Сегодня

Четверг, 24 мая 2018
vkontakte twitter facebook ok

«Угнанное» детство

Номер газеты: 
19
Дата публикации: 
07.05.2018
Дети войны подарили нам жизнь и будущее

По известной статистике Великая Отечественная война унесла 27 миллионов жизней граждан Советского Союза. Из них около 10 миллионов – солдаты, остальные – старики, женщины и что самое ужасное – дети. А сколько тысяч детских судеб искалечила война, отняла светлое и радостное детство. Дети войны хлебнули горя полной чашей, слишком большой для маленького человечка.

Лидии Васильевне Боковой было шесть с половиной лет, когда началась война, и это страшное известие настигло её в Ленинграде, куда родители, уроженцы д. Артемовки Пичаевского сельсовета, уехали на заработки. Перед тем, как Лиде пойти в первый класс, они решили перевезти в город на Неве всех своих троих ребятишек, чтобы они смогли получить здесь хорошее образование.

В первые дни войны отец ушел на фронт, и дети остались с матерью в ежедневно подвергавшемся бомбежкам городе, которые ленинградцы пережидали в бомбоубежищах, иногда целыми сутками.

В 1942-м немцы вплотную подошли к городу. Некоторые районы оказались оккупированы, и многие женщины с детьми попали в руки немцев. Они нужны им были как рабы Третьего рейха, бесплатная рабочая сила. Дубинками их согнали на железнодорожный вокзал, где уже толпилось столько людей, что их еле вместил подошедший эшелон, направлявшийся в Эстонию. Немцы отправляли людей в неотапливаемых вагонах для скота и морили по дороге голодом. По прибытии пленных пересадили на корабль, пунктом назначения которого был трудовой лагерь, находившийся рядом с курортом Баден-Баден. 

Детская память немногое сохранила, но голод, долгий и страшный путь, лай конвойных овчарок – это не забудется никогда. В пути многие дети заболевали, но ни о каком оказании медицинской помощи не было и речи. Их просто-напросто выбрасывали за борт. От ужаса никто не плакал, смотрели на все стеклянными глазами. Маленькие пассажиры четко усвоили урок: заплачешь – расстреляют. Иногда фашистские нелюди стреляли просто ради забавы, чтобы посмотреть, как ребятишки в страхе разбегаются по палубе.

Трудовой лагерь в Баден-Бадене – это такой же фашистский концлагерь – люди жили в бараках за колючей проволокой, под охраной, их так же держали на скудном пайке. По утрам матерей выгоняли на работу. Пленные женщины таскали тяжеленные шпалы на железной дороге, разгружали и чистили  составы. А дети оставались в бараке, предоставленные сами себе. У каждого из них в пальтишках был зашит адрес, имя и дата рождения, ведь никто не знал, что будет дальше, и вернется ли с работы мать. Многие не возвращались, расстрелянные за малейшее неповиновение. Лида с братом и сестрой каждый раз, провожая утром мать, умоляла ее быть осторожной, не пререкаться с конвойными.

Игрушки в лагере были запрещены. Но мало ли нужно ребенку для игры. В качестве хоть каких-то развлечений им служили камешки, пуговицы, пустые спичечные коробки. Но в них играть  тоже нужно было тайком, иначе надзирательницы отбирали даже эти примитивные игрушки.

Тяжелее всего приходилось подросткам, ведь они помнили мирную, счастливую жизнь, в которой рядом были мама и папа. А они, лишенные всего этого, еще и вынуждены были наблюдать за нескончаемым потоком узников из других бараков, которые уходили туда, где стояли газовые камеры и крематорий. К страху остаться без матери прибавилось и постоянное опасение оказаться в этом потоке.

В один из таких полных отчаяния дней к ним в барак вошла надзирательница с собакой и на ломаном русском издевательски прокричала: «Эй, русский матка! Вам осталось жить три дня!». После этих слов из бараков долго доносился плач. Никто не хотел умирать, все надеялись, что  когда-нибудь этот кошмар закончится,  случится чудо, и они вернутся домой. 

И чудо произошло! Однажды ночью узники услышали автоматные очереди, а, выглянув наружу, увидели движущиеся по территории лагеря танки. «Чьи эти танки? Что на них нарисовано?» – испуганно  спрашивали женщины. – «Серп и молот!». –  «Да это же наши!». Радости узников не было предела. Неужели свобода?!

Лагерь в Баден-Бадене освободили соединившиеся советские и американские солдаты. Колючую проволоку тут же смотали. Американцы, по воспоминаниям Лидии Васильевны, раздавали детям гостинцы. Но домой освобожденные попали не сразу. Небольшими партиями их по морю переправляли в Россию. Впереди парохода шел катер с оборудованием, обезвреживающим огромное количество мин.

Бывших пленных расселили в ленинградские леса, где им пришлось жить в землянках. В Ленинград им путь был закрыт, пока тянулись бесконечные проверки, что они, угнанные, плененные, не были врагами народа.

А после всех выяснений мать Лиды уже сама не захотела возвращаться в Ленинград, попросила выписать ей пропуск на родину – в Артемовку. (Кстати, он до сих пор хранится у Лидии Васильевны). В деревне оставалась бабушка,  тети. Первое время они очень помогли семье Лиды войти в мирное русло. По этому же адресу пришла и похоронка на отца. Лиде шел уже одиннадцатый год, а она, в отличие от своих сверстников, ни дня не проучилась в школе. Оказавшись в первом классе, она чувствовала себя переростком и очень стеснялась. Поэтому, едва научившись читать по слогам и складывать цифры, пошла работать в колхоз. Вот так и закончилось ее не успевшее начаться детство. Поэтому своим детям она всю жизнь старалась дать самое лучшее, а  четырем внукам и девятерым правнукам  желает, чтобы им никогда не пришлось испытать того, что выпало на ее долю.

Дети без детства. Несчастные жертвы губительной войны. Мы все должны помнить об этих мальчиках и девочках, они также подарили нам жизнь и будущее, как и все пострадавшие в Великой Отечественной войне. Просто помнить.

Рубрика: 

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Новости

Главное

Наверх