Сегодня

Воскресенье, 19 августа 2018
vkontakte twitter facebook ok

Опытное поле Каширина

Номер газеты: 
22
Дата публикации: 
06.06.2012

Сахарная свекла и нервы
 
Был бы дождь, был бы гром — и не нужен агроном. Это известное присловье старо как мир. В крестьянском фермерском хозяйстве Александра Владимировича Каширина есть агроном. И агроном опытный, толковый, инициативный — Аркадий Николаевич Балыбин. Но давно нет дождя. Аркадий Николаевич утром побывал на полях. Состояние сахарной свеклы его окончательно огорчило. Всходы на отдельных участках рваные, изреженные. Росток от ростка — более метра.
 
При встрече с шефом Аркадий Николаевич сказал, что часть посевов надо запахивать. И вообще у него разошлись нервы, и он намерен ложиться в больницу. Александр Владимирович промолчал. Аркадий раскис временно, это бывает. Назавтра он будет на работе, в поле. А вот свеклу придется запахивать. Это уже скверно.
 
С этой свеклой вот уже второй год нелады. В прошлом году ее посеяли на 850 гектарах. Когда шел разговор о приемке, на Никифоровском сахарном заводе сказали, чтобы сеяли как можно больше. Заверили: вся свекла будет принята на переработку. Урожай удался, с гектара накапывали более 400 центнеров. С двух тысяч рублей за тонну свеклы завод снизил цену закупки до 1500—1100 рублей. Вначале уборки КамАЗ с прицепом при грузоподъемности 35 тонн «вез» 70 тысяч рублей, а потом только чуть более 30 тысяч. Далее завод совсем прекратил приемку сахарной свеклы. А.В. Каширину приходилось продавать ее перекупщикам по 500 рублей за тонну. В результате восемь тысяч тонн сахарной свеклы просто-напросто сгнило в поле. Убытки хозяйство понесло серьезные.
 
Учитывая прошлогодние взаимоотношения с переработчиками, нынче в КФХ посеяли свеклу на 600 гектарах.
 
Предшественники подобрали хорошие, положили в почву дражированные семена. Все как полагается! Однако погода властно и безжалостно губит посевы. Между тем, на гектар сахарной свеклы уходит от 16 до 25 тысяч рублей. И все впустую! При таком раскладе не только нервы будут в расстройстве, но можно приобрести и хроническую ипохондрию.
 
А.В. Каширин отмечает: «Длительное время выращивание сахарной свеклы окупалось. Эта культура прочно получила репутацию выгодной, приносящей прибыль. Все именно так и было. Мы приобрели современный комплекс техники для ее возделывания, внедрили полную механизацию, стали использовать интенсивную технологию. Прошлый год спутал все наши планы и расчеты. Работа в сельском хозяйстве идет вслепую. Нам переработчики не определяют квот. Заявляют, что все примут и переработают. В действительности же выходит все наоборот. Мы не знаем конъюнктуру рынка сельхозпродукции. Что будут покупать, в каких объемах, по какой цене, где? На эти вопросы аграрии не находят ответа. Такая ситуация характерна для сельскохозяйственного производства. Я говорил и говорить буду: позарез нужно планирование или хотя бы элементарное прогнозирование. Пролет с сахарной свеклой получил не только я, а весь район. Если я не ошибаюсь, в целом по району сгнило более 30 тысяч тонн сахарной свеклы. Колоссальные убытки! Какое предприятие выживет в таких экономических условиях, когда цена упала в два раза? Все сельхозпредприятия в этом году резко сократили посевы сахарной свеклы и увеличили площади под подсолнечником. А у кого есть уверенность, что весь подсолнечник будет реализован?»
 
Аналогичная ситуация у Каширина сложилась с овощами, в частности, с кабачками. С осени до весны ядреные кабачки, похожие на крупнокалиберные артиллерийские снаряды, в буквальном смысле устилали землю. Переработчики по субъективным причинам не приняли урожай, хотя тоже заверяли, что возьмут все. В итоге — все впустую.
 
Урок впрок?
 
В крестьянском фермерском хозяйстве Каширина насчитывается 4400 гектаров пашни. Не пустует и пядь земли! 600 гектаров отдано под озимый клин. На 1150 гектарах посеян ячмень, овес занял 160 гектаров, яровая пшеница — 100 гектаров, на 500 гектарах растет подсолнечник. По 100 гектаров отведено под однолетнюю траву и кукурузу на зерно.
 
А еще по мелочам: кабачки посеяны на 70 гектарах, морковь — на 16 гектарах, укроп — на двух гектарах, столовая свекла — на 12 гектарах. На 25 гектарах посажен картофель, есть капуста, огурцы, помидоры.
 
Зачем КФХ однолетние травы и кукуруза, если нет животноводства? Надо! Трава идет на сено, его тюкуют и продают своим же работникам, которые держат коров. Со стороны за сеном приезжают. Оно в цене и проблем с его реализацией нет.
 
Зерно кукурузы тоже пользуется спросом. Александр Владимирович узнал, что кукурузу будут принимать на крахмало-паточном заводе в Первомайском районе, на элеваторах города Чаплыгин Липецкой области и в Токаревском районе.
 
От традиционных культур никак нельзя отказываться. Урожай найдет сбыт.
 
«База нашего хозяйства не позволяет длительно хранить выращенный урожай, если по тем или иным причинам его нельзя быстро реализовать. Склады у нас небольшие, ограничен размерами зерноток, не хватает хранилищ для овощей, — подчеркивает А.В. Каширин. — Все это сковывает нас в маневрах, приходится чем-то жертвовать при продаже сельхозпродукции. Есть большое желание расширить производственную базу, но КФХ живет и кормится в основном за счет кредитных ресурсов. Прошлый год нас сильно подкосил, но мы, несмотря на все трудности, управились с весенними работами. Я благодарен своему коллективу, который понимает сложившуюся обстановку. Банкротство пока нам не грозит. Нам пока грозит погода. Но я думаю, небо проявит к нам милость. Оно обязательно прольется благодатным дождем».
 
История с географией
 
Крестьянско-фермерское хозяйство Александр Владимирович Каширин начал формировать с 1991 года. По паям собирал землю в аренду. Работа шла напряженно, целенаправленно. Земельное богатство прирастало за счет наделов жителей Заворонежского и Изосимовского сельсоветов. Тех, кто поверил ему и предоставил свой пай, Каширин никогда не обманывал. Сейчас, к примеру, за пай он выделает семь центнеров зерна, исходя из нужд и обстановки помогает людям.
 
К слову. Доводилось слышать мнение людей о Каширине в селе Панское. Его характеризуют как порядочного и серьезного человека. Сказал — сделал, пообещал — выполнил.
 
И все-таки около 40 человек, паи которых были у него, продали свою землю в среднем по 35 тысяч рублей за надел. В основном это сделали работники бюджетной сферы, которые были далеки от проблем сельского хозяйства. Александр Владимирович считает, что это их право.
 
Среднесписочный состав работающих в КФХ насчитывает около 70 человек, не считая временных, которые привлекаются в пик сезона. Достаточно техники для выращивания всех культур, хотя и не мешало бы приобрести сельхозинвентарь — плуги, культиваторы, сеялки. Некоторые из них уже латаны-перелатаны. К сожалению, материальные возможности ограничены.
 
Для всех работающих Александр Владимирович держит столовую, где люди могут хорошо пообедать и поужинать. Конечно же затраты по столовой падают в целом на КФХ.
 
А.В. Каширин сообщает: «Свою продукцию мы продаем только один раз в год. Кроме растениеводства, у нас больше ничего нет. Повторяю: живем за счет банковских кредитов. Учитывая нынешнее финансовое состояние, коллектив испытывает трудности с деньгами. Иногда, не скрою, не хватает средств даже на покупку хлеба в столовую. Из этой ситуации выходим. Нас понимают в банке, у хозяйства хорошая кредитная история, пока есть залоговая база, наш бизнес-план устраивает кредиторов. Мы возвращаем долг, вознаграждаем людей материально. Развитие сельского хозяйства без кредитов невозможно».
 
В своей деятельности Каширин опирается на единомышленников, соратников как в механизаторской среде, так и в управленческой. Положим, уже упомянутого Аркадия Николаевича Балыбина Александр Владимирович считает «правой рукой». По образованию агроном, он, кроме обязанностей главного технолога полей, выполняет еще и функции управляющего. Вместе с Кашириным впрягся в фермерскую повозку в 2003 году. С той поры вместе от темна до темна в делах, радуются успехам, в сердцах чертыхаются, когда фортуна начинает их игнорировать.
 
Александр Владимирович не проводит планерок. Быка берут за рога, то бишь сразу же все приступают к работам. Возникающие проблемы утрясаются по телефонной связи, при форс-мажоре заинтересованные фигуры быстро собираются на том месте, где он приключился. Ну, а в сельском хозяйстве что ни день, то этот самый форс-мажор.
 
«Пока мы не планируем расширять посевные площади. Да, будем повышать урожайность, интенсифицировать производство. Но все трудности в том, что с большим урожаем появляются и большие проблемы, — делится А.В. Каширин. — По моему мнению, ситуация в сельском хозяйстве непредсказуема. У синоптиков прогнозы на три дня вперед, в сельском хозяйстве максимум на месяц. Вольница, когда кто что надумает — то и сеет, приводит только в тупик. В сбытовой, экономический, финансовый, в личностный. Как показывает опыт, не все рынок регулирует. Он, кстати, ничего не регулирует. Я, например, ориентируюсь по соседним областям, хозяйствам — кто, что и сколько посеял. Исходя из этого, мы определяем собственную структуру посевных площадей, чтобы не было чего-то густо, а чего-то пусто, как это случилось с кабачками и сахарной свеклой».
 

Фото автора

Автор: 
Анатолий ПЛОТНИКОВ
Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Добавить комментарий

Наверх