Начинай сначала. Как «бездомный» хор помогает детям

19 марта 2019, 22:00 491
public://article-images/2019/03/19/news-nid99982-138210.jpg
Алексис Моисеева

Жизнь маленького Стаса изменилась в один момент. В три года он внезапно замкнулся и перестал разговаривать. 

Началось с того, что мальчика отдали в детский сад. Странности в поведении сына родители заметили сразу, но не придали им значения. Сперва думали, что он устал и привыкает к новой обстановке. Затем встревожились. У ребёнка начались ночные кошмары. Что его пугает, Стас объяснить не мог. 

- Для меня было шоком то, что Стас, возвращаясь домой, сразу садился куда-нибудь и вёл себя смирно. Обычно он скакал, прыгал, был весёлым. А тут сидел неподвижно. Потом он просто перестал разговаривать. Я в этот момент была беременна вторым ребёнком, а Стаса отводил в сад папа, и он же забирал оттуда. Но было понятно, что проблема идёт из детского сада, - рассказала РИА «ТОП68» Татьяна Соколова, мама Стаса. 

 

на фото Татьяна со Стасом

Тогда обеспокоенная Татьяна попыталась поговорить с воспитателем. По её словам, со всеми детьми женщина была одинаково груба. Оказалось, что на подвижного Стаса она часто кричала и ставила ему в пример других детей. Каждый день мальчик слышал, что он хуже, и, что страшнее, поверил в это. Воспитателю вторили дети, обзывали Стаса глупым. 

- Для Стаса слова очень важны. Он нежный. Его слова сильно бьют. Ему сказали, что он плохой, и он стал верить этому. Начал сам про себя это говорить. Ему сказали, что он дурак, когда у него не получилось что-то сделать быстро, и он вообще перестал это делать. Мы больше года ходили к психологу, - сказала Татьяна. 

Проблему с воспитателем решили, и Стаса перевели в другую группу.  Мальчик продолжал бояться других людей. Тогда родители вспомнили, что ещё во время подготовки к саду воспитатели говорили, что у ребёнка хороший слух.

Родители решили схватиться за соломинку. Дождавшись нового набора, Стаса отвели в хор «Начало», который посоветовали знакомые. После этого в семье Соколовых случилось чудо. 

-  Это произошло за два-три занятия. Он перестал бояться. Поёт теперь не только нам, но и в саду. Напевает и просто когда что-то делает. Ребёнок стал спрашивать, когда мы пойдём на хор. Каждую ночь мы записываем песни. Всё, что он услышал и выучил за день, Стас просит записать на диктофон. Мы запишем, прослушаем. Если ему что-то не понравится, просит записать ещё раз, - говорит Татьяна. 

 

 

С тех пор, как Стас стал заниматься в хоре, у него улучшилась память, ему стало легче учить большие тексты. Ребёнок лучше спит. Занятия музыкой объединили Стаса и его младшего брата Матвея. Они стали проводить много времени вместе. Прежде старший брат сторонился младшего, не понимал, как надо с ним играть. Теперь они поют. 

В своей группе Стас единственный мальчик. Он свободно разговаривает с девочками и ведёт себя как настоящий джентльмен. После занятий из класса сначала выпархивают все девочки - Стас держит дверь и пропускает их вперёд. Замкнутый ребёнок снова стал общительным, у него появились новые друзья. 

Детский хор «Начало» при камерном хоре имени Рахманинова помог не только Стасу.  В нём занимаются дети с астмой и другими проблемами дыхания. Благодаря занятиям музыкой они чувствуют себя лучше. Но теперь помощь нужна самому «Началу». У хора нет помещения для занятий.  

Детский хор «Начало» известен далеко за пределами Тамбовской области. В 2014 году его пригласили выступать на закрытии зимней Олимпиады. Воспитанники хора получают награды на всероссийских и международных фестивалях, поступают в музыкальные училища.

 

Татьяна Шевченко и концертмейстер Елена Алёшина репетируют с хором

Создавали «Начало» при кафедре хорового дирижирования ТГУ имени Державина в 1997 году.  Время шло, кафедру закрыли, и хор оказался на улице. Областное управление культуры раз за разом подыскивало ему другие помещения. Условия во многих не подходили. За время существования «Начала» было уже 7 переездов, не считая «мелких перемещений». Так хор оказался в школе №22.

В зале, который хору отдали для репетиций, холодно и сыро. Зимой во время индивидуальных занятий - а в хоре ещё учат играть на пианино - педагог Татьяна Шевченко кутает детей в свою шаль. Сама же с утра и до вечера мёрзнет, дважды за год едва не дошло до воспаления лёгких.

 

Татьяна Шевченко кутает в шаль маленькую Лизу, чтобы та не замёрзла

Трудно и другим учителям в составе хора. Ритмику (танцы) проводят в актовом зале. Там нет специального покрытия, которое нужно, чтобы заниматься в балетках, поэтому малыши потешно скользят. Пианино в зале расстроено учениками школы до такой степени, что даже без музыкального образования понятно - не звучит ни одна нота. Школьники прибегают к инструменту на переменах. По этой причине в актовый зал не стали переносить дорогое немецкое пианино, собственность хора. Оно медленно погибает от сырости в холодном помещении для репетиций. 

Кабинет педагогов больше напоминает гримёрку бродячих артистов. Коробки с костюмами свалены на полу - деть их больше некуда. 

- Мы как кроты, постоянно что-то разбираем и разбираем. Шкафы все забиты, дверь из-за коробок с вещами не закрывается. Всё время на чемоданах, - рассказала Татьяна Шевченко.

 

Татьяна Шевченко учит Лизу играть на пианино

Помимо концертов, хор показывает музыкальные спектакли. В музыкальных постановках участвуют все дети, от младших групп до старших.  Костюмы для выступлений  родители с педагогами шили по вечерам, прямо на полу в коридоре. 

- У нас часто проходят праздники – Новый год, Масленица. И ко всему нужны атрибуты, которые надо где-то хранить. Мы ставили оперу «Снегурочка», для всего сшили хорошие костюмы за родительские деньги. Но куда мне их девать? Мне их даже сложить жалко. Вешаю везде крючки – на стенах, на шкафах. А по большому счёту должна быть отдельная костюмерная - добавила Шевченко.

За неподходящие условия на руководство школы хор не обижается. Педагоги считают, то ни в чём не виновато и предоставило им всё, чем располагало и не может решить их вопросы. 

 

Дети репетируют в кабинете английского

По словам Шевченко, горько смотреть, как здания в центре города без конца продаются. У всех «бездомных» коллективов есть одна мечта – чтобы выделили одно тёплое здание, не на окраине Тамбова. Там, как на Ноевом ковчеге, собрались бы все музыканты. У каждой организации были бы свои помещения для репетиций и костюмерные.  

Просить о помощи очень трудно, но руководитель хора не теряет надежды и обращается во все инстанции. По словам концертмейстера Елены Алёшиной, Татьяна Шевченко живёт «Началом». О проблемах хора она не забывает ни днём, ни ночью все 22 года, что руководит им. 

Сейчас хор продолжает бороться. Готовятся концерты, оттачивается мастерство детей. Символично, что поставленная двадцать с лишним лет назад сказка о коте Филофее стала пророческой. Лейтмотивом в постановке звучало: «Мы бездомные коты и кошки».  Сейчас воспитанники и педагоги хора тоже в шутку зовут себя бездомными кошками и котами. 

 

 

Проблема хора может решиться после реконструкции тамбовской филармонии. Когда здание введут в эксплуатацию, в областном управлении культуры пообещали рассмотреть вопрос  о том, чтобы выделить «Началу» помещения для занятий.
  
РИА «ТОП 68» продолжит следить за судьбой детского хора и держать читателей в курсе событий.
 

Алексис Моисеева

Читаемое

Наверх