Осино-Лазовка: жизнь после “Жизни”

« Трудовая слава »
31
от
Среда, 1 августа, 2012 (Весь день)
1237
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2012/08/01/top68.ru-osino-lazovka-zhizn-posle-zhizni-11602.jpg?itok=C-2wT90D

   Когда-то колхоз «Новая жизнь» был не хуже других своих сампурских коллективных собратьев. Как говорят в народе, руки-ноги у сельчан имелись. Да и голова на плечах присутствовала...

   Было, да прошло
   С чувством глубокой ностальгии, признаться, листали мы перед выездом в село подшивки «Трудовой славы» минувших лет, сохранившей для истории пульс «Новой жизни» - еще одного сампурского аграрного коллектива, разбившегося об острые скалы рыночных отношений. 
   Не будем обманывать себя и окружающих: давший течь корабль кооператива довольно давно начало болтать из стороны в сторону. Латая истрепанные паруса, он еще двигался вперед, еще пытался держать курс, но, увы. С определенного момента движение это стало инерционным, практически не управляемым. 
   И кидало некогда крепкого середнячка, как бочку в сказке Пушкина, по экономическим волнам  до тех пор, пока не выбросило на берег. Вот только, в отличие от сказки, Царевны-лебедя там не оказалось, да и тридцать три богатыря на защиту крестьянских интересов не бросились.
   Впрочем, роль перечисленных сказочных персонажей пыталось исполнить ООО «Агро-Вилион», с удовольствием поглотившее подавляющее большинство здешних паевых земель, но категорически отказавшееся от «богатого» животноводческого приданого. 
   Естественно, такой раздрай долго продолжаться не мог, и «Новая жизнь» окончательно перешла в стадию банкротства. 
 
   Ласточкино гнездо
   Тихо прошуршав по сельской грунтовке, никем не замеченная «районка» пересекла черту промзоны «Новой жизни», постепенно продвигаясь по земле, еще недавно кипевшей производственной «похлебкой». Кипевшей, да выкипевшей до самого донышка…
   Вот слева, в зарослях бурьяна и древесного молодняка, мелькнули, будто просящий помощи утопающий, ветхие конструкции старого склада. Минув их, редакционная «семерка» привычно затормозила у здания мехмастерской, с трудом сдерживающего осаду сорной растительности. И, к сожалению, не только ее. 
   Замок на воротах цеха, было, обнадежил: мол, радеет за имуществом кто-то. Но пристальный осмотр экс-колхозного горизонта мгновенно разбил хрупкую вазу надежды, подтвердив самые худшие опасения. 
   В кирпичной кладке здания зияла явно проделанная с помощью техники внушительная  дыра. Будто тяжелый снаряд разорвался в крепостной подвздошине. 
   Любители дармовых стройматериалов не стали нарушать закон, взламывая замок, а поступили оригинальнее и эффективнее.  Учитывая невысокое процентное содержание цемента в растворе советских колхозно-совхозных строек,  можно предположить, что мастерской стоять под солнцем осталось недолго. 
   Как, впрочем, и другим осколкам «Новой жизни» – свино- и молочно-товарным фермам. Укутанные «одеялом» цветущего чертополоха, они, подобно рафинаду, постепенно, но неумолимо растворяются во времени и пространстве. В нескольких уже заметно клюнула к земле крыша, ловко лишенная несущих балок. 
   Внутри мехцеха, обтекая пейзажи из выдранных полов, развороченных электрощитков и выбитых окон, гуляло эхо. От техники, не густо, но населявшей здание, остался прощальный привет в виде пары «нивовских» старых покрышек. Будто в насмешку, ее место во дворе заняло многочисленное семейство молодых козлов и козочек.
   Грустно, право слово. Очень грустно. Как говорил мультяшный ослик: «Душераздирающее зрелище». Лишь шустрых ласточек, во множестве заселивших покинутое здание, вполне устраивало поспешное отступление человеческой цивилизации. Да еще, пожалуй, местных мальчишек, трудолюбиво изрывших окрестное пространство в поисках металлических «костей». 
   Со стыдливо прикрытого в человеческий рост бурьяном ЗАВа ураганом сорвало часть крыши. Под его опорами, удивив нашу экспедицию несказанно, безбоязненно бродит раритетная цесарка. И растения, и птицы, и здания – все буквально кричит: «Колхоз здесь больше не живет!»
 
   Полная разбалансировка
   После немого созерцания осколков «Новой жизни» катастрофически захотелось общения. Вывернув руль в сторону деловой части села, считающейся таковой по причине нахождения там клуба, почтамта, магазина ЧП Адамова и памятника воинам-землякам, не вернувшимся из пекла Великой Отечественной войны, мы впервые за полчаса гостевания увидели, а чуть позже и услышали представителей местного населения.
   В диалог с первыми из них, правда, вступить не решились. Троица мужчин, одному из которых заметно мешало идти вращение Земли, уж очень целеустремленно двигалась в неизвестном направлении, упорно стараясь держать курс по солнцу. 
   Впрочем, разговор о жизни села после «Новой жизни» все же состоялся. И разговор, надо отметить, абсолютно трезвый. Настолько, что под ложечкой засосало от постколхозной реальности местного бытия.
   - А сами видите, как мы тут обитаем, - на выходе из ютящегося в здании бывшего кооперативного правления почтамта по-спартански кратко ответила на вопрос женщина, представившаяся Оксаной. - Работать людям негде: кто уехал в Москву, кто запил, кто продолжает пить. Лишь человека четыре механизаторов устроились на работу в Серединовке и Медном, столько же  на ферме КФХ Васюкова и еще одного местного фермера Колмыкова.  Как жить остальным - неизвестно…
   Что и говорить, перспектива трудоустройства 312 сельчан (даже с учетом того, что две трети из них пенсионеры) весьма и весьма туманна. 
   Как туманен и союз о-лазовцев с преемниками  «Агро-Вилиона» - компанией «Русагро», вроде бы вошедшей на паевые земли сельчан, но в контакт с ними вступать не спешащей. Квитанции об уплате налога на землю налоговая служба разослала исправно, а вопрос «Кто будет платить и чем?» до сей поры остается без ответа. Как и вопрос о размере и условиях арендной платы, традиционно осуществляемой раньше в натуральном виде, то есть произведенной продукцией - зерном, маслом и пр.  
   Да что там земля, если водой жители села пользуются на птичьих правах. Вся водопроводная сеть вместе с двумя водонапорными башнями попала в сферу влияния конкурсного управляющего, всегда назначаемого при проведении процедуры банкротства. 
   А этим дядям и тетям, сидящим в больших городах, в данном случае, в Москве, мало дела до крестьянских горестей и проблем. 
   - Водопровод мы чиним своими силами, собирая по дворам деньги, - подхватывает тему почтальонка Галина. - Пока, слава Богу, работает! А деньги?.. Деньги за воду не платим - некому. Говорят, никто водопровод наш брать на баланс и обслуживание не хочет…
   Глава Сатинского сельсовета А. Редин не стал отрицать имеющиеся в плане водоснабжения О-Лазовки сложности. Недавно энергетики за внушительные долги уже хотели отключить электропитание насосов - благо вмешалась прокуратура. А тут еще делопроизводство банкротящегося хозяйства перешло от одного конкурсного управляющего, с которым вроде удалось найти общий язык, к другому. 
   Тем не менее, как утверждает глава муниципалитета, определенный просвет в водопроводной проблеме села наметился. После переговоров под свое крыло Осино-Лазовку согласилось принять ОАО «ТСК», уже обеспечивающее водоснабжение ряда сампурских населенных пунктов, в том числе и райцентра. 
   Что сельчанам точно придется решать в индивидуальном порядке, так это жилищный вопрос. Как оказалось, подавляющее число квартир и домов там до сих пор не приватизировано. Из довольно сумбурных объяснений мы уяснили, что причиной почти поголовной неприватизации стало роковое решение правления кооператива, по которому всяк свое жилище должен был выкупать то ли по остаточной, то ли по символической, взятой с «потолка» стоимости. 
   В таких случаях говорят: хотели как лучше - казну кооперативную пополнить, а получилось… И хозяйство от гибели эта финансовая соломинка не спасла, и людям серьезную головную боль обеспечила. Сиди и гадай теперь, что, как тем пчелам, придет в голову уже не раз упомянутому конкурсному управляющему, для которого и скромные сельские домики, и водопровод, да и все село – лишь крохотный эпизод в потоке финансовоемких дел... 
Автор: 
Владимир Поветкин
Наверх