Сегодня

Четверг, 18 октября 2018
vkontakte twitter facebook ok

Что болит у бабы Зины

Номер газеты: 
38
Дата публикации: 
16.09.2015
Она попросила называть себя просто - баба Зина, хотя до древней бабушки ей далеко. Пусть за семьдесят, но крепкая, статная. Лицом улыбчивая.  Но застыла на нём какая-то виноватость. Вроде бы прощения просит - простите, что я такая. Причина ясная - глухая она почти. Чтобы услышала, надо кричать в самые уши. 
По этой причине, по тугоухости, и попала сюда, в лор-отделение областной больницы. В свою, районную, обратилась,  видимо, по другой причине. Но направление получила совсем иное и была удивлена, что с целым букетом болезней, на которые жаловалась, оказалась здесь.
Весь день она беспокойно ходила по больничному коридору, будто ждала кого-то. На наши вопросы отвечала тоже вопросом:
- Зачем сюда-то прислали? Не болят у меня уши. А что глухая - привыкла давно.
После  первой же капельницы ей стало плохо. И целую неделю она не спала ночами.  Сначала тихо стонала, потом сидела на постели, раскачиваясь, как маятник, из стороны в сторону, потом ходила унылой тенью по коридору.
Нам, а в палате восемь человек, было жаль её. Мы ходили к дежурным медсёстрам, те вызывали дежурных врачей. Днём приходили узкие специалисты - терапевты, кардиологи, неврологи. Все выписывали рецепты, но легче ей не становилось.  Появилась бессонница и у нас, не по себе было каждому видеть, как она превозмогает боль. И днём ходили тихо, не разговаривали, если забывалась она недолгим сном.
Сентябрь выдался солнечным. В один из дней мы пригласили её на прогулку.  И услышали повесть её жизни. Она русская.  Окончила строительный техникум и по распределению попала в Киргизию. Там была прорабом, возводила дома. Заработала трудом нелёгким, неженским трехкомнатную  квартиру, где жила с мужем и сыном. 
Оттуда, видно, истоки её болезней - холод, сквозняки, голодные спазмы, нервные срывы.  Потом умер муж и вскоре в одночасье выдворили её с сыном из квартиры. Они русские, их место в России - так объяснили. Под угрозами расправы оставили не только жильё, но и всё, что наживали долгие годы. С собой  взяли только документы.
Так попали на Тамбовщину.  В селе вынужденным переселенцам продали старый домик.
- В землю наполовину врос,-  говорит о нём баба Зина, - на ремонт денег нет. Да и не стоит овчинка выделки. На мой век, может,  хватит, а вот за сына душа болит.
О сыне слов мало было сказано - в селе заработка нет, ездит в Москву работать вахтенным методом, две недели там, две дома. А сейчас заболел, не поехал. Какая болезнь - смолчала.
- Вот и думаю, как на мою пенсию в семь тысяч  вдвоём проживём, - заключила она.
И таких вынужденных  русских "возвращенцев", как баба Зина, много.  Молодые силы отдали работе в союзных республиках, а потом, после распада Союза, изгнаны из нажитых мест самым зверским образом, с рукоприкладством и поножовщиной.
Стало ясно, что загнало бабу Зину - мать, труженицу, в ярмо безысходности, в беспросветную нужду и сгубило судьбу её сына.
Не было среди нас равнодушных к её рассказу. Сочувствовали, жалели, угощали. Подходили, гладили её руки,старались утешить:
- Баб Зин, не волнуйтесь, всё будет хорошо.  Завтра вас выпишут, поедете домой. Сын поправится.
Дежурную добрую медсестру попросили сделать бабе Зине на ночь какой-нибудь обезболивающе-снотворный укол, чтобы поспала.
Она спала всю ночь. Наутро была бодрой и на наши вопросительные кивки показывала кулачок, оттопырив большой палец. Всё, мол, замечательно.
- Как ваша бабуля? - спросила медсестра.
- Хорошо, спасибо.
- Не за что. Моей помощи не было.
- Как? -  удивилась я,- А укол?
Медсестра грустно улыбнулась:
- Разве я могу сделать что-то больному без назначения врача? - и, видя замешательство, ответила на немой вопрос, - Уколола, да.  Физраствор…
Бабу Зину выписали, а мы вспоминали её. Вот она едет в автобусе, заходит в свой полуразваленный домик, встречается с сыном, хлопочет у старенькой электроплитки, которую, жалеючи её, дали соседи - на газ средств нет. Думает, как раскроить свой нищенский бюджет. Весела ли она? Напевает ли что-то, радуясь возвращению в родные стены? Да и где они, родные стены и нормальная жизнь? Что заработала долгими годами труда?  Такой ли  представляла свою старость? 
Нет, не радуется. Изболелась её душа.
 
 
 
Автор: 
Любовь СКОРОБОГАТЬКО
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх