/images/ad-victory.jpg

«Не одна я, а с Богом». В 86 лет единственная жительница Измайловки ездит на лыжах до ближайшего магазина

19 февраля 2019, 15:32 2261
public://article-images/2019/02/18/news-nid98885-135534.jpg
Фото: Галина Свиридова

В сенях дома единственной жительницы деревни Измайловка Мичуринского района бросаются в глаза широкие лыжи с надписью «Рыбак».

- Знаешь, откуда они у меня? Тут целая история – и смех и грех…. – рассказывает с улыбкой Анна Ивановна Киселёва. - Как-то приехал ко мне в гости сынок. Пошёл во двор по хозяйству помочь, а телефон на столе оставил. Я его и взяла, когда услышала звонки. «Кто вы? – спрашивает мужской голос. – Мне Владимир Петрович нужен. Позовите, пожалуйста». Я отвечаю, что мать его. А звонил-то начальник сына, генерал.

Анна Ивановна разговорилась с ним по душам, рассказала, как живёт одна в деревне и посетовала, что не может в магазин поехать – лыжи сломались. Генерал тогда и сказал: «Не переживайте, будут у вас скоро лыжи». И правда, в следующий приезд сын привёз матери новенькие лыжи, на которых очень удобно по снегу передвигаться.

 

 

Лыжи – единственный зимой «транспорт», на котором баба Аня совершает «марш-бросок» до ближайшего магазина или аптеки, которые, к слову, находятся в соседней Александровке. В Измайловке Мичуринского района, где она живёт, нет магазина, медпункта и других примет цивилизации. А путь в деревню лежит от села Кочетовка - 25 километров сначала до Александровки, потом ещё около километра - до Измайловки. 

Кстати, зимняя дорога, которая связывает Анну Ивановну с внешним миром, содержится в образцовом состоянии. Позаботилась о ней администрация Кочетовского сельсовета, по договоренности с которой житель Александровки Николай Колесников на своём тракторе после снегопадов расчищает «артерию жизни».

 

 

Анне Ивановне Киселёвой 86. В деревне Измайловка она давно уже единственная жительница. По её словам, деревня начала пустеть, когда Александровское отделение совхоза «Кочетовский» передали МСО. В соседней Александровке началось строительство коттеджей для работников, и жители Измайловки стали переезжать туда на постоянное место жительства. Кто-то умер, кто-то перебрался в город, и осталась баба Аня после смерти мужа одна. В Москву к сыну отказалась переселяться наотрез.

- Была я там две недели. Утром по привычке в пять часов встану, подойду к окну, а за ним – всё чужое. А здесь я выйду во двор – простор, воздух чистый, свежий. Герда моя около ног крутится, хвостиком виляет, чтобы я её погладила. А в другом доме лайка меня поджидает, голос подаёт. Подойду к ней, а она меня целует, сама лапу даёт – здоровается, - рассказывает о своём житье-бытье Анна Ивановна.

 

 

Надёжная охрана в доме бабы Ани – лайка. Как-то однажды двух непрошеных гостей, куницу и лису, загрызла. Куницу к дому притащила и положила на порог, а рыжую – к колодцу. Пожилая женщина позвонила знакомым охотникам, и те посоветовали позвонить в ветлечебницу. Вскоре приехала девушка с мешком, погрузила туда зверюшку и повезла её в лабораторию на анализы. Как потом выяснилось, лиса здоровая оказалась, не бешеная. А Герда с бабой Аней спит, привыкла. Она ей как подружка – умненькая, хитрая и ласковая. В глаза заглядывает, словно понять хочет, как настроение хозяйки.

Летом забот у Анны Ивановны хватает. Надо накормить свою живность – собак, гусаков, уток-мулардов. В огороде в последнее время сажает только самое необходимое. Гордость хозяйки - арбузы, дыни, не хуже чем с юга. Зимой хлопоты другие - дров наколоть, уголь в дом принести, печку истопить, за водой в колодец сходить.

 

 

Анна Ивановна хозяйничает в двух домах – в одном из них с семьёй жила, другой от родственницы остался. Имущество разделяет на жильё для гостей и «крематорий» - где она проводит своё время, занимаясь хозяйственными делами. Тут и складское помещение, и мастерская с набором необходимых инструментов. Здесь овощи консервирует, варенье варит. А ещё мёд качает, рамки для сот мастерит. Несколько лет назад занялась Анна Ивановна пчеловодством. Было у неё десять ульев, теперь всего пять. Пчёлки погибли после того, как поля в округе обработали ядами. 

 


Да и по вечерам, когда уже всё переделано, находит себе Анна Ивановна работу - то носки заштопать надо, то платочек подшить на машинке.

Необходимыми продуктами питания и лекарствами баба Аня обеспечена. 

- Холодильник забит. Доставляют мне и газовые баллоны, так что пищу есть на чём приготовить.

Летом в Александровский магазин ездит на велосипеде, зимой вот - на лыжах. И не потому, что помощников нет, просто самой так хочется. Движение - это жизнь, считает Анна Ивановна. Хотя признается, что годы дают о себе знать.

 

 

Порой приезжает в гости племянник Славик из Мичуринска, всё необходимое привозит. Не забывает о единственной жительнице Измайловки и местная власть. Особо благодарна она главе Кочетовского сельсовета Марине Ратничикиной. Та следит, чтобы дорога к деревне всегда была расчищена, и можно было на автомобиле проехать. «Отзывчивый она человек, внимательный» - говорит Анна Ивановна. А иногда на пруд, что за деревьями напротив дома, рыбаки приезжают, охотники забредают. 

- Иной раз слышу: «Бабуль, ты тут живая?» А как же, говорю, куда я денусь…

На вопрос, страшно ли жить одной в пустой деревне, Анна Киселева отвечает:

- У меня об этом многие спрашивают. Но я так скажу: не одна я, а с Богом. Без Его воли, как известно, ни один волосок не упадёт с головы. Помолюсь Господу, Николаю Угоднику, Пресвятой Богородице. Псалтирь почитаю – и на душе становится спокойней, светлей. Бог миловал, никто ни одной палочки у меня не украл. Да и что брать-то?!

 

 

Одиночество Анны Ивановны – вещь относительная. У неё два мобильных телефона, на которые  то и дело поступают звонки. Постоянно звонит сын Владимир – полковник полиции, служит в Москве. Там же живут два внука бабы Ани, которые пошли по стопам отца. Самые близкие люди часто её навещают, привозят подарки, гостинцы, помогают по хозяйству.

- И ведь что интересно, мне завидуют некоторые, говорят: «Греха на тебе меньше – не с кем поссориться, поругаться. Никто тебя не осуждает, не сплетничает. Живёшь – сама себе хозяйка» - признаётся Анна Ивановна.

 

 

Но сердце бабы Ани всё же бередят думы о судьбе родной деревни.

- Что будет с моей Измайловкой, когда меня не станет? Может, Господь потому и продляет мне жизнь, что живу я здесь, не бросаю деревню? - размышляет Анна Ивановна. – Хотя, что это вдруг я о грустном…

И выходит баба Аня на улицу, встаёт на «генеральские» лыжи, берёт в руки палку:

- Вот, гляди, красота-то какая кругом. Жить хочется! Родина это моя, понимаешь?..

Галина Свиридова

Читаемое

Наверх