Чернобыль: быль, так и не ставшая светлой

« Трудовая слава »
16
от
Среда, 20 апреля, 2016 (Весь день)
992
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2016/04/20/top68.ru-chernobyl-byl-tak-i-ne-stavshaya-svetloi-72424.jpg?itok=Bffa6ixD

26 апреля исполняется 30 лет со дня Чернобыльской катастрофы - самой глобальной техногенной катастрофы в истории человечества.


Уроки прошлого забывать нельзя - энергия атома, которую человек поставил на службу себе, в любой момент может вновь перестать быть мирной. Достаточно доли секунды, конструктивных ошибок, роковой случайности, или пресловутого «человеческого фактора».

Вечер 25 апреля 1986 года выдался по-весеннему светлым и тёплым. Припять - юный город-спутник давшей первый ток в 1977 году Чернобыльской атомной электростанции, жил полной жизнью, не ведая, что его история уже начала обратный отсчёт. Через несколько часов чернобыльская катастрофа чёрным росчерком трагедии перечеркнёт десятки тысяч людских судеб и оставит свой радиоактивный след даже в далёкой Бразилии и Японии. 

Вечером 25 апреля на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС готовилось проведение проектных испытаний одной из систем обеспечения безопасности, после чего реактор должен был быть остановлен для проведения плановых ремонтных работ. 

До аварии оставались считанные часы. Город жил, радовался весне, ждал предстоящих праздников. После полуночи, 26 апреля, в 01 час 23 минуты по московскому времени начаты испытания. В 01 час 23 минуты 40 секунд по команде начальника смены энергоблока старший инженер управления реактором нажимает кнопку аварийной защиты для того, чтобы остановить реактор. Это действие стало последним в череде фатальных событий, которые определит впоследствии правительственная комиссия - от конструктивных ошибок в проектировании и создании реактора, до действий персонала станции. 

Последняя запись в оперативном журнале оператора реактора: «01.24. Сильные удары. Стержни СУЗ остановились, не дойдя до нижних концевиков. Выведен ключ питания муфт». В 1 ч. 23 минуты 43 секунды начался стремительный рост мощности, после чего раздались взрывы, вызванные давлением перегретого вследствие неконтролируемой реакции пара. Мощным взрывом разрушило активную зону и здание 4 энергоблока, подбросило защитную крышку реактора, которая пробила крышу. Наружу вылетела почти вся неотработанная загрузка - около 200 тонн урана-238 с примесью урана-235 и продуктов ядерных реакций, в частности, плутония-239. 

Начался пожар, из развала энергоблока в атмосферу выделились в огромном количестве радиоактивные вещества. Ветер донёс радиоактивные вещества до Японии и Канады. Радиоактивное облако прошло над частью территории Белоруссии, Украины и России, над несколькими странами и практически обогнуло земной шар. В больших количествах радионуклиды разнесло над всей Европой, особенно пострадали Финляндия и Норвегия. Но самый главный удар приняла на себя территория, прилегающая к ЧАЭС, так называемая «зона отчуждения», основное же количество (примерно 95 процентов) ядерного топлива удалось, как «джина в бутылку», «законсервировать» в пределах построенного в 1986 году бетонного «саркофага» - «объекта «Укрытие».

По международной шкале оценок событий на АЭС авария на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС была квалифицирована как авария седьмого - самого высокого - уровня. 

Самым страшным было то, что люди не сразу узнали о катастрофе - власти не стали своевременно оповещать народ, чтобы предотвратить панику среди населения. Между тем, уровень радиации был смертельно опасным, люди, в том числое - и дети, получили огромные дозы радиоактивного облучения. На 4 блоке шла борьба с огнём, гибли люди, в атмосферу извергались сотни рентгенов, а на улицах играли дети, горожане ехали на пляж, на дачи, на рыбалку, загорали на речке у охлаждающего пруда – искусственного водохранилища близ АЭС. 

Днём 26 апреля в город начали стягиваться силы милиции, которые, впрочем, лишь занимали позиции наблюдателей. 27 апреля была опубликована директива: «Товарищи, из-за аварии на Чернобыльской АЭС объявляется эвакуация города. При себе иметь документы, необходимые вещи и, по возможности, пищу на 3 дня. Начало эвакуации в 14:00». 

…27 апреля колонна в несколько тысяч автобусов с горящими фарами вывозила из радиационной зоны всё население Припяти и десятикилометровой зоны. Люди покидали свои дома навсегда. С собой - лишь документы, продукты на несколько дней и самое-самое необходимое. В этот разряд попадали самые разные вещи. Многие, бросив всё, брали с собой дорогие сердцу вещицы и семейные альбомы с фотографиями. Рядом с детьми в автобусах находилось место и домашним питомцам. Припять в одночасье стал городом-призраком. Более 115 тысяч человек были эвакуированы из тридцатикилометровой зоны вокруг атомной электростанции.

Тридцать лет прошло с того трагического дня, но эхо взрыва не утихает до сих пор. Чернобыль прошел чёрной полосой через жизнь многих: и тех, кто пострадал от облучения, и тех, кто вынужден был бросить родной дом, и начинать жизнь заново, и ликвидаторов - людей различных профессий, срочно призванных, как на войну, которые помогали ликвидировать последствия ядерной катастрофы. 

В ликвидации катастрофы были задействованы огромные ресурсы - по всему Советскому Союзу были мобилизованы более 600 тысяч человек. Тогда военнослужащих запаса, как правило, профессиональных водителей, трактористов, вертолётчиков, строителей - по повестке вызвали в военкомат. Тамбовская область отправила в Украинскую СССР порядка пятисот человек. Каждый из них там, в Чернобыле, выполнял свои задачи, но главным для всех было одно - как можно более оперативно ликвидировать последствия ядерной катастрофы. В нашем районе сегодня живут 13 «чернобыльцев» - тех, кто был в числе «ликвидаторов» последствий катастрофы. Они не любят вспоминать о тех днях, о том, что происходило тридцать лет назад в зоне, которую смело можно назвать «прифронтовой». 

Они работали в обычной военной форме, из индивидуальных средств защиты - только распираторы. Ликвидаторам в радиационном пекле хватало порой нескольких дней, чтобы набрать предельно допустимую дозу - 25 рентгенов. У каждого имелась лучевая карточка, в которой отмечалось, какая доза радиации получена. Увы - точную дозу, которую «набрали» ликвидаторы, не знает никто. Индивидуальные дозиметры, рассчитанные на гораздо меньшую дозу, выходили из строя. Выдерживал в этих обстоятельствах лишь человек - его сила духа, стойкость и мужество. Как на войне. Мало кто об этом знает, но ликвидаторы предотвратили еще одну страшную беду – мощный водородный взрыв, последствия которого даже учёным трудно просчитать. Трудно было в тот период осознать, что незримая радиация действует беспощадно и губительно на людей, на всё живое, тем более вокруг буйствовала зеленью весна, на фоне которой особенно страшными казались обезлюдевшие дома, школы, детские сады. 

В Припяти на 1 мая было назначено открытие парка аттракционов, то самое, знаменитое «Чёртово колесо», которое спустя десятилетия после аварии остаётся, наверное, самым страшным и узнаваемым «брендом» Чернобыльской катастрофы. Страшным - потому, что трудно представить более мирный атрибут мирной жизни, символ радости, детства, счастья… ставший в миг «чёрной меткой» человеческого горя и глубокой трагедии. 

Они не любят вспоминать о событиях тридцатилетней давности. Мало кто из них пробыл в месте катастрофы более месяца - но и той дозы радиации, как и впечатлений, с лихвой хватило на всю оставшуюся жизнь. Все призванные на ликвидацию последствий аварии работали без страха, уверенные в том, что человек сильнее вышедшего из под контроля атома. Сегодня, спустя тридцать лет, всё дальше уходит в историю чернобыльская трагедия, но тем отчётливее осознание того, какой великий подвиг совершили ликвидаторы. Ценой великих потерь человечество получило бесценный урок - «мирный» атом не прощает ошибок. 

Страшным зрелищем предстал перед тамбовскими ликвидаторами город энергетиков Припять, город-спутник атомной электростанции, гордость Советского Союза и Украинской СССР, средний возраст жителей которого в те годы составлял… 26 лет. Абсолютно пустые улицы. Распахнутые двери и окна, разбросанные вещи, оставленное на балконах бельё, забытые в песочнице детские игрушки, тетрадки и учебники в школьных классах, незастеленные кроватки в детском саду. И лишь обессиленные, умирающие домашние животные – кошки и собаки, в безмолвном крике боли молящие человека о помощи, последние живые существа в этом радиационном аду… Фонило всё и вся. Дома, здания, автомобили. Стадион, на котором были назначены соревнования 1 мая. Новенький парк атракционов, на которых никто и никогда не прокатился, пустые скамейки и столики кафе, скелеты каруселей и качелей, навечно ставших призраками. Лишь ветер по ночам, пугая скрипом, раскачивает их проржавевшие, фонящие сотнями рентгенов остовы…

Дом культуры энергетиков, со спортивным и концертным залом, бассейном - бетонная громада которого сегодня, тридцать лет спустя, уже уступает натиску природы. Современный отель «Полесье», на крыше которого планировалось построить открытую панорамную террасу ресторана, и которая в дни ликвидации последствий катастрофы стала местом дислокации оперативного штаба, откуда координировались действия вертолётчиков. Город-призрак. 

Но впечатление от ужасного зрелища быстро сменилось сиюминутными задачами. Как можно быстрее засыпать смесью песка и цемента реактор, где всё ещё идёт химическая реакция и продолжается процесс выбрасывания невидимого, и оттого ещё более страшного, смертоносного радиоактивного вещества. Алгоритм отработан до секунды. Вертолёт поднимается в воздух, зависает над реактором. Время, за которое нужно выбросить груз - мешки с цементом и песком - несколько секунд. Лишняя секунда  - цена человеческой жизни. А потом, на аэродроме, после вылета - вёдра спирта… нет, не пилотам - спиртом отмывали вертолёты, тоже получившие свою «дозу» облучения. 

Радиоактивный фон был настолько высок, что время «зависания» над реактором измерялось секундами. Помимо того, что это были истинные профессионалы, столь чётко и бесстрашно провести вылет вертолёта и выполнить задание, удерживая машину над ядерной топкой, сравнимо с героизмом в Великую Отечественную войну. 

В нереально короткие по всем человеческим меркам сроки было возведено специальное укрытие 4-го энергоблока - бетонный «саркофаг» - объект «Укрытие», накрывший аварийный реактор и значительно уменьшивший утечку радиоактивных веществ. Мало кто знает, но станция работала вплоть до декабря 2000 года. А процесс ликвидации последствий аварии продолжается до сих пор. И в день чернобыльской катастрофы мы посвящаем слова благодарности и признательности всем ликвидаторам её последствий.

Фото pixabay.com

 

Автор: 
Светлана Сабитова
Читайте также:
Наверх