Трещины на «мраморе», соя и сидераты

« Трудовая слава »
35
от
Среда, 26 августа, 2015 (Весь день)
1011
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/08/26/top68.ru-treshchiny-na-mramore-soya-i-sideraty-60791.jpg?itok=ww6fyLuV

В текущем году аграрному детищу выпускника Моршанского строительного техникума Артура Арутюняна исполнилось 16 лет. Зародившееся на скромных 150 гектарах, сегодня его КФХ превратилось в мощную производственную единицу, не только не уступающую площадью и техническим оснащением своим коллективным коллегам, а превосходящую ряд из них.

В поисках рецепта успеха «Трудовая слава» не раз пересекала границы фермерских угодий, не переставая удивляться энергии и широте интересов их владельца – человека, сумевшего совершить маленькое экономическое чудо на отдельно взятой территории и доказать себе и окружающим, что мечты, подкреплённые упорным трудом и филигранным расчётом, рано или поздно сбываются...

 

От «Нивы» до HOLMERа

Восхождение к высотам аграрной лестницы фермера Артура Арутюняна только внешне выглядит быстрым и непринуждённым. Как и прочие единоличные крестьяне постсоветской волны, он натыкался на множество преград, садился на финансовые «мели», преодолевал встречный ветер равнодушия и особенно непонятного ему наплевательского отношения к земле и всему на ней происходящему. 

Барином-белоручкой не был и, когда требовалось, сам садился за рычаги трактора. Но не эта особенность, отнюдь не раритетная в фермерской среде, сыграла решающую роль в той «орлянке», в которую год за годом Арутюнян выигрывал у природы и махины сельскохозяйственного рынка, одинаково больно и без предупреждения бьющих земледельцев климатической и ценовой дубинками.

Решающим фактором удивительного для многих успеха стала не готовность «упасть в борозде», а стремление к познанию нового и движению вперёд. 

Строитель по специальности, он с первых дней своей фермерской биографии стал упорно, шаг за шагом, страница за страницей изучать хитрую, не терпящую штурмовщины аграрную науку. Не стеснялся браться за учебники по растениеводству, механизации. Кропотливо вникал в нюансы использования удобрений и средств защиты растений, обобщал мнения о сильных и слабых сторонах новых сортов, современных методах обработки почвы и перспективах выращивания тех или иных культур. 

И не просто изучал, а смело применял на практике, с некоторых пор став среди аграриев района своеобразным возмутителем спокойствия, ниспровергателем устоявшихся за десятилетия методов земледелия, многие из которых, по мнению Арутюняна, давно устарели и стали мешающими движению догмами. 

Одними из первых, если не первыми на сампурской земле, в «Путнике» (так называлось КФХ до перерегистрации) стали активно применять безотвальное рыхление почвы, значительно снизившее затраты на производство выращиваемой продукции. А в 2006 году стал пионером промышленного, а не разово-экспериментального выращивания зерна культуры, которая ранее обитала на наших полях лишь в качестве кормовой ипостаси – кукурузы. 

С тех пор американская «гостья» прочно и массово вошла в богатый по сравнению с многими хозяйствами севооборот КФХ, ежегодно занимая там несколько сот гектаров.

Специалисты прекрасно знают, что на «ура» не успевающую в условиях Черноземья вызреть кукурузу не взять: не позволит высокая влажность зерна. Кстати, с колёс продал в ОАО «Степное гнездо» свой первый урожай и Арутюнян, но уже на следующий год смонтировал на территории своей базы зерносушилку польско-германского производства, впоследствии не просто оправдавшую потраченные на её закупку 7 миллионов рублей, а позволившую расширить как список возделываемых культур, так и раздвинуть границы уборочного периода. 

С этого момента фермер может себе позволить такую роскошь, как обмолот не достигшего оптимальной влажности зерна, «прожаривая» его при необходимости до нужных кондиций с помощью сушильной установки. 

Причём если для традиционных зерновых культур такая процедура требовалась лишь при форс-мажорных погодных обстоятельствах, то в отношении кукурузы и рапса была насущно необходима. Да и семена подсолнечника нередко нуждались в искусственном «обогреве».

Что ещё удивляет при взгляде на экс-«Путник», так это стремительный рост площади пахотных земель и материально-технической базы. Первая за 9 лет с исходных 150 увеличилась до 3500 гектаров – более чем на 2000 процентов! А список техники и агрегатов перевалил за сотню единиц. И не каких-то бэушных ветеранов, а, в большинстве своём, современных сельхозмашин как отечественного, так и импортного производства. 

Выбор при их покупке прост: соотношение цены и качества. И потому свеклоуборочный HOLMER на мехдворе КФХ Арутюняна мирно соседствует с четвёркой зерноуборочных ДОНов, новенькими ACROSом и кормоуборочным ДОН-680, а зелёный John Deere «разбавляет» сине-красно-белую расцветку белорусских МТЗ и гиганта К-744. 

Есть в земледельческом арсенале хозяйства, которое, учитывая его размах, как-то даже неловко называть фермерским, и французские дисколаповые бороны, и пружинные их «систершипы», и дискаторы, и оборотные плуги, и опрыскиватели, и рапсовые столы, но… 

Главная «изюминка» фермерского колхоза (простите за вольную терминологию) всё же не в этом, а в уважительном, рачительном отношении к земле, к науке под названием «агрономия». 

 

Шестиполка, сидераты и бобовые

Удивительно, но именно Арутюнян – по образованию совсем не аграрий – чтит агрономические прописные истины и входит в, увы, не очень великое число сампурских растениеводов, старающихся формировать сбалансированный многопольный севооборот, в котором культуры по максимуму высеваются по лучшим предшественникам. 

При этом, как утверждает, далёк от обвинений тех коллег, которые вынуждены сводить к минимуму количественный набор возделываемых культур, занижая площадь паров и непомерно увеличивая посевы стабильно приносящего прибыль подсолнечника. 

– Не от хорошей жизни, – уверен Артур Хоренович, – хозяйства идут на сокращение парового клина и непомерное увеличение маслично-подсолнечной составляющей. Их к этому подталкивает сложившаяся система бизнес-отношений, при которой производители сельхозпродукции находятся в самом уязвимом финансовом состоянии. 

Однако, понимая коллег, Арутюнян их и не оправдывает. Ведь истощающиеся год от года чернозёмы рано или поздно отплатят своим радетелям той же монетой. И текущий сезон, кстати, на примере ряда хозяйств это довольно наглядно демонстрирует. 

– У меня тоже всё далеко не идеально, – развивает мысль фермер, – но стремиться к лучшему необходимо, как человеку двигаться. Ведь движение – это жизнь. 

И он движется. Нивелируя кукурузный негатив (её оставшаяся после обмолота биомасса, разлагаясь в почве, «высасывает» много азота), в КФХ сформировали клин из бобовых культур – по 120 гектаров гороха и сои, корневая система которых, как известно, улучшает структуру почвы и оставляет после себя до 80 – 100 килограммов на гектар биологического азота. 

Присовокупим сюда работу с парами, которые в этом году удобрили, используя близость ферм «Тамбовского бекона», навозной жижей, а затем ещё и вырастили на них одну из самых распространённых сидератных культур – горчицу, и получим картину, дающую представление о подходах к делу Арутюняна – агронома. 

Помимо упомянутых сои, кукурузы на зерно и зелёный корм, на полях фермерского хозяйства произрастали (или ещё произрастают) озимая пшеница (900 гектаров), ячмень (430 гектаров), сахарная свёкла (300 гектаров), к которой вернулись после вызванной «худой» экономикой паузы, рапс (240 гектаров) – культура у нас редкая по причине капризности (требует обязательной сушки и тщательной агротехники) и необходимости приобретения недешёвого оборудования – так называемых рапсовых столов, подсолнечник (510 гектаров) и по 50 гектаров однолетних и многолетних трав, образовавшихся в севообороте после появления животноводческого «крыла», речь о котором пойдёт чуть позже. 

Завершая рассказ об Арутюняне – земледельце, остаётся лишь ещё раз отметить его главную и, на наш взгляд, многое объясняющую черту – активность, в хорошем смысле слова непоседливость, не дающую утонуть в «болоте» сиюминутного благополучия. 

Как и в первые годы своей фермерской карьеры, Артур Хоренович продолжает много читать специальной литературы, с той лишь разницей, что теперь всё чаще использует с этой целью всезнающий Интернет.

Он побывал во многих странах Европы, Америки и Азии, не столько наслаждаясь прелестями курортного отдыха, сколько изучая постановку аграрного дела. К выводу пришёл неутешительному: отстаём и отстаём прилично, особенно в животноводстве. 

 

Субсидии – слово унизительное!

Не напоминающими подачки субсидиями, по мнению Арутюняна, должна поддерживать аграрный сектор власть, а организовывать полноценное частно-государственное партнёрство, которое сможет сгладить многие острые углы ныне существующего сельскохозяйственного рынка. 

Он знает, о чём говорит, так как четыре года назад, верный своему принципу постоянного движения, будто в омут нырнул – открыл новую животноводческую главу своей фермерской жизни.

Всё началось с вступления в региональную программу «Развитие мясного животноводства в Тамбовской области», статус участника которой гарантировал субсидирование – 70 рублей за килограмм живого веса – сделки и вскоре «загнал» в построенные варки 200 племенных тёлок и 20 быков калмыцкой породы, к которым позднее присоединились рогатые сородичи – герефорды. 

Почему именно две эти породы привлекли его внимание? Дело в том, что как «калмыков», так и «герефордов» отличает удивительная неприхотливость и выносливость, устойчивость к целому ряду болезней, быстрое развитие, лёгкий отёл и высокий убойный выход очень качественного мяса. 

Стоит отметить, что наделавший в 2011 году много шума мраморный проект Арутюняна простирался дальше банального откорма и увеличения поголовья. Привыкший мыслить масштабно, фермер планировал со временем создать сеть фирменных магазинов, торгующих свежим, за прекрасные вкусовые качества и оригинальный внешний вид называемым в мире мраморным, мясом по всей Тамбовщине. 

С тех пор прошло без малого четыре года. Что же оставила жизнь от этой яркой и смелой мечты?..

Первую часть задуманного в КФХ выполнили легко: к 2014 году поголовье крс значительно возросло и достигло отметки в 1200 голов, но… в 2015-м Арутюнян планово и резко – сразу вдвое – сократил коровий «штат». Почему?

Фермер не скрывает, что разочаровался не столько в самой идее мясного животноводства, а в той системе, в которой оно, животноводство, вынуждено существовать.

Именно существовать, так как «мрамор» смелых планов, натолкнувшись на экономические и организационные «камни», дал заметную трещину. 

Охлаждает животноводческий пыл Арутюняна даже не экономика, то есть соотношение затрат и выручки, а отсутствие налаженной производственной схемы, позволяющей не забивать российским «ковбоям» голову вопросом сбыта и многими другими.

Именно здесь, поскольку государство заинтересовано в формировании продовольственной безопасности, оно должно вмешаться, хотя бы в виде упомянутого частно-государственного партнёрства, и наладить функциональный, эффективный механизм, своей работой в равной степени подталкивающий к развитию как производителей, так и переработчиков. 

Сейчас же реальность такова, что продавать выращенную продукцию хозяйству приходится от случая к случаю различным посредникам, переправляющим мясо в столицу.

С убоем животных также проблемы. Приходится прибегать к услугам Котовского цеха, а это – дополнительные транспортные и сервисные расходы. 

Не хватает пастбищ, нужна площадка для приготовления кормов с механизированной кормораздаточной линией (один кормораздатчик стоит 2 млн. рублей), назрел переход на стойловое содержание, для которого нужно строить корпуса коровников…

Проблем много, как много необходимо и средств для их решения. Меж тем Арутюнян уже вложил в своё животноводческое детище десятки миллионов. 

Закупка племенного стада обошлась в 16 миллионов руб-лей, набор специализированной техники, включая кормоуборочный ДОН-680, ещё в 6 миллионов. Почти столько же поглотило строительство пока единственного корпуса коровника… Итого, по самым поверхностным подсчётам, вышло порядка 28 миллионов – сумма внушительная даже для такого крупного хозяйства, как КФХ Арутюняна. 

Прибавим к этому списку выделение части полей из зернового в кормовой севооборот и получим полную картину «жертв» фермера, которому сегодня элементарно не хватает денежной массы для подпитки «пламенного мотора» идей.

Стоит ли говорить, что мечты о сети магазинов так и остались мечтами, а животноводческий азарт энтузиаста на фоне всех этих «закавык» заметно ослаб. 

Впрочем, может быть, мы слишком сгущаем краски? Ведь намечается всё же коммерческий контракт с сетевым «Ашаном», а родная сестра животноводства – растениеводство компенсирует «долгоиграющие» проблемы. 

Да и сам владелец всего этого большого хозяйства по-прежнему полон энергии, сил и идей: затеял двукратное увеличение тока, направив на его расширение и превращение в закрытый склад 9 миллионов рублей; решил, наконец, кормить землю органикой, закупив для этого два ПРТ; мечтает о приобретении ещё одного комбайна ACROS, трактора John Deere и пары современных посевных комплексов…

Всё нормально, жизнь продолжается. Настораживает только одно: мечты и планы Артура Арутюняна приобретают всё более выраженный растениеводческий характер.

 

Автор: 
Владимир Поветкин
Читайте также:
Наверх