Почти лебединая верность, или Невыдуманная история о том, как простые сельские гуси прониклись друг к другу настоящей преданностью

« Народная трибуна »
24
от
Среда, 10 июня, 2015 (Весь день)
760


ВРЯД ЛИ ошибусь, если скажу, что почти каждый человек наслышан о лебединой верности. О ней слагают стихи, поют песни. Людям есть чему поучиться у этих птиц по части преданности. Для человечества - это символ идеальных отношений между партнёрами.
 
Порой мы поднимаем глаза к небу, напряжённо всматриваемся в пролетающую над головой стаю, долго, до боли в глазах, провожаем взглядом птиц, пытаясь найти этот идеал, заприметить… И ничего не находим, не замечаем, лишь щемящая тоска да грусть остаётся нам после скрывшейся из виду стаи. И невдомёк нам, людям, что не обязательно учиться порядочности в заоблачных высотах, примеры истинной верности и преданности можно увидеть среди тех существ, которые находятся на грешной земле. Одними из ярких представителей этой категории являются... домашние гуси. Да-да, те самые гуси, которые порой так надоедают своим криком. Кажется, что они ничего больше не умеют, как только прогуливаться, переваливаясь с боку на бок, и кричать, подзывая гусят. Но это только кажется…
 
Помните, как поётся в детской песенке: «Жили у бабуси два весёлых гуся». В нашей истории тоже два главных героя, два - но каких! Это была пара очень редкой сейчас породы - холмогорские гуси. Здесь было на что посмотреть. Сегодня личные подворья заполонили инкубаторские особи. Чем они хороши, непонятно. А те, холмогорские, были настоящим украшением гусиных стай. Очень крупные (особенно гусаки), с тонкими, длинными шеями, гордо посаженными головами, крепкими клювами… Серый с белым окрас, голубые глаза у самца и карие - у самки. Наш гусак был «патриархом» среди местных гусей. Ему не нужно было драться с соперниками за свои права. Лидерство его признавали все без исключения. А он, как всякий истинно могущественный самец, был великодушен. Сильные подчинялись ему, слабых он всегда старался защищать. И его любимая гусыня всегда была рядом, тоже надёжно защищённая.
 
В ЖИЗНИ, как известно, не бывает всё гладко. Вот и у нашей гусиной пары не всё шло благополучно. Не дала им природа потомства. Самец очень горевал по этому поводу. Увидит, бывало, чужих гусят и бежит к ним, пытается отогнать родителей и забрать малышей к себе. Чужаки защищают птенцов, стараются увести подальше, а он всё идёт за ними следом, сопровождаемый взволнованной гусыней…
 
Отсутствие потомства - большая беда в семье, даже птичьей. Вот и наша пара переживала своё горе, пока не обрушилось на их не по-гусиному красивые головы новое несчастье… Как-то вечером, когда гусак по привычке прогуливался по центральной улице села, сзади, откуда ни возьмись, выскочила охотничья собака. Она без труда настигла нашего героя и схватила его зубами за спину. Он боролся, не сдаваясь налётчику, даже вырвался и, припадая на одно крыло, побежал прочь от своего недруга прямо по улице до своего гусиного убежища. Рана оказалась серьёзной, координация движений птицы нарушилась. Самец не мог ни стоять, ни передвигаться. О человеке в таком случае сказали бы: больной оказался прикован к постели. Продолжать своё существование гусю приходилось полулёжа. Долгих девяносто дней птица находилась в сарае, страдая от ран.
 
ВЫ СПРОСИТЕ, что же делала в это время гусыня? Как верная, любящая супруга, она всё лето провела у «постели» больного. Даже в полуденный зной она продолжала сидеть у дверей сарая, где находилась раненая птица. О том, чтобы уйти на лужок и пощипать травки, и не думала. Питалась той жалкой растительностью, до которой могла дотянуться через решётку ограды. На каждый призывный крик гусака подруга отвечала незамедлительно, спеша к нему. Вот так они и боролись с недугом вместе. И мать-природа пожалела их за страданья: болезнь стала отступать.
 
Не твёрдой, шаткой походкой гусь стал понемногу передвигаться. Тяжело ступая, а порой и падая, он шёл за гусыней. А она, будто бы зная, что только постоянные прогулки смогут снова вернуть ему силы и выносливость, вела его за собой. Останавливалась, дожидаясь своего милого, и уводила всё дальше и дальше по улице.
 
Всё твёрже становилась походка больного. И тут снова неприятности - соседские гуси, которые прежде раболепно склонялись перед его силой, теперь, почувствовав слабость вчерашнего вожака, стали мстить ему за его былое могущество. Норовили ущипнуть, ударить крылом. И забили бы в порыве своей птичьей злобы, если бы хозяйка фермы, которая постоянно следила за своими питомцами, не заступилась за него.
 
Поняв, что стая не примет слабого, гусыня стала сторониться всех, уводила супруга подальше на лужок. Они были вдвоём, щипали травку, дремали в тени раскидистых зелёных крон.
 
Время и свежий воздух сделали своё дело. Гусь уверенно пошёл на поправку, уже начал чувствовать в себе силу, шипел на людей. А это - первый признак здоровья и уверенности в себе, когда начинают повышать голос на более сильного соперника. Хозяева радовались: птица поправляется!
 
БЕДА, как известно, не приходит одна. Та же охотничья собака в один из дней снова подстерегла нашего гуся. Видно, порез­виться захотела, поупражняться в охотничьем мастерстве. Поэтому, поймав его, даже есть не стала. Бросила на дороге бездыханное тело и убежала. Овдовевшая гусыня стояла рядом, ещё не понимая, что произошло, почему он лежит. Она не отходила ни на шаг, внимательно наблюдая за всем, что происходит. И только после того, как пришли хозяева и забрали гусака домой, гусыня издала отчаянный крик…
 
Она кричала изо всех сил, звала, умоляла вернуться. Ответом ей была напряжённая тишина. Онёмев от горя, она застыла, как изваяние. И только редко и бессмысленно моргающие глаза выдавали в ней жизнь. Что она ждала, на что надеялась?
 
Поздно вечером, когда соседские гуси расходились по домам, когда стихали все шумы дня, воздух становился прозрачен и чист, горемыка выходила на дорогу и долго-долго кричала, звала любимого. Оста­навливалась, прислушивалась и опять звала.
 
Наутро все соседские гуси собрались у её дома и дружно загоготали. Возможно, звали её в свою стаю. Но никому она не ответила, даже не подала голоса, так и не примкнув к ним. Осталась одна. Не нашла замену любимому, потому что не искала…
 

Автор: 
Валентина Заварзина
Читайте также:
Наверх