/images/ad-victory.jpg

Смотр, которого не было

« Трудовая слава »
26
от
Среда, 24 июня, 2015 (Весь день)
838
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/06/24/top68.ru-smotr-kotorogo-ne-bylo-57670.jpg?itok=IO3dctb2

16 июня на сампурской земле должен был пройти завершающий этап смотра культуры полей – фермерский. Но он прошёл… мимо, так как из сонма подтвердивших своё участие в мероприятии глав КФХ к месту стартового рандеву прибыли только двое.

На фоне дружной явки агрономов и руководителей коллективных хозяйств манкирование - второй год подряд! - смотра фермерами выглядит как минимум невежливым по отношению к его организаторам, прикладывающим немало усилий для сохранения этой традиции из разряда тех, что не для «галочки».

Почему же сорвались фермерские смотрины? Демонстрация ли это независимости или своеобразное mea kulpa (моя вина - лат.) - признание того, что «смотреть у нас нечего»? За неимением полевой фактуры «Трудовая слава» решила углубиться в тему самостоятельно…
 

Были и небылицы

Диковинное после колхозно-совхозной эпохи фермерское движение началось у нас (да и по всей России) в начале 90-х годов минувшего века. Годов, которые кто-то называет революционными, а кто-то характеризует эпитетами совсем иного порядка. 

Стремление к демократии «как у них» привело к появлению на доселе монолитном аграрно-коллективном теле страны единоличных лоскутов-наделов - вначале штучных, а затем всё более заметных на карте вкраплений землевладельцев новой или, точнее, ещё не совсем забытой старой формации. 

Процесс расщепления колхозной собственности, как и гремевшая шесть десятилетий назад коллективизация, сопровождался чередой споров и откровенных скандалов. Правление колхозов не хотело (и понять их можно) отдавать новоявленным сельским буржуа лучшие земли и технику, а последние, что также вполне естественно, именно этого и добивались. 

В итоге многие первопроходцы, наречённые по принципу «и нашим, и вашим» гибридным словом крестьяне-фермеры, пропахали свою первую борозду на самых отдалённых и, как говорят селяне, негожих участках. Впрочем, пыл такая география не охладила, а распространившиеся по району слухи о первых доходах единоличников только увеличили очередь страждущих подняться от матушки-земли. 

Как следствие, на пике фермерского движения (1992 - 1994 гг.), численность КФХ в пределах отнюдь не великого Сампурского района вплотную подошла к астрономической отметке в 200 хозяйств. 

Впрочем, эйфория от успехов продолжалась недолго. Где-то мечты о светлом обеспеченном будущем натолкнулись на грубую реальность дефицита средств, техники и знаний, а где-то фермерские тандемы не смогли пройти самого сложного жизненного испытания - «медными трубами». Как только дело дошло до раздела прибыли, дружба (и дружба, как показали дальнейшие события, спасительная) между ними закончилась. А вскоре неизбежно закончились и многие единоличные хозяйства. 

Характерной чертой аграрной революции девяностых стала профессиональная пестрота крестьянско-фермерской прослойки. Как на Клондайк, в фермеры тогда шли не только вчерашние механизаторы, что было как минимум понятно и логично, но и люди далёких от земледелия профессий - строители, рабочие заводов, педагоги и юристы. 

Однако представление об аграрной стезе, как о деле нехитром, жизнь опровергла довольно быстро и убедительно: булки на ветках расти не желали, а наглые сорняки без всякого почтения отнеслись к дипломам как среднестатистического синего, так и элитно красного цвета. 

 

Селекция в действии

Лихие (давайте называть вещи своими именами) девяностые и далеко не радужные двухтысячные и коллективным хозяйствам дались тяжело, а утлый фермерский «флот» затяжной финансово-хозяйственный шторм потрепал особенно сильно: кого-то оставил без «парусов», а кого-то и вовсе отправил на дно. 

В полном соответствии с принципами селективного отбора число сампурских КФХ стало сокращаться довольно стремительно даже на бумаге, а на деле, обрабатывая свои и де-юре чужие участки, хозяйствовать продолжало на порядок меньше фермеров, сумевших выжить и расширить сельхозугодия за счёт наделов менее удачливых коллег и паевых гектаров односельчан. 

В итоге их список стал заметно короче, «похудев» до 140, 120, 84, 44-х и, наконец, – до 34 единиц. И это, возьмёмся предположить, ещё не предел фермерской «диеты». 

В реальности число хозяйствующих фермерских субъектов и того меньше, так как ряд КФХ действует в тесном тандеме, фактически являясь этаким кооперативом в миниатюре. А часть, такие как КФХ Арутюняна, Старостина, Игнатушина и Абдуллаева, по сути давно уже фермерами не являются, располагая земельными массивами и техническим потенциалом, соизмеримым с производственным базисом коллективных коллег. 

Заметно успокоившись, чрезвычайно бурное поначалу «броуновское» фермерское движение стало более предсказуемым и, что важно, более контактным. Отчаянная анархия, а нередко - показное противодействие власти в её попытках наладить элементарный учёт, сменились пониманием и налаживанием мостов, но… почему же тогда два года подряд срывается фермерская стадия смотра полей? Какие ветры сегодня дуют над частным клином земли? И клином не маленьким, состоящим из 16,5 тысячи гектаров - почти из четверти (21,4 процента) всех сампурских пахотных земель. 

 

«Мечта» и статистика

Оценить работу и финансово-техническое состояние фермерских хозяйств непросто хотя бы уже потому, что информации о них в разы меньше, чем о коллективных. Определённая закрытость частного сектора здесь усугубляется либеральной формой отчётности - с одной стороны, безусловно, облегчающей жизнь крестьян-фермеров, а с другой - образующей вокруг них белые пятна.

Особенно их много в нижней части «турнирной таблицы», где, как известно, располагаются аутсайдеры. Что невольно наталкивает на житейское: «Хвалиться там часто просто нечем». И те статистические выкладки, которыми мы располагаем, увы, мысль эту подтверждают. 

Но это лишь часть ответа на поставленный выше вопрос. Из 34 сампурских крестьянско-фермерских хозяйств как минимум 7-и есть чем похвалиться и что продемонстрировать коллегам как на мехдворах, так и на полях. А если учесть, что эти семеро смелых (и умелых) в совокупности обрабатывают львиную часть фермерских угодий - порядка 12 тысяч гектаров - и вносят весомый вклад в урожайный итог всего района, вопросов становится только больше. 

Версия об «удельных княжествах» на первый взгляд не выдерживает критики - в районе уже много лет действует ассоциация КФХ «Мечта». Однако на поверку оказалось, что в неё входят лишь 18 фермеров, а сама ассоциация работает скорее по инерции, так как руководит ею (естественно, лишь на бумаге) фермер с приставкой «экс» Пётр Киреев. 

Впрочем, довольно голословия: пришло время статистических выкладок. 

По итогам 2014 года сампурские фермеры вырастили на своих полях 28,3 из 126 тысяч районных тонн зерна, 8,5 из 30,9 тысячи тонн подсолнечника и сдали на сахарный завод 19,9 из 141 тысячи тонн сахарной свёклы. 

Из вложенных в обновление парка техники 130 миллионов рублей на долю фермеров пришлось порядка 35 миллионов, в основном набежавших за счёт крупных покупок КФХ Абдуллаева (12,8 млн. руб.), Игнатушина (6 млн. руб.), Арутюняна (4,2 млн. руб.), Старостина (3,5 млн. руб.), «Крутая Вершина» С. Татаринова (3 млн. руб.), Фетисова (2,5 млн. руб.) и Самородова (1,9 млн. руб.). 

Интенсивность процессов сортосмены и сортообновления на фермерской «кухне» осталась для нас загадкой, за исключением полей КФХ Арутюняна, на которых произрастают элитные посевы озимой пшеницы сортов Гром и Ермак, гороха Факор, а также суперэлита пшеницы Скипетр. 

Что касается удобрений и пестицидов… Органикой из фермеров, по данным сельхозотдела администрации района, не занимается никто. «Минералки» в 2015 году они закупили 656 тонн, подкормив ею 5690 гектаров. 

Увы, но статистика эта сложилась благодаря всё тем же знакомым лицам: КФХ Старостина (203,7 тонны), Арутюняна (130,7 тонны), Игнатушина (124,4 тонны), Татаринова (60 тонн), Абдуллаева (40,7 тонны), Фетисова (41,5 тонны), Семёнова (40 тонн) и Жарова (15 тонн). 

По пестицидам у нас информации нет, но их география, думается, пошире. Однако, как и в случае с удобрениями, в основном охватывает участки фермеров из верхней части списка. 

Прочие же… Прочие, будем говорить честно, агрономических и экономических «звёзд» с неба не хватают и развиваются, если развиваются вообще, с большим скрипом. 

В качестве зарисовки к сказанному можно привести картины, увиденные в период смотра полей коллективных хозяйств, когда маршрут комиссионеров пролегал мимо ряда фермерских чудо-участков. 

На одном безудержно «колосилась» сурепка, а на другом старенький МТЗ в сцепке со столь же стареньким культиватором, пытаясь наверстать явно упущенные сроки, пробивал ряды в стене сорняков, опережающих по развитию посеянный там подсолнечник. Говорить о сортосмене и сортообновлении, об интенсификации производства и новой энергосберегающей технике с «маркизами Карабасами» этих полей, согласитесь, неуместно. 

Мы и не стали, задав своё «почему?» представителям прогрессивной части фермерского «человечества». 

 

Артур АРУТЮНЯН: 

- Сожалею, что смотр не состоялся. Сам я в нём участие принять не смог - был приглашён на заседание в сельсовет, однако отправил в райцентр сына. 

Надеюсь, что это какое-то недоразумение, накладка. Нам, фермерам, необходимо встречаться, обмениваться опытом не меньше, чем агрономам и руководителям коллективных хозяйств. 

Единственный вопрос, который у меня возникает к организаторам: «Не пора ли сопоставимые по площади с кооперативами и акционерными обществами КФХ, такие как моё, Старостина, Игнатушина и Абдуллаева, включить в конкурсную программу коллективной части смотра полей. Уверен, добавится новизны и конкуренции. Нам есть что показать коллегам и в плане агротехнологий, и в плане технических новинок. 

 

Александр ФЕТИСОВ: 

- Сейчас идёт пора химобработок, которые, как известно, проводят в тёмное, т.е. ночное время суток. Видимо, сказался этот фактор, так как многие фермеры либо сами задействованы в них, либо контролируют проведение этой важной агрооперации.

Я лично подвозил воду к агрегату с опрыскивателем, а утром в день смотра сломался пропашной культиватор: пришлось экстренно менять планы…

Что до смотра полей, то мне это мероприятие интересно. Весь сезон работы много, и максимум, что мы видим, так это поля соседей. 

Что не устраивает?.. Неплохо было бы проводить фермерскую часть смотра по принципу коллективной, то есть собрать нас в автобусе, а не «выстраивать» кортеж из авто длиной в полкилометра. Как говорится, смотреть так смотреть, а не совмещать функции водителя и конкурсанта. 


На этом обзвон фермеров «районка» прекратила: стало понятно, что одну или несколько уважительных причин назовёт каждый. 

Действительно, горячая пора, когда дорог не то что каждый день - каждый час, но… вот какая мысль не даёт покоя: а как же, выражаясь языком классика, слово купеческое - слово твёрдое? Ведь каждый давал согласие на участие в смотре, подтверждал, что «этот день в принципе устраивает». 

И вдруг такой афронт! К месту сбора, как уже говорилось, прибыли два фермера, два Владимира - Семёнов и Колмыков, да ещё посланник Арутюняна, постояв в стороне и, видимо, не разглядев в невеликой группе лиц участников смотра, убыл восвояси. 

В бесплодном ожидании прошло более получаса. За это время лишь глава КФХ «Крутая Вершина» Сергей Татаринов позвонил и предупредил, что приехать не может - ждёт конкурсантов на своей территории. Прочие не пришли «по-английски». 

Представляем, как обидно организаторам. Ведь они-то свои, русские…
 

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

За 2014 год КФХ района уплатили налогов на сумму 8,545 млн. руб., из которых 5,8 млн. руб. приходится на КФХ Старостина, Игнатушина, Арутюняна и Абдуллаева.

Коллективные хозяйства района (без учёта ООО «Агротехнологии», ООО «Тамбов-молоко» и ООО «Тамбов-мясо») за тот же период уплатили налогов на сумму 69 млн. руб. При этом СХПК «Борец» заплатил налогов почти в два раза больше, чем все КФХ вместе взятые - 14,8 млн. руб. 

Средняя зарплата по итогам 2014 года в КФХ (по предоставленным 12-ю хозяйствами данным) составила 12670 рублей в месяц. 

В коллективных хозяйствах в 2014 году ежемесячно получали по 17165 рублей.

Среднесписочная численность работающих: в КФХ (с учётом глав) - 120 человек; в коллективных хозяйствах - 955 человек.

 

Автор: 
Владимир Поветкин
Читайте также:
Наверх