Типография Мичуринск-Тамбов

Сегодня

Вторник, 21 февраля 2017
vkontakte twitter facebook

У страха глаза велики

Номер газеты: 
1
Дата публикации: 
11.01.2017
Рассказ
Письмо Татьяна Егоровна обнаружила ближе к ночи, в десять минут девятого. 
- Олег, - позвала она сына, - Это, кажется, тебе письмо.
- Мне письмо? Ты думаешь, я всё прочитаю, что там написано?
- Ну, давай вместе посмотрим, - предложила мама, - хотя ты уже неплохо читаешь.
- Это теперь Сашка с Серым прислали. Они этим летом опять с владимирским мальчиком сдружились, - обиженно произнёс Олег, распечатывая конверт.
У Олега на сердце кипела злоба и обида на друзей, которые променяли его на халявные сливы и виноград, на новомодную приставку "Дэнди". 
Мама с сыном прочитали содержание записки.
- Здесь нет подписи. Не понятно кто это… - сказала мама.
- Да, я почти уверен, что это они, - сказал сквозь зубы Олег, и в его больших чёрных глазах сверкнула обида, - Вот я им покажу! - сжал он кулачок.
- Хочешь, я пойду с тобой? - предложила мама.
- Нет, - отрезал Олег, чтобы не показаться трусом, хотя он не отказался бы от помощи.
- Ну, я не совсем рядом, а так позади… - успокоила мама, - а то мало ли кто это…Я же буду волноваться.
- Ну, ладно, - снисходительно ответил мальчик.
На улице было холодно. Сильный ветер налетал порывами. Старые ивы внизу огорода качались и шумели. Ещё с пригорка Олег и его мама увидели огоньки, словно светлячки, блестевшие в зарослях.
Решительным шагом Олег направился вниз по тропинке, ведущей на луг. Мама - следом за ним. И вдруг, когда он прыгал по камням через болото, образовавшееся от дождей, в кустах что-то громко ударилось о землю. 
- Муха, взять их! Взять! - завопил он собаке, которая отправилась вместе с ними в разведывательную экспедицию.
Муха тут же разразилась громким лаем и понеслась в кусты, под ивовые ветки прямо к мерцающим огонькам. Олег, пригнувшись, влетел следом за ней на открытую поляну, посередине которой стояли свечки - штук десять. На земле валялись осколки большой тыквы, а рядом торчал воткнутый в пень топор, облитый чем-то красным.
- Вот вам! Вот вам! -  Олег стал пинать свечи, вдавливать их в землю. 
Мама перевела взгляд дальше, во тьму, и разглядела за деревом два силуэта.
-Ну-ка выходите, негодники! - грозно позвала мама Олега.
- Выходите! - выкрикнул с ликованием Олег.
Подруги, всё время скрывавшиеся за деревом, вышли с повинной.
- Вот так сюрприз! - выдохнула мама, - Девочки, что это вы такое придумали? Оля, как тебе не стыдно пугать младшего брата? - обратилась она к дочери.
- Мам, ну, я не думала, что он так испугается. Мне казалось, что это будет весело… Как в фильмах.
- Топор в крови, (надеюсь, что это краска!), свечи, тыква! И это весело?
- Сегодня же 31 октября, мааа, - хотела объяснить Оля.
- И что? 
- Сегодня Хэллоуин, - вмешалась Инга, пытаясь защитить подругу.
- Ух, - выдохнула мама безнадёжно, увидев пристыжённые и огорчённые лица подруг, - фантазёрки… Ладно, пойдём домой, там поговорим.
Они сидели на тёплой оранжево-жёлтой кухне и пили чай с хворостом.
- Вы хоть знаете, что это за праздник - Хэллоуин? - спросила мама.
- Это когда вырезают из тыкв большие головы со страшными глазами и ртами, а внутрь вставляют свечи, - сказала Инга.
- И ещё переодеваются в разные страшные костюмы, - добавила Оля, прихлёбывая чай.
- Вот только костюмов вам не хватало, - сказала мама. - Это праздник всякой нечисти. Нехороший праздник. На его родине - в Ирландии и Шотландии - это канун Дня всех святых, когда разные ужасные существа ещё могут праздновать своё существование. 
- Нечисти! - ужаснулись ребята.
- Да, да… - утвердительно кивнула мама, - В следующий раз выбирайте для своих игр добрые праздники, смысл которых вам ясен. И, кстати, почему у вас была уже разбитая тыква?
- Ну, мы перекинули верёвку через сучок, к верёвке привязали тыкву. И она в самый неудачный момент сорвалась, - засмеялась Оля и добавила, - Ох, до чего же весело было представлять, как Олег испугается окровавленного топора!
И девочки принялись рассказывать, как они готовили свой розыгрыш.
Оля вспомнила, как утром заглянула в сарай, где на полу лежали огромные тыквы. Жёлтые и оранжевые в крапинку - они, отогрев на солнце бока, теперь остывали в холодке, рядом с погребом. 
- То, что надо… - прошептала она заговорщически Инге, которая вошла следом.  
- А твои родители точно не рассердятся? - спросила подруга.
- Нет, здесь тыкв столько, что исчезновения одной они не заметят, - успокоила её Оля.
- А верёвку мы где возьмём? 
- Я у дедушки спрошу. У тебя есть красная краска?
- Да, мама недавно пометки на крыльях гусям делала, краска осталась, - обрадованно сообщила Инга. 
Подруги погрузили тыкву в тачку, в которой Олин папа возил картошку с огорода, и вышли за ограду. Там они спустились по пологому склону, прошли в тени деревьев и повернули к Пристани русалок - так девочки называли укромное местечко между огородом и тропинкой, ведущей на луг. От посторонних взглядов его заслоняли деревья и плетёная изгородь из сухих веток. В самом центре лежали три больших камня, вросших в землю и покрытых с боков мягким, салатовым мхом. 
Девочки принялись сочинять письмо. Оля, достав из кармана лист бумаги и ручку, уселась на камень.
"Олег преходи в 21:00 часов на луг к ивам." - написала Оля и прочитала Инге.
- О, напиши, чтобы один приходил, а то притащит друзей… Тогда никакого веселья! - предложила Инга.
- Один, - произнесла Оля, выводя буквы, - Я возьму у мамы конверт и положу туда записку и часов в восемь подброшу на крыльцо, - лицо Ольги засветилось озорством.
- Тогда встречаемся в шесть в ивах и всё готовим, - заключила Инга.
Лица девочек светились озорством и торжеством, когда они рассказывали всю эту историю. И Татьяна Егоровна понимала их стремление добавить немного волшебства в обыденную и спокойную жизнь. 
- Сколько времени? - вдруг опомнившись, спросила Инга.
- Десять уже, - ответила мама Оли, взглянув на часы.
- Ой, мне пора домой, - сказала Инга, поднимаясь со стула.
- Мам, я провожу, - Оля тоже встала и пошла к вешалке за курткой.
- Совсем темно уже. Я пойду вместе с вами, - сказала мама.
- И я, - добавил Олег, натягивая шапку.
- А ты-то куда? - спросила мама.
- Я тут один не останусь, а то вдруг какая-нибудь нечисть прилетит…
- Папа и дедушка дома.
- Папа уже спит, он ничего не услышит, а дедушка смотрит футбол… а это всё равно, как если бы он спал… - пояснил Олег.
- Ладно, собирайся. 
Все вышли на крыльцо, освещённое тусклой лампой. Странные тени и отсветы бродили по стенкам сараев. По посёлку гулко разносился лай собак. Муха тут же сорвалась с места и, побрехивая, понеслась к калитке. Ночь, чёрная, как дёготь, разлилась в окружающем пространстве, оставив для утешения лишь тоненький месяц и звёзды, словно закрашенные серой дымкой облаков. 
Цепочка фонарных столбов уже не освещала улицу. И мама предусмотрительно взяла с собой карманный фонарик. Минут за пятнадцать они дошли до дома Инги.
Взбудораженные впечатлениями, Олег и Оля успокоились только когда дверь в их дом была закрыта на ключ. Однако, когда все улеглись, Оле не давала покоя история про зловещие силы. Страшные фантазии усиливал изображённый на постере хвойный лес. Машины, мчавшиеся мимо по дороге, обливали светом стволы деревьев. И Оле иногда казалось, что там есть что-то ещё…
Она спряталась с головой под одеяло, оставив только узенькую щёлочку для воздуха. И это было последнее, что она осознала перед тем, как уснуть.
 
Рубрики: 

Главное

Лента новостей

Наверх