Счастливая женщина

« Сельская новь »
21
от
Среда, 23 мая, 2018 (Весь день)
133

(Окончание. Начало в №№ 15, 16, 18, 20)

В субботу Верочка, как и обещала, забрала детей на ночь. Люба договорилась с Вениамином, что он придёт поздно ночью, пойдёт к ней по огородам, чтобы никто не видел, и тихонько прошмыгнет в дверь Любиного дома.

Он пришёл на час раньше обещанного, видно, больше не было сил ждать. Люба тоже металась по тёмному дому, не находя себе места.

- Тебя никто не видел? - спросила она, как только он вошёл.

- Никто, не беспокойся.

Он подошёл и обнял её. На ней была тоненькая, почти прозрачная ночная рубашка. У него захватило дыхание. Она была так очаровательна, так нежна и молода, что на мгновенье ему стало страшно. Но когда он поцеловал её в губы, страсть захватила его. Он целовал её шею, грудь, а она, отдавшись его рукам, была нежной и податливой. А потом она будто потеряла сознание, перенеслась в другой мир. Мир наслаждения и удовольствия. Ей хотелось плакать и смеяться одновременно и не осталось вокруг ничего, были только два тела, слившиеся в одно и две души, любящих друг друга.

Потом они долго лежали, обнявшись, он то и дело целовал её в макушку и повторял, как она прекрасна.

- Тебе пора уходить, - наконец-то сказала она. - Время три часа ночи.

- Уйду, если пообещаешь выйти за меня.

- Прекрати. У меня и так что ни день, то сюрприз.

- Я серьёзно. Подумай. Я хочу быть твоим мужем и отцом твоим детям. У меня никого не было, а сейчас появится настоящая семья. Пожалуйста, примите меня.

Он говорил так трогательно, что Люба рассмеялась.

- Хорошо, я подумаю, а сейчас, брысь!

В понедельник Люба пришла на работу как обычно, но доктор был уже там и что-то прятал в ящик стола. Увидев её, он подбежал, схватил её на руки и начал кружить.

- Я так соскучился! Целый день тебя не видел, представляешь, целый день без тебя.

- Я тоже скучала.

Они начали целоваться, но их прервал скрип тормозов машины за окном. Это привезли лекарства из городской больницы. Любе надо было сопровождать больную и сегодня же ей необходимо было уладить дела с переоформлением Колиной части дома на детей. Люба поехала в город, и на работу пришла только на следующий день.

Никого не было. Она открыла ящик своего стола, там стоял посторонний пакет, вынула пакет и достала его содержимое. Почему-то снова нахлынуло это противное чувство, как будто её покупают.

"Зачем подарки? Я не привыкла. Мне не нужно", - грызла её изнутри совесть, а руки сами открывали коробочки. Коробочки были подписаны: Любе, Лене и Диме. Люба открыла свою и тут же закрыла. Там лежали золотые серёжки.

- С ума сошёл! - вскрикнула Люба - Нет, это слишком.

Для Лены был золотой кулон, а для Димы наручные часы.

Когда пришёл Вениамин, то увидел у себя на столе пакет. Он опустил его вниз и начал приём.

- В чём дело? - спросил он, как только они остались одни. - Солнышко моё, тебе подарки не понравились?

- А ты как думаешь? - съязвила Люба.

- Я думаю, что подарки замечательные. Я их от души выбирал и с огромной любовью. Я представлял, как дети будут рады.

- Ты думаешь детскую любовь за подарки можно купить? Подарки им не нужны. Им отец нужен, - чуть не заплакала Люба.

- Да я это прекрасно понимаю. Но чтобы начать общение, заинтересовать ребёнка, как надо поступить?

- Надо помочь ему уроки сделать, книгу почитать - вот как, - не унималась Люба, - а не вручать дорогущие подарки.

Тут уже вскипел доктор:

- Так ты ж не подпускаешь меня к ним! Только ночью, только ночью, чтоб никто не видел. Как же мы общаться начнём? Я, Любаш, хочу всё, как положено. Только ты разреши. И поженимся, и, если захочешь, я усыновлю и удочерю, я на всё согласен. Я семью хочу, понимаешь? - он резко замолчал.

- Хорошо, - не устояла Люба, - но только все подарки после развода. Тогда разрешу к нам и днём приходить, и с детьми общаться, и подарки дарить, а пока у тебя пусть полежат. Так и порешили. Обнялись и поцеловали друг друга.

Через две недели состоялся развод. Коля приехал не один, а с беременной женщиной, причём срок был такой, что Любе казалось, что она родит прямо в зале суда. На процессе Коля и Люба во всем соглашались друг с другом. Коля хотел, чтобы развод был немедленно, а то ему придётся усыновлять его будущего ребёнка. Но судья настаивала на примирительном сроке.

- А о своих уже рождённых детях вы подумали? Как они живут, вы знаете? Вы давно с ними виделись?

- Это Любка вам нажаловалась?

- Нет, гражданин, у нас каждый второй папаша про своих детей не помнит.

- Я считаю своим единственным ребёнком вот этого, - он ткнул пальцем в живот своей подруги. - А те уже взрослые, без меня проживут. Если надо, я подпишу отказную.

- Ах ты, гад, - чуть не кинулась на него Вера. - Ах ты, мерзкий слизняк.

Люба сидела, не веря своим ушам, и слёзы ручьём текли у неё из глаз.

Тут в дверь вошёл пристав и обратился к судье:

- Светлана Константиновна, здесь свидетель хочет выступить.

- Пригласите.

- Здравствуйте, Светлана Константиновна, меня зовут.... 

- Я знаю, как вас зовут, ближе к делу. В зале беременная женщина, вот-вот могут начаться роды. Кстати, пристав, выведите её из зала. Ну, так я вас слушаю, Вениамин Петрович.

- Светлана Константиновна, разведите их. И пусть этот горе-папаша отказывается от детей. Я хочу жениться на этой женщине и усыновить её детей. Истица согласна. Подтвердите, Любовь Васильевна.

- Да, я согласна! Я выйду за тебя, - неожиданно почти крикнула Люба.

Люди, присутствующие на суде, были поражены, а потом кто-то зааплодировал, и все подхватили и стали хлопать. Судья смущённо улыбнулась.

- Ну, вы даёте, ребята, - сказала она тихо, но, стукнув молотком по столу, строго заявила:

- Встать, суд удаляется для принятия решения.

Как ни странно, их развели в этот же день. Коля подписал все бумаги. На следующий день подписал у нотариуса документы на дом. Ночевал в гостинице с подругой.

УТРОМ ЛЮБА привезла в город детей, они очень хотели увидеть отца, скучали о нём. Люба попросила Колю рассказать им, что у него другая работа и так далее. Он постарался и не обидел их, поговорил с ними, как ни странно, тактично. Но ему даже не пришло в голову оставить им хоть что-нибудь на память. Когда дети, Люба, Вера и Вениамин ехали из города в автобусе, Вениамин тихонько сунул Любе в сумку подарки.

- Скажи, что от отца, - строго шепнул он Любе на ухо.

- Нет, это неправильно.

- Это правильно, - настаивал Вениамин.

Приехав домой, Люба аккуратно положила подарки под подушки. Радости не было предела, дети даже не спросили, от кого, они просто подбежали к матери и начали хвалиться:

- Мама, ты только посмотри, какие подарки нам папа подарил. Самые лучшие подарки!

- Да, папа, папа у нас теперь молодец, папа очень хороший, - уверенно ответила Люба.

Прошло два месяца. Вениамин наконец-то уговорил Любу подать заявление в загс. Любу как обычно волновало, что скажут люди, не рано ли после развода она собралась замуж. Это тогда на суде она погорячилась, а теперь пошла на попятную. Вениамину пришлось звать на помощь Веру и Надю, только тогда она сдалась и согласилась.

Вениамин почти каждый день бывал у Любы. Он быстро нашёл общий язык с детьми. Помогал делать уроки, гулял с ними, так как уже настала зима, подарил им лыжи.

- Откуда у тебя такие деньги? - однажды спросила Люба.

- Я же всю жизнь доктором работал, а тратить было не на кого. У жены хорошая работа была. Всё у нас было: квартира двухкомнатная, машина, дача. При разводе мне квартира осталась, а жена себе машину, гараж и дачу забрала. Да и накопления у меня в банке есть, так что о деньгах даже не беспокойся. Если хочешь, в город поедем жить, если хочешь, в деревне останемся. Всё будет теперь, как ты захочешь, родная.

Однажды утром Люба, придя на работу, ждала Вениамина. Но к её удивлению, к девяти, как обычно, он не пришёл. Прождав ещё полчаса, она решила пойти к нему сама и узнать, что случилось. У дверей гостевого домика стояла крутая иномарка.

Люба насторожилась и, не решаясь войти, заглянула в окно. То,что она увидела, ранило её в самое сердце.

Вениамин обнимал какую-то женщину, а та, плача и держа его голову руками, целовала его в губы, в щёки, в лоб.

Это был страшный удар, такой страшный, что у Любы сильно закружилась голова. Она, согнувшись, дошла до магазина и, чуть дыша, позвала Веру. Вера завела подругу в подсобку, посадила на стул и дала стакан воды.

- Верочка, дорогая, мне нужно в город, срочно. Через два часа автобус. Ты предупреди Вениамина Петровича, что я сегодня не приду. Хорошо?

- Любочка, что опять стряслось?

- Да ничего, за последнее время столько всего произошло, что у меня на нервной почве желудок стал пошаливать, боюсь, как бы не язва. Нужно в город съездить, провериться.

Люба ушла. А Вера, чувствуя что-то неладное, весь день уговаривала себя, что сама себя накручивает.

Последний автобус пришёл из города, но Люба на нём не вернулась. Вере хорошо была видна из магазина автобусная остановка.

В это время в магазин ввалилась Ираида.

- Вы слыхали, что делается? К фельдшеру жена приехала.

- Какая жена? - громко ахнула Вера.

- На джипе, вся расфуфыренная, домой приехала забирать муженька.

Вера выскочила из магазина и побежала к гостевому домику. Там никого не было, рванула к фельдшерскому пункту. Вениамин Петрович слушал хрипы у больного.

- А, Верочка, - увидел он Веру. - А вы не знаете, почему Любовь Васильевна сегодня на работу не пришла. Я задержался на часок, пришёл, а её нет. Вы не в курсе, Вера Александровна?

- Я нет! - поставив руки в боки, как всегда, когда была очень злой, ответила Вера. - А вы?! - Вера продолжала с угрожающим видом идти на доктора.

- Я ничего не понимаю, - попятился он к стене.

- А я, кажется, начинаю понимать! Кто это к тебе, Витамин, сегодня приезжал? - язвительно спросила Вера.

- Вот вы о чём, теперь понимаю. Это жена моя бывшая приезжала, - он смущённо показал рукой в сторону гостиницы.

- И зачем пожаловала? - продолжала допрос Вера.

- Она рассталась со своим ухажёром и просилась обратно.

- А ты что?

- А я сказал, что уже почти женат и очень люблю свою Любочку.

- А она? - не унималась Вера.

- А она разрыдалась, бросилась мне на шею и начала целовать. А я оттолкнул её и сказал: " Прощай". Она и уехала. Вот и всё.

- Не доглядела я Вениамин, всё кончено.

- Что случилась, Верочка? - закричал мужчина.

- Слушай внимательно… Сегодня в половине девятого ко мне в магазин зашла Люба. Она была очень бледная, её тошнило. Она сказала, что от волнений у неё открылась язва и что ей надо срочно в город. Сказала тебе не говорить, не расстраивать. Мол, ты жалеть её начнёшь. С двенадцатичасовым автобусом она уехала в город, но с последним не вернулась. Ну! Соображай быстрей, тугодум! 

ВЕНИАМИН вынул платок и вытер вспотевшее лицо. Он понимал, что Люба, скорее всего, беременна, что у него будет ребёнок, но так же понимал, что этого ребёнка может и не быть. Она поехала в город делать аборт. Ему было так плохо и хорошо одновременно, что сердце сильно кольнуло. Непроизвольно он схватился рукой за грудь и побледнел.

- Этого мне ещё не хватало! - заорала Вера - Где таблетки от сердца? - заметалась она по кабинету.

Вениамин с трудом поднял руку и показал на витрину, Вера схватила нитроглицерин и сунула ему под язык. Придя в себя, Вениамин схватился за телефон, он диктовал номер, а Вера набирала цифры. Потом подала ему трубку. 

- Срочно гинекологическое отделение! Это доктор Смирнов! - кричал он. - Але, гинекология? Валентина Сергеевича срочно. Доктор Смирнов спрашивает. Валя, здравствуй, это Вениамин, узнал? Ладненько. Голубчик, у тебя на аборт положили такую Светличную Любовь Васильевну. Не знаешь? Ну, сходи, дружочек, узнай.

Прошла вечная минута. Валентин Сергеевич снова взял трубку.

- Она сдала анализы, её положили в отделение, на завтра назначена операция. Но её нет, Вениамин, она забрала вещи и ушла.

- А срок какой?

- Восемь недель.

- Спасибо, если вернётся, задержи её. Это мой ребёнок, Валечка, понимаешь, мой ребёнок! - чуть не плакал от счастья Вениамин.

- Очень рад за тебя. Только что ж ты не уследил-то за женщиной?

- Главное, что всё обошлось. Поеду искать её! Непременно найду! Пока!

Вениамин бросил трубку, схватил пальто и выбежал на дорогу. Уже темнело, было холодно. За ним бежала Вера. Они, как сумасшедшие, бежали вдоль дороги в сторону города. Навстречу ехал грузовик. Выбежав на середину дороги, стали махать руками, останавливая машину.

- Ты глянь, дочка, ненормальные какие-то, что творят, - заметив людей на дороге, сказал пожилой водитель молодой заплаканной попутчице.

- Случилось, что ли чего? - он стал тормозить и остановился.

Вера подбежала к водительской дверце и стала колотить по ней кулаками. А Вениамин резко распахнул пассажирскую дверь. Он хотел что-то крикнуть водителю, но осёкся. В машине сидела его любимая Любочка. Её лицо было в слезах, а плечи безвольно тряслись. Она медленно повернула голову и увидела его. В панике закрыла лицо руками в рукавичках. Вениамин упал на колени, на заснеженную дорогу, прямо перед дверцей грузовика.

- Прости меня, родная, прости! Ты не так поняла! Всё совсем не так, как ты думаешь. Мне никто не нужен, кроме тебя. 

Он продолжал стоять на коленях, выставив руки вперед, словно молился богу.

В это время сзади подбежала Вера, забралась в кабину машины. Люба убрала руки от лица, а Вера, обняв подругу, весело сказала:

- Я надеюсь, Любань, ты глупостей не наделала? А? - заглянула она ей в лицо.

- Нет, не наделала, Верочка, не смогла.

- Вот и хорошо, вот и ладненько, подруженька ты моя дорогая. Как же ты нас напугала. Он ведь даже и не думал к жене возвращаться. Он тебя любит, тебя одну.

Вера крепче прижалась к подруге и заплакала, от счастья.

- Вер, что бы я без тебя делала? - спросила тихо Люба.

- А я без тебя? Счастливая ты, Любаша.

Старый водитель, наблюдавший со стороны за женщинами, погладив рукой свои седые усы, поучительно сказал:

- Так ведь это закон жизни такой: не хлебнув горя, счастья не познать.

Автор: 
Вера КУЛАГИНА
Наверх