«Мы работали на Россию…»

« Наше слово »
47
от
Четверг, 24 ноября, 2011 (Весь день)
1197
http://www.top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2011/11/24/top68.ru-my-rabotali-na-rossiyu-5874.jpg?itok=exZ-Npph

Как мы уже сообщали, группа артистов Мичуринского драматического театра недавно вернулась с гастролей из Германии.
 

После получения приглашения из Мунстера было решено выехать в Германию с двумя спектаклями — «Бременские музыканты и «Эдит Пиаф». Сложность состояла в том, что поездка предстояла на автобусе, который любезно предоставили коллеги из Тамбовского ансамбля «Ивушка», которые не раз бывали в этой стране, и водитель превосходно знал маршруты. Но ведь не увезешь же декорации, поэтому взяли только самое необходимое, а мобильные декорации готовили немецкие друзья. Ехали без технического персонала, поэтому и установку декораций, и подготовку костюмов взяли на себя сами артисты. На пресс-конференции говорили о том, как все-таки важно, когда коллектив дружный, очень важно, что, отыграв, ты знаешь, что тебе помогут и переодеться, и грим подправят, скажут какие-то добрые слова перед новым выходом на сцену.

Интересна была для восприятия и маленьких, и взрослых зрителей сказка братьев Гримм. В подлиннике сюжетная линия — это взаимоотношения животных, а вот в русской интерпретации основная тема — любовь, и главные герои — Принцесса, Трубадур, Король. Немцам, конечно же, было очень интересно наблюдать, как развивается сюжет, как складываются отношения героев. Надо отметить, что в большинстве немецких театров очень маленькие сценические площадки. Даже не всегда есть кулисы. Да и зрительные залы небольшие — примерно на 100–200 человек. Только в Штендале, на «Эдит Пиаф», собралось 460 театралов. В том числе пришло семьдесят русскоязычных зрителей, и они очень поддерживали труппу.

Порой актерам приходилось усаживаться около сцены, прямо в зрительном зале, и надо было видеть, как происходило молчаливое эмоциональное общение детей и героев спектакля. Конечно же, не так-то просто было понимать чужой язык, но на помощь ребятам приходили взрослые. Актеры основной упор делали на жестикуляцию, интонации. А на одном из спектаклей в роли сказочника выступил сам министр культуры городка. Он садился в кресло перед сценой и рассказывал тем, кто не умеет читать, что будет происходить на сцене. Для зрителей подготовили небольшие буклеты с либретто спектаклей. Это очень помогало.

Заведующей труппой актрисе Т. Шишкиной пришлось выучить несколько немецких фраз, чтобы общаться с теми, кто пришел на спектакль «Эдит Пиаф». Он также имел оглушительный успех. О гастролях русской труппы писали почти все средства массовой информации. И отзывы были блестящими. Приведем небольшой отрывок из рецензии на «Эдит Пиаф»: «Необходимы мужество и солидная доля уверенности в себе, чтобы интерпретировать на сцене такую мировую звезду, как Эдит Пиаф. Валерия Романова обладает и тем и другим…

Жители Штендаля заполнили зрительный зал почти до отказа. То, что они испытали, было с точки зрения искусства достойным, живым театром. События разыгрывались на стилизованной сцене с непрерывным подиумом, с видом стилизованной Эйфелевой башни на заднем плане. В инсценировке Николая Елесина мы видим жизненный путь Эдит Пиаф в окружении мужчин, двигающих ее карьеру вперед, требующих, любящих; запутанную сумятицу отношений.

Поющая девочка с улицы — открытие папаши Лепле (С. Чигасов), после убийства которого ей выдвигает свои требования и содействует блистательному успеху Раймон Ассо (В. Мещеряков). Ее сценическая биография при нем достигает кульминации. Великая любовь ее — боксер Марсель Сердан (С. Багаев) погибает в авиакатастрофе, и Тео Сарапо (А. Голяев), любящий и оберегающий ее вплоть до горькой кончины…» И еще: «На красном светящемся фоне занавеса кабаре Романова блистала на пике славы певицы, чтобы потом отобразить все отчаяние, всю боль от потери любимого…»

Конечно же, артистов, вызвавших эмоциональный подъем зрителей, показавших лучшие образцы русской театральной школы, подолгу не отпускали со сцены.

А еще труппа подготовила концерт, состоящий из блок-модерна, в том числе из репертуара великой Марлен Дитрих и русского блока. И это было по-настоящему интересно. Зритель, наверное, одинаков во всем мире. Если он видит высокое исполнительское мастерство, профессионализм, это его волнует и трогает.

Там, где шли спектакли и концерты, перед началом действа, в антрактах свободные от спектаклей актрисы ходили в ярких шалях, предоставленных магазином «Русский стиль, продавали игрушки, сувениры — и это служило некоторым финансовым подспорьем коллективу.

Труппу принимали не только зрители. Было немало встреч в немецких семьях — организованы они были по-разному. Особенно запомнилось, как принимали их у Рудольфов. Муж — скульптор, жена — художница. Они приехали из России, и живут в Германии уже двенадцать лет, так что проблем с общением не было. Супруги занимаются в кружке бального танца и подготовили для гостей аргентинское танго. А потом все танцевали, пели русские песни. На память остался снимок у скульптуры Владимира «Семья». Это немного символично, ведь труппа, приехавшая их Мичуринска, тоже, пожалуй, в чем-то семья…

Были приемы в Ратуше, где русским говорили самые добрые и теплые слова, приглашали приехать еще. Побывали в Гамбурге, одном из красивейших городов Германии. Многое оставило превосходное впечатление и легкую зависть. К сожалению, у нас еще далеко не все сделано, чтобы человеку было комфортно. Но все-таки превалировала гордость. Директор театра Г.Н. Попова в ходе пресс-конференции сказала: «Наш коллектив сплоченный, ответственный за свое дело. Мы дорожим своей репутацией и порой на подсознательном уровне чувствовалось, что мы работаем на всю Россию, на русскую театральную школу, школу души, школу сердечности…»
 
 

Фото из архива театра.

Автор: 
Н. Попова.
Читайте также:
Наверх