«В зале есть врач?» - взгляд зрителя и режиссёра на спектакль в рамках Рыбаковского фестиваля в Тамбове

21 мая 2018, 11:57 1119
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2018/05/21/news-nid89076-114399.jpg?itok=Biahw33z

Сергей Казаков, художественный руководитель Пензенского областного  драматического театра имени А.В. Луначарского, заслуженный артист России:

- У нас есть интересный проект «Из-под пера», который знают по всей стране, потому что в рамках него ставим пьесы молодых драматургов. У нас дружба с Юрием Поляковым, Еленой Исаевой, Ольгой Михайловой - её «Путь левой руки» мы в прошлом году привозили на ваш фестиваль. Первыми мы поставили «Жанну» Ярославы Пулинович, «Как боги» Юрия Полякова. «В зале есть врач» Елизаветы Трусевич мы также ставим первыми и, надеюсь, не последними, поскольку пьеса замечательная.

В сегодняшней постановке звучит тема, о которой говорят мало. Идёт разговор о душе, актёры пытаются ответить на вопрос: как сохранить душу? Если врачи лечат тело, то писатели должны лечить душу. И если у врачей есть клятва Гиппократа, то и у писателей должна быть клятва. Но как выяснятся, не так много писателей, кто под эту клятву подпадает. Это я о сегодняшнем времени.

Спектакль камерный. Были с ним в туре по Израилю, везде играли, даже на тысячный зал. Нас удивило, что за рубежом «уловили» все тонкости постановки. У нас в Пензе проходит также свой театральный фестиваль «Маскерадъ». И если у вас смотрят игру актёров, то у нас - постановочный материал. Первый фестиваль был посвящён произведениям Михаила Лермонтова, а крайний - советской драматургии и забытым авторам.  

     

Елена Гридчина, корреспондент газеты «Притамбовье», театрал:

- Во второй раз Пензенский театр привозит на Рыбаковский фестиваль камерную постановку, и во второй раз это спектакль на тему фантазии. А что если бы появилась возможность спасти великих авторов от смерти? Пушкин, Чехов, Булгаков? Эти имена переплелись в произведении современного драматурга Елизаветы Трусевич. Сколько бы тогда классиками было написано, скольких бы людей их произведения «вылечили»? На это пытаются ответить актёры. Вообще врач и писатель у Трусевич обретают другое значение: здесь эти слова становятся тождественно равны.

Постановка необычная, свободная, такое некое сновидение, где тебе интересно и легко наблюдать за всем происходящим на сцене. «В зале есть врач?» - всё спрашивает скромный мальчонка у зрителей. И он находится, спасая дважды: сначала Александра Сергеевича, потом Антона Павловича. И вот нет уже этих страшных дат: 29 января - смерти Пушкина, 15 июля - смерти Чехова. Они стёрты. Настаёт для литературы новое время, новые даты, где живы великие писатели. И там, в этой новой поэтической  вселенной, Пушкин дарит Чехову идею для написания «Душечки», а Чехов дарит Булгакову «Мастера и Маргариту».

«Вот представьте, что в Москве появляется сам Бог», - говорит Антон Павлович. «Нет, нет», - перебивает Михаил Афанасьевич. - Пусть это будет дьявол, и пусть будет мастер и будет Маргарита».

Отмечу в спектакле моменты, где операции классикам проводят не медицинскими инструментами, а чернильным пером. Так что же: слово лечит? Конечно, лечит. И быть может порой важнее сначала вылечить душу, излечить внутреннюю болезнь, и только потом тело? Или душа сама способно исцелять своё тело?..    

    

Елена ГРИДЧИНА. Фото автора

Госуслуги

Читаемое

Наверх