/images/ad-victory.jpg

Строгановы – преданные радетели России

« Сельская новь »
29
от
Понедельник, 13 июля, 2015 (Весь день)
1033
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/07/13/top68.ru-stroganovy-predannye-radeteli-rossii-59047.jpg?itok=x14i1OyI

«Можно утверждать, что Строганов сделал немало для себя и для своего Отечества. И нынешние поколения, не впадая в излишнюю фетишизацию, могут быть благодарны этому рафинированному российскому дворянину», – справедливо заметила в своей книге «Усадьбы Тамбовской губернии» писатель-краевед Валентина Кученкова. Речь в данном случае идёт лишь об одном из представителей обширного старинного рода. А если попытаться окинуть мысленным взором всё культурно-историческое наследие, доставшееся России от Строгановых, то предстанет поражающая воображение простого обывателя империя.

ИМЕННО ТАК – «Империя Строгановых» – назывался документальный фильм режиссёра Александра Кривоноса, показанный в кинозале на улице Степана Разина в Тамбове, где недавно собрались на очередное заседание члены Клуба любителей духовного кино. Но прежде, чем приступить к просмотру, куратор проекта «Центр по сохранению и использованию историко-культурного наследия и киноматериалов Тамбовской области» Валерий Сытник представил гостей мероприятия – доцента кафедры российской истории ТГУ имени Г.Р. Державина, кандидата исторических наук Ольгу Пенькову; директора Детской художественной школы №2 имени В.Д. Поленова города Тамбова, члена Союза художников России, кандидата педагогических наук Михаила Никольского; главу Знаменского района Анатолия Бушуева; директора Знаменского краеведческого музея Марию Шеховцову; хранителя фондов того же музея Наталью Коростелёву и заведующего Александровским филиалом Знаменского краеведческого музея Михаила Бондарева.

Ольга Пенькова рассказала о том, что, изучая жизнь владельцев знаменского имения Сергея Григорьевича и Павла Сергеевича Строгановых, много времени посвятила работе с архивными документами и внимательно прочла книгу «Усадьбы Тамбовской губернии». Она отметила, что Валентина Кученкова была историком не по профессии, а по призванию. Но благодаря ей, непрофессионалу, можно многое узнать о Знаменке. Эта усадьба не была родовым имением в узком смысле слова. Строгановы – хозяева особые. Портрет младшего из них, Павла Сергеевича, работы Карла Брюллова, выставлен в областной картинной галерее. 

Смотришь на него и думаешь, откуда в этом молодом человеке могла возникнуть такая тяга к собирательству живописи и одновременно к ведению хозяйства, пусть даже с помощью управляющих, а говоря современным языком, менеджеров. Ведь даже для того, чтобы разыскать их, этих менеджеров, нужно было иметь талант. Отец и сын Величко, а также приказчики на хуторах грамотно управляли хозяйством, которое велось по плану. Продавали лес и лён, а земля была заложена в Земельный банк, что также приносило свои дивиденды. Всё это было так разумно выстроено, что опыт знаменского имения заинтересовал экономистов того времени.

Кроме того, благополучие в строгановском имении основывалось не только на сильной производственной базе, у хозяев всегда были добрые взаимоотношения с крестьянами. И это не ограничивалось развитием местной инфраструктуры, как принято говорить в современном языке, но и искренней заботой о работниках. И примеров тому множество, о чём можно судить из дошедших до наших дней документов. Вот, например, одно из правил: если человек не мог выйти на работу по причине болезни, то ему этот день оплачивался как отработанный.

Строгановы любили всё, что связано с Италией, в том числе и живопись. Собранная ими коллекция картин итальянских мастеров поражает вкусом и масштабом. Об отце, Сергее Григорьевиче, сказано в словаре Брокгауза и Эфрона, что он – основатель училища технического рисования в Санкт-Петербурге. Кроме того, и отец, и сын оставили глубокий след в истории русской нумизматики. Причём, занимались не только коллекционированием, но и систематизацией денежных знаков, что стало темой для изданных ими научных трудов.

Провинциальным центром культуры назвала дореволюционную Знаменку Наталья Коростелёва. В обустройство усадебного дома были перенесены отдельные детали, повторяющие строгановский дворец в Петербурге. Наталья Витальевна представила вниманию собравшихся привезённые из знаменского музея раритеты, чудом уцелевшие со времён управления имением Строгановыми. Это «Русский художественный листок» – великолепное иллюстрированное издание, выходившее в России с 1851 по 1862 годы, и аптечная алфавитная книга.

Мария Шеховцова коротко познакомила членов Клуба любителей духовного кино с историей Знаменского краеведческого музея, рассказала о ежегодном конкурсе «Моя Мадонна» и прочитала стихотворение «Уголок России», написанное накануне, специально к этой встрече, её мужем, известным на Тамбовщине поэтом Геннадием Шеховцовым, что вызвало у аудитории небывалый восторг.

Бурные аплодисменты и даже возгласы «Браво!» вызвало выступление Анатолия Бушуева, который с нескрываемой гордостью говорил о своём районе и людях, живущих на знаменской земле. Валерий Сытник справедливо заметил: «Редко можно встретить чиновников или представителей власти, настолько уважающих культуру и так проникновенно читающих стихи».

Михаил Никольский охарактеризовал наследие Строгановых с профессионально близкой ему стороны. Он сказал, что принципы, положенные в основу образовательной программы строгановской школы рисования, с поразительной точностью встраиваются в современный контекст художественности. И до сих пор только в России существует такое направление художественного искусства, как художник по мебели. Точно так же, как есть художники, работающие и в других сферах производства. До сего дня все выпускники «Строгановки» считаются мастерами высокого класса и неизменно востребованы по окончании учебного заведения. С большим уважением и благодарностью вспомнил Михаил Никольский и знаменитую строгановскую солевычегодскую иконописную мастерскую, где писали яичной темперой, что придавало изображению сияние, и использовали при рисовании принцип плоскостного решения композиции.

И вот, наконец, в зале гаснет свет, и на экране появляются пейзажи русского Севера. Солевычегодск – тихий провинциальный городок в Пермском крае, где 400 лет назад Строгановы наладили производство соли в промышленных масштабах. Впервые же эта фамилия упоминается в летописях 600 лет назад, когда Строгановы дали деньги для выкупа русского царя Василия из плена. Были они и землепроходцами, участвовали в снаряжении отрядов казаков под предводительством Ермака, когда те отправились покорять Сибирское Ханство. Причём, не только снабдили казаков ружьями и конями, но и хоругвями и знамёнами, вышитыми женщинами из рода Строгановых. Долгое время строгановским поместьям приходилось выполнять функции пограничных застав, так как земли, которыми они владели, располагались на окраине России.

Повсюду, где бы они ни появлялись, Строгановы начинали заниматься всяческим благоустройством и усовершенствованием. Они строили дворцы и города. Вот и из Солевычегодска решили сделать маленькую Москву, повторив все имевшиеся там храмы и не поскупившись, выписывая для этой цели лучших иконописцев. Сверху до низу солевычегодские соборы расписаны фресками, иллюстрирующими сцены из Нового и Ветхого Завета, изображающими пророков и святых.

Строгановы славились своей любовью ко всему прекрасному. Множество роскошной утвари и церковных книг жертвовали они монастырям и храмам. Женщины из рода Строгановых организовывали мастерские по изготовлению шитых икон.

РОССИИ в наследство достался после Строгановых и расположенный в самом сердце Петербурга Казанский кафедральный собор с полукруглой колоннадой, словно руками охватывающей площадь. Десять лет посвятил её строительству, которое велось по проекту Андрея Воронихина, предводитель Петербургского дворянского собрания Александр Сергеевич Строганов. Дарохранительница для алтаря в виде храма была изготовлена из уральских самоцветов. «Теперь я могу умереть», – сказал немолодой граф, завершивший почти до конца труд своей жизни. И вскоре, действительно, умер. 

Во дворце Строгановых на Невском были собраны великолепные скульптуры, вазы, более ста первоклассных картин, таких как «Отдых на пути в Египет» Николя Поссена или портрет кисти Ван Дейка. Даже к приготовлению пищи во дворце Строгановых подходили с изощрённой фантазией, в меню здесь были такие блюда, как кукушки, жареные в меду. В парке, окружавшем дом, разрешено было гулять всем желающим, а частная картинная галерея была доступна всем, кто интересовался искусством. А вот в лабораторию, где были собраны минералы с Алтая, Урала и из других мест, вход был разрешён лишь избранным. Одно время во дворе строгановской дачи в Марьино стоял каменный саркофаг III века, привезённый одной из экспедиций, и, не найдя лучшего применения в советское время, использовался дворниками под дрова, пока, наконец, не привлёк к себе внимание сотрудников исторического музея, в экспозиции которого находится сейчас.

Один из представителей рода Строгановых, Павел, родился в Париже, и когда ему было всего 16 лет, вместе со своим учителем принял участие в революционных событиях. Владелец сотен крепостных, надев на голову красную шапочку, носился по улицам Парижа с кличем «Смерть тиранам!». Учителя арестовали, а Павла выслали в Россию, лишив права возвращения во Францию. Позже он достиг успехов на дипломатическом поприще и женился на Софье Голициной. От них-то и берёт своё начало знаменская ветвь Строгановых.

Когда в России грянула революция, Строгановы уехали за границу, оставив в память о себе многочисленные дворцы, парки, храмы. Здесь они жили, радовались, грустили, женились и умирали. Десять каменных львов, как и двести лет назад, стерегут сегодня дворец в Марьино. Холодный ветер врывается в бальные залы, вырублены сады, покосились беседки. Жалкие останки некогда могущественной империи Строгановых. На этой земле остались теперь лишь их могилы.

Последние кадры фильма повествуют о посещении Солевычегодска и других родовых имений предков последней представительницей рода Строгановых – баронессой Элен де Людингаузен, а по рождению – Еленой Андреевной Строгановой. Она возглавляет Международный Строгановский фонд, занимающийся восстановлением наследия этой семьи. «Когда кончено, не надо смотреть назад, – философски констатирует Элен, – мы занимаемся этим не для того, чтобы что-то вернуть себе, а чтобы возродить и передать памятники культуры людям, чтобы они не утратили вкуса к прекрасному».

 

Фото автора

Автор: 
Инна Фокина
Читайте также:
Наверх