Вещие сны, бритва как талисман и мистические совпадения. Тамбовские поисковики рассказали, как они ищут и находят мертвых солдат

22 октября 2018, 17:14 2227
public://article-images/2018/10/22/news-nid94120-125129.jpg

Что движет ими, молодыми и уже в зрелом возрасте людьми, которые, несмотря на занятость, семейное положение, спартанские условия быта, вновь и вновь едут в экспедиции? 

На сегодняшний день за плечами поискового отряда из Рассказова и его командира Александра Саяпина более десяти экспедиций, сотни поднятых солдат, а главное  - возвращение потерянных во время Великой Отечественной имён тех, для кого эти земли, за которые они сражались, надолго стали могилой неизвестного солдата. 

 

 

- Уже первая экспедиция повергла нас в шок, - вспоминает Александр.- Буквально в ста метрах от трассы Москва-Санкт-Петербург, где постоянно движутся тысячи автомобилей, мы нашли окопы, блиндажи, предметы войны, которые лежат вперемешку с останками солдат. Их сотни, тысячи. Они в болотах, под травой, под камнями. Для них война не окончена. Они и сейчас на посту, даже мертвые. 

Интерес к раскопкам, поисковой деятельности возник у командира отряда Александра Саяпина ещё в детстве. Как и всякому любопытному мальчишке, игравшему на улице в «войнушку», ему всегда хотелось найти что-нибудь интересное. Став взрослым, он понял, что в поиске солдат ему удастся совместить и интерес, и пользу. Вот и получилось - поисковая деятельность, связанная с войной. 

 

 

Редко, но всё же рассказовским поисковикам удается узнать имя солдата. Во время весенней вахты у деревни Михалкино, что под Новгородом, они обнаружили бойцов. В 1942-ом году здесь шли тяжелые бои. Деревню немцы сожгли. На этом месте сейчас нет ничего – урочище. Поисковики подняли пятнадцать наших бойцов. Имя лишь одного из них удалось установить. Этот красноармеец призывался на фронт из Увельского района Челябинской области.

- При нём мы обнаружили старую гильзу от винтовки, а в ней записку. На клочке бумаги сохранилась надпись: «Фома Игнатьевич Кочетов, 1903 года рождения. Отец семи детей». Он служил в спецподразделении, краснофлотец. Немцы их очень боялись, называя «черной смертью». Потому что моряки шли и выбивали врага с берегов реки. К сожалению, на сегодняшний день родственников солдата пока не нашли, – сетует Александр.

 

 

Во время этой же экспедиции произошел уникальный, можно даже сказать мистический, случай. В первый день работ поисковики подняли четырех бойцов, принесли их в лагерь. Саяпин обратил внимание, что его товарищ, опытный поисковик Максим, за спиной которого не одна экспедиция, заметно нервничает.  

- На нём, как говорится, лица не было. Спрашиваю: - Что случилось, заболел? Он отвечает: - Нет, всё нормально. Но я вижу что-то не то и не отстаю, говорю: - Рассказывай, что случилось? Он: - Вы все равно не поверите. Под моим напором Максим всё же начал рассказывать: - Сплю ночью, чувствую, как меня кто-то за ногу дергает. Выполз из палатки. Не пойму, вроде всё также, лагерь наш. Только дождь, ветер ледяной, до костей пронизывает. У палатки стоит солдат в каске, плащ-палатке, лица не разглядел, но здоровый. Он мне и говорит: «Пошли». И повел в Михалкино. По дороге рассказал о тяжелом бое, что был тут, и что погибли здесь почти все. А потом и говорит: «Меня вы не найдете, меня вот под той березой разорвало. А ребят моих заберите». И стал показывать места на этом берегу и на том. Ведь такого быть не может! - твердил Максим. 

Поисковики отправились к деревне. Максим стал указывать места, которые ему во сне показал «ночной гость».

 

 

- С подобным я уже сталкивался, - рассказывает Александр, - поэтому взял лопату и стал копать. Снял слой - лежит боец. Максим в шоке, схватился за голову. Показывает новое место, копаем - лежат трое. Следующего находим недалеко в траншее - солдат в каске сидит с винтовкой. В тот день мы подняли 15 человек с тех мест, что показал Максим. При этом днём раньше мы проходили здесь с металлоискателем, щупом, но приборы ничего не показали. Так что не мы их ищем, а они нас! 

По словам поисковиков, обычно подобные случаи происходят в последний либо предпоследний день вахты. 

- В Чудовском районе Новгородской области идём с товарищем край оврага, - делится Александр. - До этого исследовали здесь раз десять с щупом - ничего не находили. Кустарник, как колючая проволока. И вот ветки начинают цеплять, под рюкзак лезть. Это удивительно! Словно не пускают. Беру щуп, слышу характерный звук. Уже понимаю, что попал в ствол винтовки. Снимаем слой земли. Поднимаем бойца. Офицер. При нём гранаты, ложка. В кармане пузырек с одеколоном. Жидкость ещё пахла. К сожалению, не опознали.

 

 

Чаще всего при бойце поисковики находят в его сапогах ложку с инициалами, котелок один на двоих, может быть портсигар, монетки, крестики. К сожалению, в Советской армии отменили медальоны, ввели красноармейские книжки. Но от долгого пребывания в земле от них ничего не остаётся. Иногда на помощь поисковикам приходят личные вещи воинов. Так было во время экспедиции на месте села Дубовое в Парфинском районе всё той же Новгородской области. Одного из солдат удалось опознать по опасной бритве.

- На одной стороне нацарапаны инициалы Д.Г.Н. С другой - фамилия Долгих. Начались поиски в архивах. Под инициалы подходил один - Григорий Никитович Долгих, 1910 года рождения, уроженец Чкаловской области (ныне Оренбургской), Карманаевского района, села Коршуновка. Курсант 55-й дивизии, 11-й армии. Пропал без вести 10 мая 1942 года.

 

 

Начались поиски родственников, которых поисковики не могли отыскать почти три года. А потом отозвался внучатый племянник солдата, тоже Долгих, проживающий в Саратове. Оказалось, что после войны вся семья разъехалась по городам и весям. Теперь он занимается семейным древом. Долго искал своего пропавшего деда.

- По словам отыскавшегося родственника, - говорит Александр, - у Григория Никитовича организм был так устроен, что щетина на его лице не росла. Зачем же тогда бритва? До войны Григорий был влюблен в девушку, а та ему отказала. Он взял лезвие и полоснул по венам. Его спасли, мозги вправили. С той поры он с бритвой не расставался. И на войну с собой взял как талисман. Верил, что если не убила один раз, и в другой - поможет. Она и помогла его опознать... 

 

 

Рассказовский поисковый отряд «Витязь» в следующем, 2019-ом году, отметит своё десятилетие. На «полевые работы», как называют свою благородную деятельность сами поисковики, они стали выезжать спустя год, в 2010-ом. За эти годы через "Витязь" прошло человек 50. Состав постоянно обновляется – приходят молодые ребята. Среди членов отряда - тамбовские, бондарские, рассказовские, ребята из Жердевки и Знаменки. По профессии они менеджеры и программисты, грузчики и экспедиторы, есть и студенты.

- На вахты выезжаем малым количеством, - говорит командир отряда. - Это взрослые люди, которые четко понимают, что мы делаем, чем занимаемся. Костяк сформировался. На вахту всегда стараемся взять новичков. Им везет. 

 

 

С вахты юноши и девушки возвращаются другими. Они взрослеют, становятся серьезнее. Есть и те, кто уже после первой экспедиции понимает - выездные работы это не его. Некоторые в лес боятся заходить. Но ребята продолжают помогать поисковикам. Идут в архивы, созваниваются с другими регионами, занимаются поиском родственников. Ведь копать для них не главное. Важно - вернуть солдату имя, найти его родных, чтобы он наконец-то возвратился с войны домой. 

 

 

- Это нужно не им, погибшим, а нам - живым. Они делают великое дело - воспитывают нас, молодых ребят, дают что-то такое, без чего жить на земле нельзя. И ты начинаешь смотреть на все другими глазами, - говорит Александр Саяпин.

Рядом с «Витязем» работает поисковая группа имени 177 Любанской стрелковой дивизии из города Боровичи. Вместе легче. Помогают поисковикам собрать экспедицию местные предприниматели – кто бензин закупает, кто продуктами обеспечивает. Для Александра Саяпина и его товарищей по отряду поисковая деятельность – это что-то большее, чем просто отдать последний долг солдатам. 

 

 

- Справедливость должна быть! Судя по тому, что мы видим, они погибали геройски. А их не похоронили. О них забыли. Кости их у нас под ногами. Это несправедливо! Есть огромная разница между «убит» и «пропал без вести». Пропал без вести - это многое могло значить - и в бою погиб, и попал в плен раненым, и перешел на сторону врага. Мы вытаскиваем солдатский подвиг. Мы должны это делать, пока ещё есть за что зацепиться. Это надо делать! 


 

Наталья РЯЗАНОВА. Раиса Наводченко. Фото Натальи Рязановой и Александра САЯПИНА.

Читаемое

Наверх