений – 2-й, 5-й, 6-й и 3-й кавалерийские корпуса. Причём первые три из них в ходе ожесточённых боёв в окружении были разгромлены и практически полностью уничтожены. Часть кавалеристов попала в плен. 
Если брать за основу наших изысканий кубанский след, то более явственно он просматривается во 2-м кавкорпусе, где кубанскими казачьими считались сразу две дивизии – 62-я и 66-я. Правда, последняя была разгромлена чуть раньше, в весенних боях 42-го. 
62-я спешно формировалась осенью 1941 года в Тихорецке и была брошена в бои за Ростов, имея заметный дефицит вооружения, обмундирования и продовольствия. В начале марта 42-го в её полки влились остатки разбитой 66-й дивизии. 
В составе 2-го кавкорпуса Юго-Западного фронта Тихорецкая продолжала боевые действия, участвовала в майском наступлении на Харьков. В тяжёлых боях в окружении понесла огромные потери и прекратила свое существование. Официально дивизию исключили из состава действующей армии 15 июля 1942 года. Документы о последних месяцах существования вместе с ней погибли в Харьковском котле.
Безоговорочно поверить в то, что Захар Кондратьев воевал именно в этой дивизии, мешает дата его пленения: 10 июля. Слишком много - почти полтора месяца - прошло после бесславного окончания харьковской бойни, и представить то, что всё это время он счастливо избегал встречи с неприятелем, сложно. Хотя на этой войне бывали и не такие чудеса.
Наиболее вероятным всё же рискнём назвать вариант с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом, наступавшим на северном участке Харьковского сражения и избежавшим окружения. Он и базировался ближе к Чугуеву, чем другие вышеназванные соединения. 
Части 3-го кавкорпуса вдоволь умылись кровью боёв летом 1942 года, когда танковые армии вермахта своим бронированным лбом упорно пытались пробить дорогу на Кавказ, к нефтяным богатствам Баку, и к промышленному гиганту Сталинграду. В одном из них - скорее всего, на реке Оскол - красноармеец Кондратьев попал в руки врага. А для своих на семь десятилетий пропал. Пропал без вести.
 
Автор: 
Владимир Поветкин
Читайте также:
Наверх