«Трескино – старина и современность»

« Инжавинский вестник »
36
от
Среда, 5 сентября, 2012 (Весь день)
3926
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2012/09/05/top68.ru-treskino-starina-i-sovremennost-12277.jpg?itok=rAIL-kbx
     “В Инжавинском районе есть необычный уголок земли - село Трескино, вольно раскинувшееся в живописной долине по берегам немноговодной Панды. Здесь прекрасные возможности для туризма и отдыха. Весной с прилегающих холмов открывается неповторимый вид - крыши маленьких домов, утопающих в зелени.
Каноническая русская глухомань! Сюда ведет лишь спускающаяся вниз грунтовая дорога, по которой в распутицу в гору подняться можно только на тракторе.
     А когда-то здесь была церковь, дома располагались в несколько порядков. В сельском клубе кипела культурная жизнь: ставили спектакли, выступали с концертами, в сельскую библиотеку записывались в очередь за хорошей книгой! Сегодня в селе нет ни одного магазина, закрыта библиотека, бездействует клуб… Но работают почта, медицинский пункт и малочисленная школа. А школа эта с богатой историей и с таким же удивительным, даже уникальным музеем, хранящем память обо всех важных событиях села, о его замечательных людях. И народ здесь гостеприимный, открытый, знающий много историй из прошлой жизни села, которому по неофициальным данным 300 лет”.
     Так начинается рассказ о старинном селе Трескино в творческой работе местных краеведов - тогда еще восьмиклассницы Ольги Агаповой и ее научного руководителя - учителя Т.В. Минаевой. Она была представлена на муниципальный конкурс исследовательских работ, организованный отделом образования и учреждением дополнительного образования “Радуга”, и признана лучшей. С нее начинается брошюра, изданная в мае этого года МБОУ ДОД “Радуга” - “Экскурсионные маршруты Инжавинского района”. О ней и об этом конкурсе мы рассказывали на страницах районки в марте. Именно тогда, слушая на презентации выступление краеведов о том, как создавалась эта работа и чем примечательно село для туристов, мне захотелось нынешним летом непременно проследовать по этому маршруту. Рассказать, чем и как живет село сегодня, о его истории и людях. Осуществить задуманное удалось лишь в конце августа. Журналистские командировки уже не раз приводили в Трескино, но теперь был уже новый взгляд.


Пока живут корни,
питает земля…


     На редакционном “жигуленке” отправляемся туда через Успеновку, сворачиваем на дорогу, ведущую в сторону Калугина. Минуем промелькнувшие за окном, расположенные по левую и правую от нее стороны объекты птицефабрики, высматриваем указатель поворота к селу. Увы, его нет. Как не “проскочить” поворот на Трескино подсказывают местные водители, следующие на встречном транспорте. И вот уже под колесами нашего авто неприкатанная грунтовка - по всему видать, транспорт бороздит здесь дорогу нечасто. Этот отрезок пути, длиною в 6 километров, и отделяет в непогоду село от внешнего мира, обрекая его на бесперспективность, а людей на выживание. До Калугина, где находится сельсовет, путь не ближний, а уж до Инжавина и говорить не приходится - почти 15 км.
     Ближе к селу дорога довольно круто уходит вниз. С этой горки как раз и открывается тот самый удивительный вид, о котором говорится в творческой работе краеведов. Мы с водителем невольно поглядываем на небо - нет ли туч, ведь если прольется дождь, а в эти августовские дни они случались часто и были весьма обильны, словно “небесная канцелярия” решила восполнить всю влагу, недоданную земле нынешним засушливым летом, то нам в эту небольшую гору будет подняться весьма непросто.
     Местная жительница, с которой мы встретились, Татьяна Петровна Татаринцева - в одном лице является и почтальоном, и начальником местного почтового отделения. Она рассказывала, как ей не раз приходилось в бездорожье разыскивать дополнительный транспорт, чтобы почта сюда была доставлена вовремя. А это и пенсии, и корреспонденции, а также продукты и товары первой необходимости. Ведь за неимением магазина почтовое отделение в этом отношении в Трескино давно стало своего рода “палочкой-выручалочкой”.
     Татьяна Петровна - человек ответственный и чрезвычайно заботливый. О ней и ее супруге - местном художнике Владимире Ивановиче, который как может, помогает почтовику в работе, расскажем чуть позже. А сейчас - речь о человеке, кровно заинтересованном в том, чтобы село жило, который знает селян и любит их, считает достойными лучшей доли. А главное - дорожит историческими корнями и стремится помочь другим проникнуться духом истории родного села, сохранить память о людях его прославивших - сельских тружениках, которыми оно прирастало, и защитниках Отечества.
     Такими селами, как Трескино, в свое время крепла наша российская держава. Теперь у них судьба иная, многие давно исчезли с географической карты. Как, к примеру, в период с 1960 по 1975 годы деревни Трескинской волости: Дуровка, Кургановка, Казначеевка, поселки Гусь Митропольский, Красный путь - после того, как решением исполкома Тамбовского областного Совета за № 482 они были включены в список неперспективных.
Но если мы не будем помнить и чтить историю края, заботиться о том, чтобы сохранить села, подобные Трескино, а также уникальные, каких очень немного, сельские музеи, запечатлевшие их историю, то такое исчезновение и забвение со временем не минует и нас с вами, последующие поколения.
     ”Человек, как дерево, цветет и растет вверх, пока живут корни, пока питает земля - своя, родная, единственная… И знать, кто жил на ней до тебя - насущная потребность”. Эти слова стали эпиграфом упомянутой выше исследовательской работы, написанной под руководством учителя и краеведа Т.В. Минаевой.
     Не помню, кто первым иронично заметил: история учит лишь тому, что ничему не учит. Увы, это так. То и дело наступаем на одни и те же грабли. А сколько примеров, когда подверженные конъюнктуре люди, опираясь на исторические факты, выбирали именно те, которые были им выгодны, важны для конкретной ситуации. Иные намеренно забывают или искажают их, а то и без стеснения переписывают историю заново.
     За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить, как долго случившийся на Тамбовщине антоновский мятеж трактовался однобоко - как было выгодно и удобно в то время. И лишь в конце 90-х стали узнавать правду о причинах крестьянского восстания, охватившего Тамбовщину в период 1918-1920 годов и обо всех ужасах, что пережило в те годы население нашего края. Здесь, в селе Трескино, также разворачивались жесточайшие события, унесшие сотни и более жизней неповинных людей, посеявшие вражду между селянами. Нет ничего страшнее гражданской войны. Сегодня об этом можно прочитать в книгах “Антоновщина”, “Тамбовская Вандея” и других, где приводятся подлинные архивные данные и свидетельства очевидцев о братоубийственной войне.
     Знакомство с книгой необходимо, но когда конкретные факты о пережитом твоими земляками предстают не только с ее страниц, а в том самом селе, где все и происходило (все это есть в школьном музее), когда можно пройти по следам событий и воочию увидеть места расстрелов, восприятие событий иное. Они оставляют более глубокий след в сердце и оживляют историю, в которой теперь уже нет места ни приукрашиванию фактов, ни умышленному их очернению. Здесь история села как на ладони, вся, как она есть.

Краеведом
не рождаются


     Им становятся, но далеко не каждый, а лишь человек любознательный, доискивающийся до правды и стремящийся донести ее другим. Словом, особой души. Вот и Татьяна Викторовна Минаева краеведением заинтересовалась далеко не сразу. Молоденькой девчонкой, окончив тамбовский педвуз, приехала по распределению сюда учителем русского языка и литературы. Преподавать пришлось в самом старшем - десятом классе. За партами сидели почти ее ровесники. Она обращалась к ним, как в старой российской гимназии на “вы”.
     Молодая учительница была из числа тех немногих студенток, которые не боялись поехать работать в село. Может быть, потому, что сама выросла в поселке Зеленый Рассказовского района. Только в ее родном поселке по сравнению с Трескино цивилизации было гораздо больше. Ведь оно находится гораздо ближе к областному центру, дороги и коммуникации соответствующие. Когда прибыла сюда, ей показалось, что некая машина времени унесла ее на десятилетие и более назад. Не зря водитель, который доставлял ее к месту назначения, шутил: “Это - Шушенское”. В его представлении Трескино и Шушенское, хотя он там никогда и не был, почему-то сливались воедино своей глухоманью. Если потом случалось с ней встретиться, спрашивал: “Ну, как там, в Шушенском?”.
     Подруги по студенческой скамье, чтобы не попасть на работу в деревню, спешили выйти замуж за курсантов - благо в Тамбове было аж три военных училища. А она, оказавшись на практике в нашем Карауле, загорелась желанием остаться работать именно здесь. Уж очень красивыми показались ей эти места. Но направление ей дали в Трескинскую школу. Однако жизнь в Трескино, тогда еще вовсе не считавшемся такой уж глухоманью, ее не испугала и не разочаровала. Школа была десятилетней, сюда в том 1983 году требовались два учителя-словесника.
     - Хорошие вы девчата, - сказал, принимая документы, директор школы, - только женихов для вас у нас в селе нет. Один учится в Тамбове, другой - в Саратове. А какой есть, так он на много вас старше.
     Тот, что был на много (десять лет) старше, агроном Виктор Михайлович Минаев, как-то, возвращаясь с партконференции, заглянул к ним на огонек. А жили девушки у Марии Анисимовны Клячиной - человека в селе приветливого и общительного. Она всегда на квартиру пускала приезжих учителей. Познакомились, разговорились. Уходя, Виктор Михайлович заметил: если его здесь будут ждать, то придет еще.
     - Заходите, - вежливо ответила Татьяна Викторовна. Дрогнуло ли при этом ее сердце в предчувствии поворота в судьбе, то нам неведомо. Но только спустя год вышла замуж за него - местного агронома Минаева (он был также и управляющим Трескинским отделением совхоза “Калугинский”) и прикипела душой к селу, ставшему и ей родным. А другая молодая учительница вскоре уехала домой.
     Муж для Татьяны Викторовны стал опорой не только в семье, но и во многих ее профессиональных делах. Со временем даже и коллегой. Когда распался совхоз “Калугинский”, Виктор Михайлович обучал в школе мальчиков тракторному делу. Его агрономические знания пригодились на уроках ботаники, а некоторое время в 90-е годы ему даже пришлось возглавить школьный коллектив, когда очередной приезжий директор покинул эти места.
     - Надо выдвигать кого-то из своих, - решили в отделе образования. Их взгляд остановился на Минаеве. Теперь уже на нем лежали все хозяйственные заботы о крыше, котельной и прочие.
     Постепенно, особенно после развала совхоза, село становилось менее населенным и еще более бесперспективным. Учеников с каждым годом в школе было все меньше, из средней она преобразовалась в девятилетку, а ныне и вовсе - в начальную.
     У Минаевых трое детей - два сына и дочь, теперь все уже совсем взрослые. И когда учились в школе, и теперь во многом являются для учителя Татьяны Викторовны в ее работе опорой. Так нередко случается в учительских семьях, особенно в сельской местности. Дружно все помогают мамам-учителям приводить класс в порядок, изготавливать наглядные пособия или дидактический материал к урокам, в подготовке внешкольных мероприятий. А Татьяне Викторовне ее дети помогали еще и в оформлении музея.

Как все
начиналось


     - Татьяна Викторовна, а когда вы заинтересовались краеведением? Что подтолкнуло к созданию музея? - интересуюсь. В этот день она стала моим экскурсоводом.
     - Историей села заинтересовал меня директор школы Василий Иванович Кузьмин. О нем, к сожалению, сегодня уже почти никто не помнит. Он был историк. Встречался со старожилами, расспрашивал их о том, что здесь творилось в 20-е годы. Рассказывал, что услышал от них. Одно плохо - записывали тогда мало. Советовал нам: “Вы хотя бы альбом оформите!” Оформляли, но так, как было принято - в советском духе.
     Историей села интересовался наш учитель географии Алексей Евстигнеевич Цыпкин. У него был рукописный альбом, он знал имена однодворцев и многое другое. Но до меня дошли лишь отдельные странички, - сожалеет Татьяна Викторовна. Ей с учениками пришлось много поработать над тем, чтобы собрать факты, записать воспоминания. Особенно трудно было собирать материал о крестьянском восстании. В селе не было семьи, которой бы не коснулись кровавые события. Поселившийся страх еще долго терзал сердца переживших эти ужасы.
     - А собирать экспонаты для музея мы начали в 90-е годы. У нас в школе историю преподавал Виктор Александрович Пузыревский, - продолжает свой рассказ Татьяна Викторовна. - Он первым подал мысль о создании музея. У него был опыт в этом деле. Как он рассказывал, ранее работал методистом Вологодского и Астраханского музеев. Стала ему в этом помогать, увлеклась. Сбор экспонатов шел непросто. Селяне не хотели расставаться даже со ставшими им уже ненужными вещами. Требовалось что-то разыскивать в архивах, вести переписку.
     Пузыревский с семьей из Трескино уехал, а для Т.В. Минаевой музейное дело, краеведение стали жизненной необходимостью. Ей все было интересно. Увлекла и своих учеников.

Судьба музея
и школы


     Разместили музей в пустующем старом деревянном здании, что рядом со школой. Хорошо помню свое первое с ним знакомство в конце 90-х. Мы тогда приехали с методистом Инжавинской турстанции Надеждой Лакеевой и специалистом музейного дела из областной станции туристов Л.М. Ноздрюхиной. Его экспозиции заинтересовали, хотелось запечатлеть буквально все. Потом в районке появилась об этом статья. А Лидия Михайловна подсказала, где в оформлении надо что-то изменить, добавить, чтобы музей был аттестован как положено. Все эти замечания были учтены, хотя потребовалось проделать заново очень кропотливую работу. Теперь он аттестован.
     - В косметическом ремонте помогли наши технички Ирина Агапова и Татьяна Москвичева - затирали и белили стены, библиотекарь Надежда Ивановна Дюкова, - рассказывает Минаева. Ну и конечно, не обошлось без помощи ее взрослых детей - дочери Любови и сына - Алексея.
Трудов положено много, но разве в таком здании, где нет даже электричества, место музею? Непонятно, почему это является заботой только энтузиаста - школьного учителя?
     Печальная участь ждет и здание школы, на стене которой мемориальная плита в память о кавалере трех орденов Славы Н.П. Татаринцеве - ее выпускнике. Да, оно старинное, когда-то здесь размещалась церковно-приходская школа. Но просторное и еще довольно крепкое. Теперь уже часть его отдана под начальную, где учеников можно пересчитать по пальцам одной руки. А ученики пятого и шестого классов вынуждены учиться в Караваинском филиале и жить вдали от родного дома.
     К началу отопительного сезона должно быть переоборудовано отопление. Эта маленькая школа отмечена грамотами районного и областного значения. Т.В. Минаева обращалась в Тамбовскую епархию с просьбой как-то помочь решить его дальнейшую судьбу. Здание школы находится рядом с разрушенным Никольским храмом, рядом с которым много старых захоронений. Эти места, как и сельский погост, по словам Татьяны Викторовны, в пасхальные дни и летом навещают многочисленные родственники усопших. В ряд выстраивается до двухсот авто из разных регионов. Наверное, было бы неплохо, если бы здесь была часовня или молитвенный дом. И для музейных экспонатов можно бы найти более достойное место. Но решать судьбу здания не нам, это дело местной администрации.

История села


     Впервые село Трескино упоминается в переписи 1719 года.
“Население составляли помещики, однодворцы, крестьяне, священнослужители, - рассказывает мой экскурсовод. - Бывшие степные пустоши покрывались многочисленными деревнями, получавшими названия от имен и фамилий первых поселенцев и владельцев земли: Беляев - Беляевка, Леонов - Леоновка, Тарбеев - Тарбеевка…”
     Авторы указанной выше исследовательской работы знакомят с легендами самых распространенных фамилий: Татаринцевы, Агаповы, Дюковы, рассказывают о том, как строили крестьяне свои пятистенки и покрывали их камышом, как выглядели барские хоромы.
К XIX веку в селе было около 480 дворов. В 1822 году насчитывалось 16 общин. Крестьяне занимались земледелием и овцеводством. Трескино было одним из крупных сел Тамбовской губернии.
     Экскурсию по школьному музею мы начали со знакомства с родом дворян Трескиных. Есть портрет Михаила Львовича Трескина, написанный местным художником Трубициным. Такой же, как и в районном краеведческом музее. Здесь же и рассказ об этой необыкновенной личности - героя Отечественной войны 1812, 200-летие победы в которой отмечаем в нынешнем сентябре. Не случайно его портрет представлен в военной галерее   Эрмитажа.
     Никольский храм в селе был построен на средства М.Л. Трескина, который в 1839 году, незадолго до своей кончины, передал 2500 рублей (по тем временам очень большие деньги) на строительство церкви в его родовом имении.
     О том, как создавался Никольский архитектурно-исторический комплекс и его историческом и общественном значении в развитии села, духовной жизни рассказывается в изданной книжице об экскурсионном маршруте.
     Уголок с экспонатами свидетельствует о духовной жизни селян. Какие-то вещи остались после священника Никодима, успевшего покинуть село до того, как начались репрессии. Другие предоставлены селянами. Фото Никольского храма, богадельни, церковной лавки, просвирни и другие, запечатлевшие трескинцев, живших в ту эпоху, наглядно свидетельствует о духовной жизни села.
     Судьба Никольского архитектурно-исторического комплекса - отдельная история. Сейчас и храм, и колокольня представляют собой очень печальное зрелище. С каждым годом разрушаются все больше. Здание бывшего храма краеведы оградили предупредительными знаками - подходить близко опасно. Недавно там обрушилась увесистая плита. На внутренних стенах еще заметны две фрески с ликами святых. На прилегающей к храму территории на земле свежие следы от лопат или металлоискателей. Здесь бывает еще немало охотников разыскать нечто, представляющее какую-то ценность. То, что это место старых захоронений, их не смущает.



Фото автора

(Окончание следует)
Автор: 
Любовь Пьянова
Читайте также:
Наверх