/images/ad-victory.jpg

Чудесное спасение Дашутки

« Сельская новь »
30
от
Среда, 22 июля, 2015 (Весь день)
572
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/07/22/top68.ru-chudesnoe-spasenie-dashutki-59343.jpg?itok=2vbhAjwa

Заплутала где-то зима. Со снегом, морозами и метелями не спешит, хотя декабрь на дворе. Солнце к вечеру блёклое, бесцветное, как застиранная рубаха. Проблёскивает, точно полощется в толще низких облаков. Его холодные, скупые лучи скоро померкнут. И место это, и без того неприглядное, погрузится во тьму. Пугающе будут поскрипывать стволы деревьев, и ветер, пропитанный сырой затхлостью, будет овевать зыбкую, простудную трясину болота. Его стоячая вода стала гуще от сизой, скользкой тины, первых заморозков, опрокинувшихся в неё безлиственных, почерневших теней обрамляющих его зарослей. Ольха или елоха, как известно, единственная из древесных пород, что любит жить в тесноте и сырости. Отлично соседствует не только с себе подобными, но и приютит под своим кровом иву, берёзу. Так и живут многочисленной зелёной семьёй вокруг трясин. В них сумрачно и неуютно. Влажная тьма, бурелом и падаль – места топкие и гиблые, наводят грусть и тоску, а потому избегает народ ольшанники. А к этому проторена дорога. На отсыревшем, топком берегу глубоко отпечатавшиеся многочисленные следы и многоцветная толпа. Люди в основном на велосипедах, есть пешие, и даже на машинах.

Это местные жители промышляют болотную ряску, её часто называют лягушачьей лапкой. Она разрослась здесь, укрыла плотным зелёным ковром всю водную гладь. Проста, неприхотлива, а корм отменный не только для домашней птицы, сгодится для коров и свиней. По составу сродни зерну, да и белка поболе, чем в некоторых бобовых. В рационе зимнем, что ни говори, отличное подспорье. И покупать не надо – не поленись только сходить или съездить к болоту. 

Очередной сачок захватывает часть тяжеловесного зелёного наста, оставив на воде тёмный след. Полнятся вёдра, фляги, баки, мешки. Сочно хлюпает под ногами скользкая грязь, перебрасываются собравшиеся редкими словами. Не до бесед. Затарились и домой пора – скотину кормить.

– Ой, пищит кто-то! – воскликнула девушка. Подошла к самому берегу, прислушалась,– Да, точно, пищит там кто-то! 

– Вот придумала! Где?

– В болоте! Да тише вы! – прервала недоверчиво изумлённый ропот и, когда утихли все, спросила, – Слышите?

И в эту минуту все явственно услышали тонкий писк. Но тонок и слаб он был для человеческого слуха, а для крохотного существа, которое скрывалось в непролазной топи, это был вопль отчаянья, надежда на помощь и спасение. Все всматривались в сплошь зелёную поверхность болота. И на одной из травянистых кочек увидели шевелящуюся тёмную точку. Наступившую сосредоточенную тишину прервало хрипловатое мяуканье.

– Да это котёнок! Совсем маленький! Как он сюда попал? – Танюшка, первая услышавшая его и любящая животных, готова была спасти и этого брата меньшего, попавшего в беду.

– Как попал, как попал, – пробурчал мужчина, более осведомлённый и опытный в житейских делах, – известно как. Выбросили. Думали, утонет, а он смотри-ка…

В толпе недоумевали, как оказался он так далеко от берега. Такому крохе и у берега, да ещё в морозные дни, гибель неминучая. 

– Бросили теперь на середину, а он до кочки доплыл, – выразил кто-то предположение и тут же засомневался, – так что ли… не поймёшь.

Танюшка металась по берегу в поисках длинной палки или ветки. Заприметила лежащую неподалёку молодую ольху. Отсыревшее дерево было ей не по силам, на помощь пришла Тамара – её мать. Двое мужчин помогли сбросить этот «мостик» в болото. Но он оказался короток. До кочки, где метался котёнок, привлекший внимание людей, оставалось не менее трёх метров. Танюшка попробовала ступить на поваленную ольху, но та изогнулась и стала тонуть в мутной, хлипкой топи. 

– Вот упрямая. Ничего тут не сделаешь. Не хватало утонуть, тут глубоко, – урезонили её, – домой пора, темнеет. 

– Страсти какие из-за котёнка, – вторил им отъезжающий уже на своей машине многоопытный мужчина, – люди гибнут, а им котёнка жалко…

Берег пустел. Но мать и дочь не уходили. Смотрели грустно и беспомощно на болото, где угасала жизнь. Жизнь маленького существа. Короткой оказалась и оборвётся она, тонкая, в грядущую ночь. Мир будет спать и не заметит потери этой. А, может, и вправду не стоит жалеть о ней, такой ничтожной перед громадой мироздания? Когда столько судеб людских обрывается на излёте. Когда столько бед трясёт многострадальную нашу землю. А, в сущности, и все мы – песчинки и наша жизнь всего лишь миг, краткий миг в вечности. Но дорожим мы ею и каждый по-своему пытаемся оставить после неё свой след. Может, стоит дороже ценить всякую жизнь, даже самую малую, чтобы было больше вокруг добра и радости? Кто знает, может быть они думали о том же в полной тишине.

Танюшка подошла к краю болота, присела на корточки, сжала в щепотку пальцы, как будто держала в них самое лучшее кошачье лакомство, позвала ласково:

– Кис, кис, кис… 

Котёнок вскочил, прислушался.

– Кис, кис, кис… Иди ко мне. Иди ко мне, мой хороший. Кис, кис, кис…

В следующую секунду крошечный комочек прыгнул в воду и, отчаянно гребя лапками, поплыл к верхушке поваленной ольхи, добрался до неё, побежал по стволу, по сучьям, по его сухим обескровленным листьям в спасительные руки. И они приняли его, дрожащего от холода, мокрого, в тине и ряске. Положили за пазуху куртки, дома выкупали и накормили. Стал котёнок красивым, с серой, пушистой шерсткой.

Сейчас это кошечка Дашутка, игривая и очень ласковая. Она любит своих хозяев – соседей её спасителей Тамары и Танюшки. Она встречает их, тихо и уютно урчит, устроившись на их коленях, тянется к лицу своим влажным носиком, пытаясь поцеловать. Не привереда, довольствуется тем, что есть. Не пакостит и не портит мебели – встречаются среди братьев наших меньших такие, со зловредным характером. Она благодарна за покой, заботу, за свою сохранённую жизнь. И совершенно не боится воды, когда ей моют лапки или купают. Оно и понятно, вода должна была стать её гибелью, а стала спасением. Чудесным спасением, где эта крошка проявила невиданные, несообразные её размерам и нежному возрасту мужество, выносливость, силу, смелость, желание выжить. Только что это без людей? Одинокое, отчаянное мяуканье вопиющего на болоте. 

Все мы разные. Один пытался утопить, другие остались равнодушными, у третьих замерли сердца от жалости и сострадания живому существу, а четвёртые приютили. 

Всё как в жизни. Кто-то старается погубить – оболгать, высмеять, унизить, искупать в грязи, что сродни той болотной тине – не отмоешься, другой обожжёт равнодушием и высокомерием. А кто-то согреет тёплым словом, участием, подставит плечо, сделает доброе дело. И спасёт. 

 

 Фото автора

Автор: 
Любовь СКОРОБОГАТЬКО
Читайте также:
Наверх