/images/ad-victory.jpg

С концерта - в поле. Композитор из тамбовского села сочиняет музыку, когда пасёт коров, и играет им на аккордеоне

25 июня 2019, 14:32 731
public://article-images/2019/06/24/news-nid103163-146839.jpg
Фото: Дмитрий Хатунцев, из личного архива Алексея Шустова

Возвращаясь домой после очередного выступления, преподаватель Детской школы искусств Алексей Шустов снимает концертный костюм, надевает спецовку, резиновые сапоги и принимается за работу на семейной ферме. Вилы, лопата и пастушеский кнут в его руках так же послушны, как и клавиши аккордеона, синтезатора или гитарные струны. В такие минуты не сразу узнаешь в трудолюбивом деревенском мужике композитора и аккордеониста, который всего час назад зажигал зал и заставлял зрителей позабыть обо всём, кроме музыки.

 

 

Тамбовский государственный музыкально-педагогический институт имени Сергея Рахманинова выпустил сборник произведений для аккордеона «Композиторы Тамбовского края». В него вошли три пьесы музыканта из Никифоровского района Алексея Шустова.

Алексей сочиняет музыку на протяжении последних десяти лет. За это время он создал десятки пьес для аккордеона, синтезатора и других инструментов. А началось его приобщение к творчеству композитора в годы учёбы в институте имени Рахманинова. Там Алексей осваивал профессию руководителя музыкального коллектива народных инструментов и совершенствовал исполнительское искусство. В то время он уже преподавал музыку сельским детям.

 

 

— Прежде сочинять музыку я и не думал. А однажды стал подбирать подходящую пьесу для учеников. Чтобы им было достаточно просто её играть, но в то же время интересно. Из классических произведений ноту не выкинешь, нужно исполнять, как написано. Однако для детей они в основном оказались сложноваты. Поэтому попробовал написать музыку сам. Получаться стало не сразу, сначала ничего не выходило. А однажды после долгих мучений понял, что написал нечто действительно стоящее. Мне кажется, что в этом помогло знакомство с творчеством ректора музыкально-педагогического института, известного в Тамбовской области композитора Романа Бажилина. У него я научился той самой простоте, которую так долго искал, — вспоминает Алексей Шустов.

Так музыка и педагогика помогли ему подняться на новую ступень профессионального мастерства. Хотя творческий путь Алексея начался куда раньше, ещё в детстве. В 1980-е годы он учился в музыкальной школе в абхазском городе Гудаута. Позднее играл в школьном ансамбле в городе Кропоткин Краснодарского края. Затем окончил филологический факультет Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина.

 

 

Часто менять место жительства семье приходилось потому, что отец Алексея, Анатолий Шустов, служил в военной авиации. С каждым переводом на новое место службы троих его детей ждал новый город и новая школа. Только тяга к музыке оставалась для Алексея неизменной. Её он унаследовал от матери Людмилы Шустовой — человека, одарённого во многих видах искусства.

Даже после завершения филологического образования свернуть с музыкального пути Алексею не удалось. В селе Знаменка Никифоровского района, где поселились Шустовы после выхода главы семейства в отставку, место преподавателя русского языка и литературы оказалось занято. Зато требовался учитель пения. Эта работа пришлась Алексею и по способностям, и по душе. Впоследствии он поступил в институт имени Рахманинова, чтобы углубить свои знания в музыке.

 

 

Сейчас Алексей Шустов работает преподавателем в Детской школе искусств. Он ведёт класс синтезатора и вокала в соседнем селе Ярославка. Да и сам регулярно выступает на концертах в районе и за его пределами. Прошлой зимой участвовал во II фестивале композиторов «Тамбовская лира» в Сампуре, где с успехом исполнил пьесу собственного сочинения. Занятия музыкой для него не только работа, но и важнейшее средство самовыражения.

— Бывает так, что томит тоска, гнетёт что-то, в жизни тупик, ничего не клеится. Мучительно ищешь выход и не находишь. Но потом неожиданно в голову приходит музыкальная фраза, которая даёт ответ, какой-то эмоциональный выход. Музыка позволяет лучше понять себя, раскрыться, компенсировать то, что недополучаешь в жизни. А во время исполнения ты можешь свои эмоции передать напрямую зрителям, поделиться сокровенным и получить от них душевный отклик, — признаётся Алексей.

 

 

В село Знаменка семья Алексея перебралась почти тридцать лет назад не просто так. Глава семейства Анатолий Шустов — один из первых в районе фермеров. В начале 1990-х годов он решительно пересел из-за штурвала самолёта за рычаги трактора. По собственному признанию, тамбовский чернозём отставной лётчик полюбил столь же крепко, как прежде — небо. И передал эту любовь сыновьям Алексею и Дмитрию.

Алексей вместе с братом участвует в семейном деле — ухаживает за коровами, заготавливает корм, помогает отцу возделывать поля и убирать урожай. При этом сельский труд, как утверждает Алексей, музыкальному творчеству нисколько не мешает, даже наоборот, способствует.

 

 

— Иной раз долго пытаешься что-то написать, но ничего не выходит. А потом как-то между делом рождается мелодия. Бывает, вскакиваешь среди ночи и бросаешься записывать удачную музыкальную фразу, чтобы не забыть. Или прямо во время работы хватаешь блокнот и начинаешь заполнять его нотами. Иногда беру с собой на пастбище какой-нибудь из музыкальных инструментов и там играю. Животным тоже нравится, — с улыбкой говорит Алексей.

 

 

Знаменка — одно из наиболее живописных мест Никифоровского района. Она стоит на берегу Польного Воронежа, над которым дни напролёт кружат стрижи. Неподалёку, в небольшом лесу, в середине лета цветут липы. Их аромат плывёт над сельскими улицами и рекой, через которую фермеры каждое утро перегоняют стадо по деревянному мосту. Наверное, именно в таком месте и должен жить человек, который умеет и накормить земляков молоком и хлебом, и подарить им радость от прекрасной музыки.

 

 

— У меня иногда спрашивают, что для меня важнее — музыка или сельское хозяйство? Даже и сам не знаю, крестьянин я в первую очередь или композитор и преподаватель. Это две одинаково важные части моей жизни, без любой из них я бы уже не мог оставаться самим собой, — размышляет Алексей Шустов.

 


 

Дмитрий Хатунцев

Читаемое

Наверх