Разведчик, рядовой пехоты, миномётчик, труженики тыла. Об участниках войны рассказывают их дети, внуки и правнуки

09 мая 2019, 13:53 584
public://article-images/2019/05/09/news-nid101735-142975.jpg
Фото: Юлия Новикова

«Если меня не станет – знайте: у меня есть дочь...»

Александр Сушков ушёл в армию 18-летним пареньком. Война застала его в далёком Иране. После — служба на оккупированной территории в окрестностях Херсона. Там рацию молодого разведчика запеленговали немцы. От неминуемой гибели спасла смекалка и старые одеяла.

— Его положили на остов кровати, сверху прикрыли периной и бельём. На кровать легла невеста Александра — Галина. Её лицо побрызгали водой, изображая пот. Когда в дом вошли немцы, им объяснили, что у девушки тиф. Солдаты очень боялись заразы, и сбежали, — рассказывает историю своего дяди Марина Попова.

Её отцу, младшему брату Александра Сушкова Виктору, было всего 2 года, когда старший брат ушёл служить.

 

 

Александр и Галина расписались, у них родилась дочь Светлана. В письмах родным парень рассказывал о семье и детях: как родную он любил и старшую дочь супруги.

«Мама, идёт война. Мне неведомо, что будет завтра. Если меня не станет – знайте, что у меня есть дочь...»

Погиб молодой разведчик 2 апреля 1945 года в Австрии. Похоронен там же, на небольшом сельском кладбище. Не вернулся с войны и отец Александра и Виктора — Фёдор, он нашёл последний приют в братской могиле в Орловской области.

— Долгие годы мы не знали ничего о судьбе дедушки. Была только похоронка. Несколько лет назад мы с мужем съездили на Орловщину, нашли ту самую братскую могилу. На скромном обелиске в числе других выбито и имя моего деда, — говорит Марина Попова.

 

 

А вот с семьёй дяди они до сих пор поддерживают отношения. Когда Виктор Сушков возвращался со срочной службы, он поехал в Херсон, нашёл дом Галины, познакомился с ней и дочками. Семья старшего брата часто приезжала в Тамбовскую область. К сожалению, Светланы уже нет в живых — но родственники общаются и по сей день.

Остался в живых – один из немногих

Прадед студента Дениса Камнева — Николай Борзов — прошёл Великую Отечественную войну в составе 42-й стрелковой дивизии миномётчиком. На фронте — с октября 1942 по февраль 1945 года. После — Дальний Восток, война с Японией.

— Для прадеда большое значение почему-то имела именно советско-японская война. Бабушка рассказывала, что Николай Сергеевич всегда отмечал два дня Победы: 9 мая и 3 сентября. Особо ценными для него были орден Отечественной войны и медаль «За победу над Японией», — говорит Денис.

 

 

Демобилизовался Николай Борзов в 1948 году. Работал кузнецом. Считал всегда, что ему очень повезло: среди ровесников, рождённых в 1923 году, выжить в военное лихолетье удалось очень немногим.

— Прадед умер, когда мне было всего 7 месяцев. Так получилось, что он застал меня, а я его совсем не помню. Но знаю Николая Сергеевича по рассказам бабушки, прабабушки, родителей, — рассказывает Денис Камнев.

После войны прадедушка работал учителем

Знает о прадедушке только по рассказам близких и Екатерина Лесина: прадед Евгений Иванович ушёл из жизни задолго до её рождения. До войны Евгений Сидякин работал на одном из предприятий Тамбова. На фронт 32-летний мужчина был призван в первые дни войны.

Одно из переломных сражений Великой Отечественной — битва на Курской дуге — окончилось для бойца тяжёлым ранением, пришлось удалить часть лёгкого.

 

 

— После службы прадедушка работал в 12-й школе учителем труда. Ученикам на уроках у фронтовика всегда было интересно. Сказался опыт заводской работы. Что-что, а руки у прадеда были золотыми! —  говорит Екатерина.

О войне Евгений Сидякин, как и многие, почти не рассказывал. Самые тяжёлые моменты непростого времени таил глубоко в памяти.

— Бабушка часто говорит, что отец очень любил её. Был добрым и честным. Мы гордимся прадедушкой, — говорит Екатерина.

У бабушки с дедушкой нет орденов, но для нас они — герои!

В День Победы вот уже несколько лет семья Надежды Бажан идёт маршрутом «Бессмертного полка». Вместе с детьми, внуками и правнуками в строй встают Никита Владимирович и Наталья Григорьевна Шараповы.

 

 

— Дед прошёл всю войну рядовым. Бабушка — труженица тыла: работала в полях Воронежской области, рыла окопы, ждала мужа с войны и воспитывала детей, — рассказывает Надежда Бажан. — У них нет высоких званий и особых наград. Но для нас они — настоящие герои.

Никита и Наталья поженились в 20 лет. Почти через год после свадьбы Никита Шарапов был призван на финскую «зимнюю» войну. После отправился на Ленинградский фронт, рядовым пехоты. Было страшно. Холодно и сыро. Мёрзлая земля, вязкие болота и промокшие сапоги спустя много лет «аукнулись» бронхиальной астмой.

 

 

— В 1943 году дедушка был ранен. После лечения и небольшого отпуска вернулся на фронт. 9 мая 1945 года его наградили медалью «За Победу над Германией». Ещё год работал шофёром, демобилизовался в 1946-м, — говорит внучка фронтовика.

После войны Шараповы переехали в Тамбов. Воспитывали дочерей, работали на одном из предприятий города. Войну не вспоминали. Только изредка, увидев в кино фронтовые картины, Никита Владимирович замечал, что в реальных боях не было напускного пафоса. В атаку не бежали под бодрые крики. При обстрелах лежали, прижатые огнём к земле.

— В День Победы дедушка не любил надевать награды. Он считал, что это неправильно: быть при параде, когда столько товарищей не вернулись с полей сражений, — вспоминает Надежда Бажан.

Юлия Новикова

Читаемое

Наверх