Спектакль-плач о женщинах на войне показали в Тамбове

18 мая 2019, 17:03 681
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2019/05/17/news-nid101886-143549.jpg?itok=-8XD6GxX
Фото: Юлия Новикова

«Какое у войны лицо?» - спрашивают участники театральной студии «Кавардак — кому за...» тамбовского дома культуры «Знамя труда». По книге Светланы Алексиевич молодые актёры поставили спектакль-плач, спектакль-размышление, спектакль-монолог. Дети XXI века стали голосами отвергнутых обществом женщин, ковавших Победу наравне с мужчинами-воинами.

 

 

— Это очень сильная тема. Серьёзная. Страшная и жестокая по сути своей. Спектакли о войне я старалась никогда не ставить. Но есть моменты, о которых молчать нельзя, — говорит режиссёр спектакля Ольга Верчёнова.

Основа постановки — рассказы женщин-участниц Великой Отечественной войны, вошедшие в книгу Алексиевич «У войны — не женское лицо». Совсем юных девчонок, добившихся направления на фронт в 41-м, и уже взрослых женщин, ушедших в партизаны и радистки, оставив семьи в тылу, играют молодые актрисы «Кавардака». Девушки пытаются понять, каково было их сверстницам там, в окопах и полевых госпиталях неделями без сна, в болотах и холодных лесах партизанских штабов. Понять и донести до зрителя.

 

 

В тусклом сценическом свете девушки вспоминают дом. Как мама провожала на фронт. Как дети смотрели вслед. От имени партизанки звучит рассказ о сожжённой фашистами избе и погибших родных. О немцах, которые, идя в разведку, впереди себя пускали пленных — боялись мин. И ещё — о том, как радистке из отряда пришлось убить новорождённого ребёнка. Своего ребёнка. Потому что была война. Потому что следом шли немцы и плач голодного младенца мог выдать и погубить всю группу.

 

 

Документальную книгу Светланы Алексиевич не сразу приняли в печать. Долгое время не принимала критика. Белорусской писательнице, лауреату Нобелевской премии по литературе 2015 года в 1983-м высказывали о недопустимости такого описания войны. Нельзя говорить о войне настолько натуралистично. Нельзя показывать женщину в образе солдата. И о том, с чем сталкивались женщины в диких фронтовых условиях, — тоже нельзя писать.

 

 

— Героини книги рассказывают, что после войны их не принимали те, кто работал в тылу. Люди стыдили фронтовичек. Были уверены в том, что женщины на самом деле не воевали. Многих напрямую попрекали четырьмя годами, проведёнными бок о бок с мужчинами на фронте, — говорит Ольга Верчёнова.

 

 

После спектакля к режиссёру и актёрам подходили зрители, делились впечатлениями и вопросами. Как? Как так могло быть? Мы знаем о войне и её участницах совсем другое. Мы безмерно уважаем фронтовых медсестёр, зенитчиц, лётчиц, партизанок. И не можем представить, что когда-то было по-другому. Особенно — в первые послевоенные годы.

— Спектакль задумывался поначалу другим. Хотели сделать постановку из восьми монологов. Но пришли и другие ребята из студии. В результате появились дополнительные герои: солдаты, родные наших героинь. Нам кажется, что постановка получилась, несмотря на жестокость смысла, очень пронзительной. И всё-таки женской, — рассказали после спектакля режиссёр и актёры.

 

Юлия Новикова

Читаемое

Наверх