Типография Мичуринск-Тамбов

Сегодня

Пятница, 18 августа 2017
vkontakte twitter facebook ok

Сергей Табачников: "Достаточно трёх секунд, чтобы понять, чего стоит музыкант"

Интервью группы "nobody.one"
На рок-фестивале "Чернозём-2017" не была запланирована встреча журналистов с музыкантами группы "nobody.one", однако наша случайная встреча за сценой переросла в полноценное интервью. Спустя пару минут ко мне присоединилась журналистка воронежского сетевого издания "Наша история" Ирина Костенко, так что беседа с группой, созданной виртуозом электрогитары Сергеем Табачниковым получилась совместная. Временами отличить шутки участников группы от правды было довольно сложно, даже сейчас не уверен, что удалось до конца в этом разобраться.

— Добрый день! 

Рустам Галимов:
— Всему Тамбову от группы "nobody.one"... (приветственный жест)

— Вы в первый раз на "Чернозёме". Ваши впечатления от фестиваля.

— Отличный фестиваль, отличная погода, хороший звук, хорошая организация. Дали поиграть не всего-то каких-то четыре песни, как на других фестивалях, а целую, почти полноценную программу. Было весело!

— Каковы дальнейшие планы, куда дальше?

— Дальше — в Лос-Анджелес. (Шутка — ГнЦ).

Юрий Малеев:
— Домой.

Рустам Галимов:
— Домой, да, в студию, писать новые шесть альбомов. (Шутка - ГнЦ).

— Вы планируете запись сразу шести альбомов?

Рустам Галимов:
— Конечно, надо же в будущее смотреть.

Сергей Табачников:
— Если получать 900 рублей с альбома — с них сыт не будешь. Только с шести и работаем.

— Вообще откуда идёт основная прибыль: от продажи альбомов на материальных носителях, продаж на интернет-площадках, или от концертов? 

Рустам Галимов:
— Это же искусство, это для души, какая прибыль?

— То есть вы ещё где-то подрабатываете?

— Нет, нигде не работаем, нас так кормят — приехали, сыграли, накормили. Никаких денег. 

— Почему ваш выбор пал в сторону инструментальной музыки, нехарактерной для российской рок-сцены?

— А зачем нам, как все, песни петь? Мы не хотим быть как все.

— Взять, к примеру, Apocalyptica — взяли солиста, других музыкантов...

Изначально у них был свой шарм. А сейчас, с барабанщиком, с вокалистом они немножко потерялись.

— По кривой дорожке пошли?

 Да-да-да, если бы они оставили одни виолончели, звучали бы интереснее.

—  Влияет на творчество увлечение буддизмом? 

Участники группы:
— Это к нему (указывая на С. Табачникова), мы христиане.

Сергей Табачников:
Нет. Но если рассмотреть это с точки зрения здорового образа жизни, то, конечно, влияет. Разум незатуманен алкоголем или наркотой. Мы сейчас погружены в творчество и чистый разум безусловно помогает в этом, процесс погружения происходит на большую глубину. Я рассматриваю буддизм не как религию, а как мировоззрение, восточную философию.

—  Вы не получали музыкального образования, правильно?

Сергей Табачников:
Не получал и не жалею. Вот у него высшее музыкальное образование (указывая на Р. Галимова). Плачет и мается после каждого концерта, потому что знает, что и как, что сломано и не работает.

— Значит, у вашей группы всё-таки есть музыкальное образование.

Участники (смеются):
Да, одно на всех.

Рустам Галимов:
Эстрадно-джазовое отделение по классу ударных.

Юрий Малеев:
— Если что, это он снимался в "Бременских музыкантах".

— Что рассказываете на своих мастер-классах, что делаете, чему учите?

Сергей Табачников:
В основном преподаю философию — отношение к жизни и творчеству. Потому что все и так умеют играть, это не ново, многие играют лучше меня, и главное, чем я могу поделиться это отношением к музыке, к жизни  философией.

— Бренн Дейлор сказал: "Если ты играешь металл — послушай джаз". Что это даёт? 

Юрий Малеев:
Отдохнёшь хотя бы, нормальную музыку послушаешь.

Сергей Табачников:
Когда играешь металл, барабанная перепонка напряжена до предела, не отдыхает. Стоит включить какую-нибудь "нормальную" музыку, и сразу сознание расслабляется, и ты начинаешь принимать вибрации Земли. Это дорогого стоит. 

— Представим, что вы член жюри на каком-нибудь музыкальном конкурсе. По какому критерию оценивали бы группы?

— Я никогда не анализирую вглубь. Важнее просто первое впечатление. Я делю все группы на три категории: первая — строго нет, абсолютные бездари; вторая — те, кто ещё не научился играть — хороший материал, пришедший к из космоса, но исполнение — полное г****, нужно работать; третья — да, просто делать и брать, те, у кого приятные классные песни. Всего три категории. Достаточно трёх-пяти секунд, чтобы понять, что артист — классный. не стоит углубляться в триоли и прочую бурду.

— Опыт Youtube, опыт ведущего передач что-то вам дал?

— Да, теперь могу до девяти часов подряд нести всякую ахинею, и мне будут верить. А в конце купят пылесос "Кёрхер". (Шутка - ГнЦ).

— Не было ли каких-то неприятных чувств, когда вас растаскивают на цитаты? А такое есть.

— Не все цитаты я поддерживаю, что-то вымывается из контекста, какие-то мысли я перерастаю и больше с ними не согласен, но они живут во времени. Ну и ладно.

— Правда, что вы делаете музыку для себя?

— Да, так делают все. Просто выпендриваются. Никто никому не нужен, кроме себя самого.

— Финансовый кризис чувствуете? Возможно, он даёт что-то полезное для творчества в плане креатива?

— Нет. Кризис — это задница, никакой пользы от него нет. В кризис люди думают больше о том, как бы купить вещи первой необходимости, чем интересуются творчеством. Кризис как раз ударяет в первую очередь по людям творческим, которые несут развлечение, а развлечение — далеко не первая статья расходов. (Нарочито серьёзно) Кризис заставил меня забыть навсегда о гастролях  (Шутка - ГнЦ)​​​​ и открыть творческую мастерскую, где помогаю молодым артистам, учу, даю уроки философии, мы вместе медитируем. До семи тысяч человек у нас принимает участие в медитациях. Теперь я открыт для мира. Если раньше я жил как в берлоге — "Я буду играть только свою музыку, и не разговаривайте со мной", — то теперь я всем рад.

— Плюс это или минус?

— Это здорово. 

— Творческие кризисы бывают?

— Нет, не бывают. 

— Всё ровно?
— Не бывает ничего ровно, просто можно это принять или не принять. Кризис нужно принимать как есть.

— Что вам нужно для вдохновения?

— Ничего, я просто живу течением времени. Пишется — я пишу, не пишется — я не огорчаюсь, я просто не пишу. Я не делаю ничего специально для вдохновения.  

— Пропагандируешь слушание музыки?

— Нет. Сам я не слушаю музыку вообще. 
 
— В одном из интервью ты сказал, что если слушать музыку, то надо только слушать музыку.

— Просто если ты нашёл время послушать музыку лучше всего закрыть глаза. Это целое занятие, слушать музыку и воспринимать её. И желательно делать это целым альбомом, от начала до конца, уважая последовательность, которую вложили в него авторы. Музыка — это не фон для других занятий. 

— Youtube это уже пройденный этап или наоборот? 

Сергей Табачников:
Нет, Youtube пока ещё не закрыли в России, поэтому я работаю, снимаю ролики.

— Бывает так, что у инструментальных групп находятся последователи, которые накладывают текст на их музыку. С вами такое происходит?

 Да, такое происходит. Я не сторонник этого. Я не отношусь к этому отрицательно, мне просто всё равно. Конечно, это приятно, но их тексты не сходятся с моими мыслями, рождаемыми музыкой.

— Туры будут в ближайшее время?

— 
В ноябре у нас будет завершающий тур в поддержку нового альбома. Проедем по городам и сядем за новый альбом.

— Спасибо, будем ждать ваши шесть обещанных альбомов!
__________________
Фото Юлии Новиковой
Рубрика: 

Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Главное

Лента новостей

Наверх