Каждое «Найден. Жив» – маленькая победа. Волонтёры отряда «Лиза Алерт» за год спасли сотню человек

09 февраля 2019, 19:09 1389
public://article-images/2019/02/06/news-nid98504-134385.jpg
Фото: Юлия Новикова и архив поисково-спасательного отряда "Лиза Алерт"

Ранняя осень. Дачный массив в районе Периксы. Пожилая женщина вышла за валежником в близлежащие посадки. Около часа ночи она позвонила сыну и сказала, что заблудилась. Практически сразу искать бабушку начали сотрудники полиции и МЧС. Утром заявка на поиск поступила в региональное отделение отряда «Лиза Алерт». Через пару часов они вышли на местность.

- Около шести вечера служебная собака нашла брошенные вещи. Погода была уже не жаркая, местность болотистая. Мы понимали, что пожилой человек почти сутки находится в природной среде и, возможно, нуждается в помощи, - говорит волонтёр тамбовского отряда «Лиза Алерт» Нина Маркина. – К счастью, около девяти вечера женщину нашли: прокликивали местность, она отозвалась. Спустя ещё примерно час бабушку вывели в безопасное место и «поручили» врачам скорой помощи.

Таких поисков в жизни отряда - тысячи. Только в прошлом году на горячую линию поступило почти 14 тысяч заявок. 10983 человека найдены живыми. Это общефедеральные данные. Поисковики Тамбовской области приняли в 2018 году 119 заявок. В поисковых операциях найдены живыми 99 человек. Нина уточняет: чаще всего теряются дети и пожилые люди.

 

 

История «Лиза Алерт» ведёт отсчёт с сентября 2010 года, когда в Подмосковном лесу потерялись маленькая Лиза Фомкина и её тётя. Искать пропавших начали не сразу. Когда нашли, на 10-й день, было слишком поздно. После врачи сказали, что опоздали всего на сутки: Лиза погибла от переохлаждения на 9-й день после пропажи.

На поиски тогда вышли сотни добровольцев – люди, которым просто была небезразлична судьба женщины и маленькой девочки. Нерадостный итог поисков дал понять, что подобное не должно повториться. Спустя всего 20 дней волонтёры организовали некоммерческое объединение. Добровольный поисково-спасательный отряд назван в честь пятилетней Лизы Фомкиной. Alert в переводе с английского – тревога.

Отделения отряда работают в 46 регионах России. В том числе и в Тамбове – с осени 2017 года. Оперативный картограф Никита Потёмкин поясняет: многие участники движения познакомились и подружились тогда на поисках пропавшего мальчика из соседнего Липецка.

- На данный момент активных поисковиков порядка 50. Это те, кто участвует практически в каждой поисковой операции. Но неравнодушных гораздо больше. Поиски ведутся не только на местности, распространение информации в соцсетях и расклейка ориентировок играют огромную роль, - говорит Никита.

 

 

Никита поясняет: средний возраст волонтёров – около 30 лет. Это, как правило, люди, у которых есть дети, которые понимают чужую боль. Бывает и так, что в отряд приходят родственники когда-то пропавших и найденных. Увидев работу отряда изнутри, человек хочет помочь другим, как когда-то помогли ему.

Нина Маркина уточняет: зимой пропавших меньше. Гораздо чаще люди теряются в тёплое время года, на природе. При поисках на местности самое важное – слаженность действий и чёткое следование инструкциям старшего группы.

Территория при поисковой операции условно разбивается на квадраты 500*500 метров, за каждый из которых отвечает отдельная группа. Путь поисковиков отслеживается через маячки по навигатору. За карты и схему местности в отряде отвечают картографы. Один, как правило, составляет карты для поисков. Задача оперативного картографа – работа со схемой на местности.

 

 

- Самое главное – это человеческий ресурс. Ноги и желание помочь. А из оборудования... Помимо навигаторов и маячков, для нас важна радиосвязь, есть своя частота. Позывной у пеших поисковых групп – «Лиса». У тех, кто работает на машине – «Ветер». Штаб на месте поисков отзывается на позывной «Заря», - поясняют Никита и Нина. Здесь же ребята говорят о корпоративной расцветке. Волонтёров «Лиза Алерт» всегда можно опознать по ярко-оранжевым майкам, жилетам и толстовкам.

Поисковики часто принимают участие в тематических форумах, практические навыки получают на учениях, которые проводятся на федеральном уровне.

Поиск начинается с заявки на телефон горячей линии, который отряду на федеральном уровне выделил один из операторов сотовой связи. Здесь дежурят по 90 операторов в сутки, посменно. Как правило, дежурство в ночные часы несут волонтёры из тех часовых поясов, где в это время день. Они принимают звонки, занося в служебную программу основную информацию о пропавшем.

Дальше в дело вступают инфорги. Их задача – связаться с близкими пропавшего и выяснить все детали и обстоятельства. Возраст, особые приметы, одежда, интересы... Когда пропадает школьник – значительной может оказаться информация о любимых предметах и отношениях с учителями. Если предстоит искать пожилого человека, да ещё и с проблемами с памятью – ключ к поиску может таиться в далёком прошлом. Поэтому зачастую нужно узнать практически обо всей жизни человека: где работал в молодости, с кем жил по соседству, куда ходил на рыбалку...

 

 

- Эта информация доступна очень узкому кругу лиц, в открытый доступ никогда не поступает, - говорит Нина Маркина. – Важная деталь: мы всегда уточняем у полиции, ведут ли они поиск и не помешают ли действия отряда работе органов правопорядка. В большинстве случаев работаем сообща, у нас налажено взаимодействие с полицией, следственными органами, МЧС.

Если на природе поисковики прочёсывают местность и работают на отклик, то в городской среде в приоритете распространение ориентировок, опрос возможных свидетелей, проверка подъездов и чердаков, вокзалов, больниц.

- В среднем от поступления заявки до начала активных поисков проходит пара часов – с учётом времени на выяснение всех деталей. Когда пропал ребёнок – ищем сразу. Поисковики искренне радуются, когда «потеряшка» находится живым и невредимым. Каждое «Найден. Жив» в ленте сообщений – это наша маленькая победа.

Юлия Новикова

Читаемое

Наверх