Типография Мичуринск-Тамбов

Сегодня

Воскресенье, 30 апреля 2017
vkontakte twitter facebook

Стихи

Номер газеты: 
18
Дата публикации: 
03.05.2012
А за болью всегда приходит свет
Ю. Фролова

А за болью всегда приходит свет:
чистый, теплый-бальзам на раны.
И важней в этот миг ничего уже нет
Для души истерзанной и усталой.
Свет приходит, когда уже и не ждешь,
Когда боль забирает последние мысли,
Когда слезы уже превращаются в дождь,
Когда жизнь теряет все грани смысла...
Он струится в ночи,тихим словом звучит,
И улыбкой случайною окрыляет,
Свет надежды так много в себе таит...
Только в душу мою он пути...не знает.
* * *
В чем мне себя винить? Не в чем,
Только вот раны сердца кровоточат,
Только гаснут и гаснут свечи,
Будто гореть душа не хочет.
В чем мне каяться? А надо ли?
Сколько горечи в днях вымученных...
Звезды с неба зря только падали,
Все желания разом сгинули.
В чем мне искать истину? Нет ее...
Снова ручьями апрель стелется.
Где оно - мое и ничье?
Что завтра в жизни моей изменится?
И надо ли любить? Зачем?
Итог все равно один-знаю.
Но жду и боюсь в душе перемен....
Измученная,но еще живая.
* * *
Я стану дождем весенним
за стеклами окон твоих,
и солнца лучом последним-
поделенным на двоих.
Я стану твоею тайной
и отзвуком майских зорь,
гостьей твоей случайной,
пришедшей на разговор.
Я стану прикосновеньем
губ к горячим губам,
страстью и откровением,
и счастьем в твоих руках.
Я стану дождем весенним,
чтоб ты позабыть не смог
любовь мою до последнего,
ценя каждый миг и вздох.

Д. Набережнев

И бежит за минутой минута
Дай согреться у старой печи,
Мне так холодно, друг, почему-то.
Тает время, как воск со свечи,
И бежит за минутой минута.
До свиданья, унылая грязь,
В эту мглу с ней прощаюсь седую
И, опять с первым снегом мирясь,
Ни на что уже не претендую.
Не на ту, что за грубость прощу,
Не на сердце ее, что озябло.
Лишь в ушедшем крестьянстве ищу
Горечь битых антоновских яблок.
Подниму я их с мерзлой земли,
А вокруг только снова опрелость.
Может быть, в невесомой дали
Их душа наконец-то согрелась.
Ну так что ж, друг, подкинь еще дров,
Вспоминая о лесе зеленом.
Скоро в дверь постучится Покров
Колокольным  октябрьским звоном.
Чтоб за всех, без вины и суда
Усыпленных в жару и морозы,
Проросли б на лугу у пруда
Белоствольные наши березы.
* * *
Пройду и я по здешним колеям…
Разбитый путь, родные колеи…
Здесь мать вздыхала об ушедшем сыне.
И помнят золотые ковыли
Тележный скрип отчетливо доныне.
Но свет далекой древности погас.
Разбитый путь иным отмечен следом,
И я надеюсь, что когда-то нас
Он приведет к очередным победам.
В тиши земной к подсолнечным полям,
 Где в мареве дрожит вся даль нагая,
Пройду и я по здешним колеям,
На них свой отпечаток налагая.
А рядом вновь пустырник, зверобой…
 Уж ими ли я долго буду бредить,
Как безграничной высью голубой
Отбившийся от стаи белый лебедь.
Я сам отстал от тех, кто ускакал,
Держась за гриву времени, отсюда
В далекую страну бетонных скал,
Чтоб отыскать невиданное чудо.
А я не так проворен и ретив,
И гаснет во мне дух первопроходца,
Когда опять чуть слышимый мотив
Гитар цыганских по степи прольется. 
И где-то вдруг за вереницей ям
Сорвется без прощания он в бездну,
Скользнув своим крылом по колеям,
Что никогда в России не исчезнут.

И. Чеботарев

Вишенька
К тебе, Вишенька, спится,
Когда утопаешь в снегу?
Что тебе, Вишенька, снится
Под веете, мороз и пургу?
Снежинки, кружась и танцуя,
Устроив в ветвях карнавал,
Мороз мимоходом, целуя,
В награду бросает кристалл.
Заря, обходя торопливо,
В румянах  от долгого сна,
Серебряной пылью игриво
Дань свою платит сполна.
Иней – узорчатый с вышивкой –
Блести серебром при Луге.
Что тебе снится, Вишенька,
О чем ты все шепчешь во сне?
Может быть, знойное лето
Снится в трескучий мороз?
Спи же, в кристаллы одетая,
В мире желаний и грез!
1963 год
* * *
Глаза голубые, зеленые, карие…
Бывают у милых, хороших девчат.
Их лица горят, опаленные заревом,
А зубы, как жемчуг, сияя, блетят.
В глазах у них вечно сияют смешинки,
Лукавством, задором и смехом горят.
Всегда веселы и легки, как пушинки,
Певуньи – в народе о них говорят.
Встречал и других я девчат чернооких,
По пояс коса и, как тополь, стройна
В глазах ее черных, как море глубоких,
Не видно ни зги, ни просвета, ни дна…
С такою пройдешь все дороги земные,
Ломая преграды, где сам, где вдвоем.
Устанешь, посмотришь ей в очи родные,
Утонешь навек позабыв обо всем!
Но я ведь хотел про девчат серооких,
Что в сердце своем берегу, рассказать.
Тебе, незнакомка, пишу эти строки.
Хочу сам не знаю кого наказать.
Тебя  я увидел из двери вагона
В беленькой  кофточке, с русой косой.
Неслышно ступая по плитам перрона
В туфельках старых, промокших росой.
Четвертый вагон?
Да, - я ответил и встретил
Такие глаза, что вовек не забыть.
О, эти глаза и слепой бы заметил!
А кто их не видит – слепцом надо быть.
Стоял и смотрел, позабыв обо всем.
Как фея из сказки, мечта, как виденье,
Встретилось вдруг на пути на моем.
Прошли уж года, но они ведь невластны
Над памятью той, что оставила след.
Рубрики: 

Добавить комментарий

Главное

Лента новостей

Наверх